30 декабря 2020

Биткоин-астрономия. Часть II

Перевод статьи Друва Бансала от 9 декабря 2020 г.

Это вторая часть из серии моих спекуляций о гипербиткоинизированном будущем. В первой части мы определили первый закон Биткоин-астрономии и описали, как он стимулирует поиски энергии для обеспечения нашей растущей цивилизации.

В этой части мы продолжаем следовать за энергией и спекулируем о том, как деньги и общество сосуществуют по мере того, как человечество расширяется в пространстве. Начнем с краткого обзора первой части.

_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Основы первого закона

В первой части мы размышляли о гипербиткоинизированном человечестве, где Биткоин стал чем-то гораздо бóльшим, чем просто валюта или даже глобальная финансовая система. В будущем Биткоин глубоко интегрируется в энергетику, телекоммуникации, логистику и прочие секторы земной экономики. Рынки, цепочки поставок и политические системы будут организованы посредством сетей вторичного и третичного уровней, финализирующих взаимодействия в Биткоине.

“Центр Хэша» был определён в первой части этой серии

Человечество начинает заселять и другие планеты, такие как Марс. Это послужило причиной изучения механизмов работы Биткоина в случаях, когда большие расстояния разделяют пользователей и майнеров. Мы ввели идею центра хэша (выше) и объяснили, как он лег в основу Первого Закона Биткоин-астрономии: майнинг на основе алгоритма Proof-of-Work невозможен на большом расстоянии от центра хеша определенного блокчейна. Все майнеры должны располагаться в пределах одного хеш-горизонта — пространственной сферы диаметром, сопоставимым с расстоянием, на которое может переместиться свет за время создания блока этого блокчейна. Выбор 10-минутного времени блока в Биткоине ставит Марс (в среднем на расстоянии 12 световых минут) за пределы земного хеш-горизонта. Марсиане смогут использовать биткоин, но никогда не смогут его майнить!

Майнинг является одной из самых важных отраслей гипербиткоинизированного будущего. Речь идет не только о взимании платы за расчёты по сделкам — возможность для любого участника превратить энергию непосредственно в деньги стимулирует рост энергопроизводства и оптимизирует ее распределение. Желая запустить этот благотворный цикл (и волну финансовых спекуляций), отдалённые колонии запустят свои собственные блокчейны, схожие с Биткоином.

Мы проследили за запуском Muskcoin, первого блокчейна на Марсе. Запуск Muskcoin — это своего рода экономическая и политическая революция. Терранские майнеры ее не поддержат, предпочитая, чтобы марсианские транзакционные сборы накапливались на Земле. Первый закон Биткоин-астрономии — это причина, по которой марсиане запустили Muskcoin, и именно благодаря ему Muskcoin и выживет; терранские майнеры находятся слишком далеко от центра хеша Muskcoin, чтобы не позволить ему стать новой валютой Красной планеты.

Эта модель экспансии и революции будет повторяться на протяжении всего будущего. Поскольку огромные расстояния разделяют нашу цивилизацию, Первый закон гарантирует, что те, кто находятся на окраинах, будут иметь как стимул, так и возможность запустить свои собственные блокчейны. Эти пионеры заселят внешние планеты, а в конечном итоге и близлежащие звезды просто потому, что они находятся далеко.

Цивилизации Кардашева

Прежде чем мы продолжим наши рассуждения, будет полезно обратить внимание на некоторую терминологию для описания цивилизаций в соответствии с их энергопотреблением. Известная шкала Николая Кардашева классифицирует цивилизации следующим образом:

  • Цивилизация I типа потребляет энергию в планетарном масштабе (~1017 Ватт)
  • Цивилизация II типа потребляет энергию в звездном масштабе (~1026 Ватт)
  • Цивилизация III типа потребляет энергию в галактическом масштабе (~1037 Ватт)

Эта шкала не является точной и более чем произвольна, но она отражает важную мысль касательно использования энергии цивилизациями разных типов: например, звездная цивилизация типа II потребляет в миллиарды раз больше энергии, чем планетарная цивилизация типа I. С тех пор три первоначальные категории были расширены (Тип IV, Тип V и т.д.) и интерполированы. Например, цивилизация Типа 2.1 потребляет больше энергии, чем звездная цивилизация Типа II, но меньше, чем галактическая цивилизация Типа III.

В научной фантастике часто описываются фантастические мегапроекты развитых цивилизаций, такие как космические лифты и сферы Дайсона, но редко формулируется, как все это обеспечивается. Как деньги могут достичь достаточных масштабов для координации общества в солнечных системах и галактиках? Какой размер рынка необходим для решения вопроса о продаже звездной системы? Какую резервную валюту выбрал бы бессмертный инвестор будущего? Эти вопросы игнорируются большинством писателей-фантастов, которые рассматривают деньги либо как неинтересные, потому что они похожи на сегодняшние, либо как несущественные, потому что будущее — постдефицитно.

. . . Если ваша теория расходится со Вторым законом термодинамики, вам не на что надеяться; ей ничего не остается, кроме как подвергнуться унижению и провалиться.

— СЭР АРТУР ЭДДИНГТОН

Мы считаем, что законы термодинамики неприкосновенны. Энергии всегда будет недостаточно, и ее использование всегда будет создавать энтропию через отработанное тепло. Единственной вещью, чьи запасы во вселенной бесконечны — это человеческие амбиции. Поэтому ни одно общество будущего никогда не будет представлять собой “пост-редкость”. Для человечества это означает, что деньги и рынки (а, следовательно, и блокчейны) всегда будут эффективны при оптимизации сбора, распределения и ассигнования ресурсов.

Блокчейны Кардашева

Мы верим, что деньги будут расти в унисон с потреблением энергии обществом.

Сегодня, на заре Биткоина, мы (по некоторым меркам) являемся «субпланетарной» цивилизацией типа 0.7. На момент Muskcoin-революции наша развивающаяся межпланетная цивилизация вырастет до уровня, находящегося где-то между типами I и II по шкале Кардашева, хотя и намного ближе к типу I.

По мере того, как мы будем продолжать двигаться в направлении становления цивилизации типа II, мы перерастем «планетарные блокчейны» типа I, такие как Биткоин или Muskcoin. Мы все еще будем ценить эти валюты, но будем ваять новый блокчейн звездного масштаба, чтобы охватить всю нашу солнечную систему. Мы назовем этот блокчейном второго типа Solcoin и будем использовать его для большей части торговли, происходящей на орбите звезды Sol, нашего Солнца.

Но деньги не просто масштабируются в соответствии с энергопотреблением общества, они вызывают его: блокчейны более высоких уровней подталкивают цивилизаций более низкого типа вверх по шкале Кардашева. Биткоин — это блокчейн I типа, построенный цивилизацией типа 0.7. Он стимулировал сбор энергии неподалеку от Земли, вытесняя нас на орбиту и в просторы Солнечной системы, чтобы стать цивилизацией I типа. Solcoin — это блокчейн II типа, построенный цивилизацией типа 1.x. Он стимулирует сбор энергии во всей Солнечной системе, обеспечивая мегакультуры и межзвездные миссии, позволяя нашим видам покорять галактические окрестности.

Когда человечество в конце концов достигнет других звезд, мы запустим блокчейны и там — сначала планетарные, затем звездные. Наше предполагаемое межзвездное общество типа 2.x запустит блокчейны типа III галактического уровня. Эта положительная обратная связь между расширяющимися обществами и новыми блокчейнами будет повторяться в еще бóльших масштабах, определяемых распределением материи во Вселенной.

Мы начнем нашу историю с происхождения Solcoin на некогда великой планете Земля, через некоторое время после Muskcoin-революции.

Цивилизации типа I запускают блокчейны типа II

Muskcoin-революция стала шоком для многих терранов. Земля была самым старым, самым населенным и самым развитым миром, а хешрейт терранских майнеров был колоссальным. Тем не менее, бунт Марса — небольшой колонии, которая потерпела бы неудачу без дальнейших инвестиций и поддержки со стороны Земли — завершился успехом.

Решающим фактором в успехе этой революции был выбор марсианами достаточно короткого времени создания блока, чтобы поместить Землю за горизонт Muskcoin-хеша, что помешало майнерам-терранам добывать Muskcoin. Если бы марсиане решили наделить Muskcoin временем блока в несколько часов, Земля оказалась бы в пределах хеш-горизонта Muskcoin. Значительно превосходящий терранский хешрейт превзошел бы вычислительные мощности марсианских майнеров, позволив землянам уничтожить Muskcoin, подавив этот блокчейн и саму революцию без единого выстрела.

Короткое время создания блока — это форма экономического протекционизма, обусловленная ограничениями скорости света.

Марсиане и другие потенциальные революционеры интуитивно понимают эту взаимосвязь: короткое время создания блоков позволяет зарождающимся блокчейнам защищаться от притязаний сильных мира сего. Длительное время блока не только усложняет инжиниринг вторичных и третичных слоев экономики, основанной на блокчейне, но и уступает власть отдаленным нападчикам. Ни одна революция не могла бы оказаться настолько нелепой, чтобы запустить блокчейн с длительным временем блока.

Упадок и крушение Земной Империи

Но как же империя?

Как и американская революция веками ранее, Muskcoin-революция стала образцом для других колоний, стремящихся к независимости от терранского экономического и политического контроля. Могущественные заинтересованные лица на Земле, как и Британская империя ранее, сталкиваются с перспективой постоянного снижения своего влияния, по мере роста колоний в отдаленных регионах, вдохновленных примером Марса и требующих собственной независимости.

Умные терраны поймут, что блокчейны с длительным временем блока могут оказаться именно тем, что необходимо для свертывания будущих революций. Марсиане использовали Биткоин на Марсе в течение многих лет до того, как запустили Muskcoin; именно неспособность майнить биткоины и отсутствие благотворного цикла майнинга привели к революции.

Бóльшая часть массы Солнечной системы находится в пределах светового дня от Земли. Если бы Терраны запустили блокчейн со временем блока в несколько дней, то ее хеш-горизонт охватил бы всех майнеров во всей Солнечной системе. Это привело бы их к предложению Solcoin — первого блокчейна типа II звездного масштаба.

Терраны надеются, что Solcoin превратит потенциальных колониальных революционеров в продуктивных майнеров, совместно хеширующих в рамках одного глобального рынка солнечной системы. Единые деньги, по их мнению, более эффективны, чем множество отдельных денег. Они будут выступать за то, чтобы граждане далеких колоний использовали планетарные блокчейны первого типа, такие как Биткоин, для своих ежедневных операций, но добывали Solcoin с целью поддержания своей экономики.

Такая схема принесла бы большую пользу терранским майнерам. Большие расстояния и короткие временные промежутки между блоками отрезали их огромную, самую значительную в солнечной системе мощность хеширования от рынков сбыта на таких блокчейнах как Muskcoin. Solcoin является межпланетным рынком комиссионных платежей, на котором могут конкурировать все майнеры Солнечной системы. Так как у терранов самый высокий хешрейт, они будут доминировать на этом рынке, перехватывая комиссии за платежи, которые в настоящее время достаются майнерам других блокчейнов.

“Солкоинеры продают свой хешрейт межпланетному обществу. И, знаете, межпланетного общества, как такового, не существует. Есть лишь отдельные планеты, луны и астероиды”

—  СТАРГАРЕТ ХЕШЕР, 2187

Этот момент не останется незамеченным правительствами, бизнесами и людьми, живущими вдали от Земли, уже использующими или рассматривающими собственные планетарные блокчейны. Местные майнинг-компании, использующие солнечную энергию в широком масштабе, не смогут выдержать конкуренции терранских майнеров, как и у отечественных производителей не выходит выдержать снижения тарифов на импорт из-за рубежа. Критики будут утверждать, что Solcoin — это всего лишь уловка вероломных терранских майнеров в попытке вмешиваться в денежную эмиссию и политику других миров, признак упадка империи, не желающей грациозно уступить межпланетное пространство его обитателям.

Миллион крошечных миров

Но майнеры-терранцы не будут единственными сторонниками Solcoin. Чтобы найти их единомышленников, мы должны обратить наше внимание на самые отдаленные уголки межпланетного общества.

Не все люди решат обитать на или в непосредственной близости от планетарных тел. Многие предпочтут жизнь в инженерных космических средах, которые предлагают условия, наиболее похожие на Землю и находящиеся при этом вдали от шума и пыли самой Земли. Вращающиеся цилиндры могут обеспечить эквивалентную Земле гравитацию, которую гораздо труднее создать на поверхности Марса или Луны. Термоядерные лампы, питающиеся от воды, могут обеспечить обитателей светом, неотличимым от природных Солнечных лучей. Космическая среда обитания может процветать в любой точке Солнечной системы и даже за ее пределами. Некоторые из них даже способны мигрировать.

Искусственные космические колонии могут вмещать миллионы людей и беспрепятственно бороздить просторы Солнечной системы. Как строители этих миров будут принимать участие в майнинге? [Источник]

Сначала эти места обитания будут строиться на орбитах вблизи Земли, Луны и Марса, а затем в близлежащих точках Лагранжа. Но транспортировка большого количества материала с поверхности планеты неэффективна и дорогостояща. Позже будут освоены места обитания, где материалов для их производства будет достаточно и где не будет гравитационного поля, с которым необходимо бороться: пояс астероидов между Марсом и Юпитером, а также пояс комет за орбитой Нептуна, известный как пояс Койпера (наиболее заметным членом которого является Плутон). Астероиды и кометы состоят из углерода, кремния, металлов, аммиака, метана и воды: всех сырьевых ингредиентов космической промышленности. Они являются идеальным субстратом для строительства колоний. Пояса будут ими кишеть.

Возможно, что пояса на противоположных сторонах Солнечной системы не чувствуют взаимных связей, но не исключено, что им будет присуща своя культурная самобытность и они будут разделять определенную экономическую сеть, полную жителей с общей историей и схожими проблемами. Белтеры (жители пояса) захотят объединиться за блокчейном, в майнинге которого все они смогут участвовать, вытягивая благотворный цикл майнинга на собственную орбиту.

Но обитаемый пояс значительно отличается от планет. В одной космической колонии могут разместиться несколько миллионов человек, подобная колония приблизительно соразмерна крупному городу. Миллиарды людей, со временем заселяющие пояса астероидов и Койпера, будут разбросаны по сотням, а затем и тысячам таких колоний. Сначала колонии могут находиться неподалеку друг от друга, но со временем они будут распространяться по всей окружности поясов. Если пояса запустят блокчейн, какое время блока им стоит выбрать?

Пояса — это протяженные объекты, простирающиеся на значительные расстояния. Диаметр пояса астероидов (слева), между Марсом и Юпитером, составляет около светового часа. Диаметр пояса Койпера (справа) за орбитой Нептуна равен полному световому дню. Блокчейны типа I со временем блока в минуты могут использоваться белтерами, но майнинг таких блокчейнов им никогда не будет доступен. Огромное количество энергии, доступное на поясах, будет использовано только блокчейнами типа II со временем блока, сопоставимым (или, скорее всего, многократно превышающим) с их диаметром.

Планетарные блокчейны, такие как Биткоин и Muskcoin, имеют короткое время блока, около десяти минут и, соответственно, недалекие горизонты хеша. Этого достаточно для цивилизаций, таких как Земля или Марс, которые расположены вблизи планет и охватывают всего несколько световых секунд. Если, как и эти планетарные блокчейны, белтеры сочтут время около 10 минут подходящим, то их хеш-горизонты будут соизмеримо небольшими. Пояса астероидов не являются опасными “минными полями”, как их часто изображают в кино. В реальности астероиды находятся на расстоянии в среднем около 3 световых секунд друг от друга, более чем в два раза превосходящем диаметр Земли и Луны. Кометы в поясе Койпера находятся еще дальше друг от друга. Поэтому блокчейн с небольшим хеш-горизонтом сможет объединить майнеров лишь нескольких близлежащих колоний. Небольшое количество близлежащих колоний сопоставимо с небольшим количеством близлежащих городов. Они не будут располагать ни населением, ни промышленностью, ни хешрейтом, способными поддерживать целый блокчейн, не говоря уже о противостоянии агрессии со стороны близлежащих планетарных блокчейнов. Но население всего пояса, совместно направляющее совокупные ресурсы на хеширование, могло бы устоять перед нападениями центра.

География, или, возможно, топология подобного общества представляет ряд неотложных проблем. Пояс не локализован в определенной точке. Это кольцо, окружающее Солнце. Диаметр пояса астероидов превышает орбиту Марса — передача сигнала, пересекающего подобное расстояние занимает почти целый час. Диаметр пояса Койпера еще больше — передача займет полный световой день. Блокчейн, который мог бы соединить всех этих столь отдаленных майнеров, потребовал бы чрезвычайно долгого времени блока.

Именно эту проблему решает такой звездный блокчейн, как Solcoin. Без Solcoin белтеры могли бы использовать любое количество местных планетарных блокчейнов, но они никогда бы не запустить благотворный майнинг-цикл. С Solcoin, белтеры смогут запустить майнинг-установки везде, где им только удастся найти и собрать энергию в надежде заработать комиссионные сборы от торговли звездных масштабов.

Возможно, одной из величайших ироний будущего станет союз между урбанистическими терранами и белтерами-деревенщинами, достигнутый благодаря Solcoin.

Блокчейны типа I и II отличаются

Хотя они работают на одних и тех же принципах, огромная разница в масштабах между цивилизациями звездного (тип II) и планетарного (тип I) масштабов делает Solcoin не только больше, но и отличает его от остальных.

Подтверждение занимает больше времени

Чтобы обеспечить возможность майнинга во всех уголках Солнечной системы, Solcoin должен обладать хеш-горизонтом длинной в 1-2 световых дня, но это не обязательно означает, что время блока должно быть равно 1-2 дням. Для прохождения сигнала по всей инфраструктуре земного блокчейна требуется всего несколько секунд, но время создания Биткоин-блока составляет десять минут, что в сотни раз дольше.

Непредсказуемость доказательной базы означает, что время блоков обладает статистической дисперсией — блокчейн, нацеленный на время блока в десять минут, иногда будет производить блоки с интервалом всего в несколько минут или даже секунд. Время блока должно быть достаточно долгим, чтобы сеть имела достаточно времени для интеграции текущего рынка платежей в мемпуле, а также достаточный хешрейт для защиты от попыток реорганизации цепи. Время блока должно как минимум в несколько раз превышать время прохождения сигналом расстояния между наиболее удаленными майнерами.

Если мы наивным образом масштабируем эти числа, то время прохождения сигнала сквозь обитаемую Солнечную систему, равное 1-2 дням предполагает время блока в несколько сотен дней. Линейное масштабирование может оказаться слишком консервативным; возможно, по мере увеличения времени прохождения сигнала идеальное кратное для времени блока может уменьшиться. Мы могли бы быть менее консервативными и предложить время блока от 7 до 30 дней — значение, находящееся где-то между привычной терранам неделей и месяцем, но даже при столь оптимистическом предположении на подтверждение одной транзакции Solcoin могут уйти месяцы!

Эмиссия занимает больше времени

Если монетарная политика Solcoin сравнима с таковой у Биткоина (фиксированный верхний предел, субсидия за создание блока, халвинги), то длительное время блока подразумевает сопоставимо медленный график эмиссии. Если предположить, что халвинг-период сохраняется на уровне 210,000 блоков, а не четырех лет, то 7 — 30 дневные блоки означают, что халвинги происходят примерно каждые 4,000 — 17,000 лет. Планируется, что эмиссия Биткоина, приблизительно равная 21М BTC займет около 140 лет с момента запуска сети. При производстве блоков, занимающем 7-30 суток, сопоставимая эмиссия заняла бы ~140,000 — 600,000 лет. Подобные сроки доселе не рассматривались человечеством — они, возможно, превосходят саму историю нашего вида.

Выпуск Solcoin можно было бы ускорить, ограничив его пространственные масштабы. Если исключить бедных обитателей пояса Койпера, то необходимый хеш-горизонт Solcoin можно сократить, скажем, до диаметра орбиты Нептуна — всего 8 световых часов. Это позволит, соответственно, сократить время блока, что приведет к более частым халвингам. В качестве альтернативы Solcoin’у можно было бы сохранить желаемый пространственный масштаб и соответствующее время блока, равное 7-30 дням, но при этом уменьшить количество блоков между каждыми халвингами с 210,000 до, к примеру, всего лишь 10,000. Это все еще будет приравниваться к 180 — 800 годам между халвингами и ~6,600 — 29,000 лет для эмиссии Solcoin.

Кажется, что независимо от того, какие цифры мы используем, если мы хотим, сделать майнинг Solcoin’а возможным в значительной части нашей Солнечной системы, мы вынуждены мыслить глобально.

Сложность и хешрейт высоки

Будучи блокчейном звездного масштаба, Solcoin должен убедиться в том, что его майнеры не сконцентрированы вблизи какой-либо конкретной планеты или колонии. Это означает, что сложность блоков Solcoin’а должна быть чрезвычайно высокой.

В первые дни запуска Solcoin, когда хешрейт будет еще низок, в случае, когда минимальная сложность также низка, майнеры, которые управляют значительным хешрейтом, сконцентрированным в одной точке (на одной планете), смогут добывать блоки быстрее, чем они могут быть переданы через сеть (1-2 дня). Если бы это делал более, чем один майнер (или пул), это дестабилизировало бы консенсус. Следовательно, сложность должна быть достаточно высокой, чтобы, даже если значительный процент хешрейта некоторых планет пришел к майнингу Solcoin’а, этого было бы недостаточно, чтобы в единоличном порядке последовательно создавать новые блоки.

Одна из стратегий, которую Solcoin может использовать для отражения атак майнеров планетарных блокчейнов в самом начале совего существования заключается в использовании уникального майнинг-алгоритма. Хотя на начальном этапе это может сработать, подобная тактика также может привести к тому, что будущие достижения сделают производство пользовательских ASIC-устройств тривиальными. Более надежной защитой будет простая установка высокой сложности и отказ от запуска Solcoin до тех пор, пока не появится достаточное количество хешрейта для его эксплуатации. Использование того же алгоритма добычи, что и планетарные блокчейны, также может быть способом поощрения распространения.

Чтобы стабилизировать выплаты перед лицом таких потенциальных трудностей (и длительного времени создания блока), майнеры Solcoin будут вынуждены создавать и присоединяться к майнинг-пулам, распределенным по всей Солнечной системе. (Примечание: Даже если хешрейт Solcoin вырастет до объемов, превышающих планетарные блокчейны, согласно Первому закону, распределенные майнинг-пулы Solcoin не смогут координировать атаку планетарных блокчейнов, так как большинство их членов будут находиться за хеш-горизонтом планетарного масштаба).

Энергопотребление и цена — астрономические

Из-за своей высокой сложности, Proof-of-Work (доказательство проделанной работы) в каждом блоке Solcoin’а в конечном итоге будет представлять собой больше затраченной энергии, чем энергия, используемая целыми планетами. Solcoin — это не просто звездный блокчейн с физическим диаметром, это еще и звездный блокчейн энергетических масштабов (к этому мы вернемся чуть позже).

Поэтому для того, чтобы майнинг имел экономический смысл, монеты Solcoin должны стать чрезвычайно ценными (относительно планетарной валюты). Эта гипотеза будет способствовать развитию спекуляций относительно цены Solcoin на ранней стадии. Но одних лишь спекулянтов недостаточно для поддержания столь колоссального проекта, как Solcoin. Для того чтобы Solcoin увенчался успехом, он должен быть всецело принят межпланетным обществом. Учитывая, что цена Solcoin и его темпы исключают многие виды экономической деятельности, для чего именно люди будут его использовать? Зачем кому-либо помимо жадных терранов и оборванцев-белтеров использовать и хранить Solcoin?

Цивилизации типа I и II различны

Цивилизации типа II так же отличаются от цивилизаций типа I, как и блокчейны типа II отличаются от блокчейнов типа I. По мере того, как цивилизация типа I развивается до масштабов цивилизации типа II, она испытывает структурные изменения, сопоставимые с изменениями ее денег. Как цивилизации, так и деньги становятся менее привязанными к времени, имеют более длинные инвестиционные горизонты и повышенную потребность в энергии. Цивилизации и блокчейны сосуществуют.

Давайте рассмотрим некоторые способы, которыми цивилизации типа I и II отличаются друг от друга и придем к пониманию, почему цивилизация типа II сочтет блокчейн типа II, такой как Solcoin, ценным.

Культурные временные предпочтения низки

Как и сегодняшние различия в часовых поясах, бесчисленные дневные и ночные циклы по всей Солнечной системе усложнят координацию синхронной межпланетной деятельности. В отличие от общения сквозь временные зоны, межпланетная связь асинхронна. Когда вы звоните кому-то с противоположного конца Земли, время звонка может оказаться неудобным для одного из участников, тем не менее, ваш разговор начнется мгновенно и будет происходить в режиме реального времени. Это вовсе не то же самое, что связываться с кем-то на другой планете; в случае межпланетного общения вы посылаете реципиенту записанные сообщения, которые он получает через несколько часов. Это неизбежное ограничение общения, налагаемое на все будущие цивилизации конечной скоростью света.

Асинхронная коммуникация уже сегодня является обычным явлением в нашем мире — все сообщения электронной почты, тексты и сообщения на социальных платформах, но живое общение важно для нас. Удаленная работа и отношения поддерживаются благодаря простоте доступа «онлайн» (взгляните на массовый рост числа приложений для видеочата во время пандемии 2020 года). С неспособностью внушительной части нашей цивилизации пользоваться живой связью, будущее начинает напоминать прошлое — более медленное общество, пользующееся письмами и телеграммами.

При этом будущее также не будет похоже ни на какое другое время. Технологии, будь то благодаря медицине, вычислительной технике или и тому, и другому, значительно продлят жизнь человека. Ожидаемая продолжительность жизни в сотни и даже тысячи лет может стать обычным явлением. Асинхронно общающиеся долгожители будут иначе относиться ко времени; не так, как современные люди. Совокупный эффект этих меняющихся временных отношений в обществе, даже если продление жизни сначала не будет слишком частым явлением, может оказаться невероятно глубоким. Терпение, планирование и низкие временные предпочтения — по крайней мере, по сравнению с сегодняшними деловыми циклами — могут стать нормой.

Для человека, который рассчитывает прожить 10,000 лет и привык к регулярным разговорам, прерывающимся часами и днями светового запаздывания, медлительность Solcoin также может не оказаться чем-то необычным. Ждать подтверждения транзакции Solcoin в течение трех месяцев может считаться вполне заурядным делом, таким же, как сегодня ждать подтверждения Биткоин-транзакции около часа. Ожидание активации заблокированного на столетие контракта Solcoin было бы похоже на ожидание в течение года с целью получения долгосрочной выгоды от прироста капитала сегодня. Скорость Solcoin всё больше и больше соответствует временным предпочтениям своей эпохи.

Транспортировка медленная

Благодаря современным транспортным сетям наш мир кажется маленьким. Путешествия между далекими мирами займут месяцы и будут дорогостоящими. Это приведет к тому, что межпланетные путешествия будут занимать гораздо больше времени.

Изохронная карта расстояний от Лондона ~1843 года. В течение недели можно добраться до любой точки Европы, но для того, чтобы добраться до более удаленных частей Британской империи, могли потребоваться месяцы. Преодоление огромных расстояний в космосе также потребуют много месяцев. Этим будущее и будет похоже на прошлое (источник)

Перевозка людей или жизненно важных грузов будет осуществляться по прямым, чрезвычайно дорогим и занимающим минимально возможное количество времени маршрутам, которые, в зависимости от расстояния, все равно займут от нескольких недель до нескольких месяцев. Но большинство товаров будет перевозиться по более медленным, дешевым и требующим минимальное количество энергии маршрутам, которые, как и сезонные океанические судоходные маршруты прошлого, доступны лишь спорадически, варьируя в зависимости от положения планет на их орбитах. Гомановская траектория, например, является одним из наиболее энергоэффективных маршрутов транспортировки между Землей и Марсом, но на подобное путешествие требуется 9 месяцев, а возможность отправления появляется лишь раз в 24 месяца. Марсианские предприятия могут адаптироваться к ожиданию следующего окна дешевой доставки с Земли до 3-х лет.

Существуют еще более энергоэффективные траектории передвижения между мирами (посредством использования Межпланетной транспортной сети), на которые уходят десятилетия и даже столетия. Эти маршруты, как правило, игнорируются, как нецелесообразные, но они могут подходить для транспортировки огромных масс, таких как целые астероиды и кометы. Значительным источником дохода для белтеров может быть экспорт таких объектов с собственной орбиты в остальные части Солнечной системы. Самым бюджетным способом транспортировки богатой водой кометы диаметром 5 километров на вашу фабрику, расположенную на орбите Юпитера, может быть предоставление аванса в Solcoin’е и ожидание в течение 75 лет.

Инвестиционные горизонты далеки

Более продолжительная жизнь не просто означает, что мы можем быть более терпеливы к транзакциям Solcoin, она также меняет наш подход к инвестированию и наше восприятие к соотношению риска и доходности. Если бы вы планировали жить 10,000 лет, как бы вы сберегли свое богатство?

“Мафы” в сериале Видоизмененный углерод от Netflix — это бессмертные олигархи, обладающие огромной властью и богатством. Они могут позволить себе неограниченное количество резервных копий своих тел и десятилетиями путешествовать между звездными системами. Как таким людям сохранять свое богатство?

Сохранение благосостояния — это управление рисками, а будущее (в долгосрочной перспективе) — это опасное место. Сегодня вас могут не беспокоить катастрофические события из разряда «Черных лебедей«, происходящие с вероятностью 1% на столетие, но если вы проживете 10,000 лет, вероятность того же самого события приблизится к 2-из-3. При условии достаточно долгих временных периодов где-нибудь, когда-нибудь, будут иметь место природные катаклизмы, такие как внеземные столкновения, солнечные вспышки или извержения супервулканов.

А учитывая нашу воинственную историю, маловероятно, что будущие общества, по мере роста и в условиях конкуренции за ресурсы Солнечной системы, всегда будут поддерживать мирные отношения; тотальная война в высокоэнергетическом обществе будущего может означать уничтожение целой планеты и ее блокчейна. Даже при условии, что конфликт не будет иметь такой разрушительный силы, если Земля и Марс начнут войну, можно ли будет считать Биткоин или Muskcoin нейтральными деньгами? Будут ли Биткоин-майнеры, объединённые своим общим расположением на Земле, рассматривать Марс как врага и решат ли (или будут политически принужденными) цензурировать транзакции ведущих марсианских представителей? В конце концов, подобная перспектива была одной из причин революции Muskcoin. Если вы богатый марсианин, обдумывающий возможность криогенного сна на 1,000 лет в ожидании развития своих инвестиций, вы будете обеспокоены подобными непредвиденными политическими конфликтами.

В настоящее время инвесторы, ориентирующиеся на долгосрочную перспективу, вкладывают средства, используя недвижимость или такие сырьевые товары, как золото, нефть, драгоценные металлы и — все чаще — биткоины, чтобы обезопасить себя от геополитических рисков. Какие активы инвесторы будущего будут использовать в долгосрочной перспективе, чтобы хеджировать свою подверженность гелиополитическому риску?

Планетарные блокчейны, по определению, локализованы на определенной планете и поэтому неотделимы от гелиополитических рисков этой планеты. Инвесторы будущего могут попытаться хеджировать этот риск, удерживая портфель планетарных блокчейнов и ребалансируя его на протяжении веков, или они могут инвестировать в товары, однако их выбор будет иным (например, водород вместо нефти).

Достигая консенсуса во всей Солнечной системе, звездный блокчейн, такой как Solcoin, становится именно тем активом, который инвесторы искали в течение долгого времени. Они рассматривают долгое время блока Solcoin и огромные хешрейты как свойства, а не как программные ошибки. Solcoin — это гелиополитически нейтральные деньги с низким уровнем риска для долгосрочного сохранения капитала.

Это не станет очевидным для элиты с первым намайненным блоком Solcoin. «Серьезные» менеджеры по управлению капиталом изначально не будут рассматривать Solcoin как реальный актив, но значительный рост цен на протяжении нескольких десятилетий (или столетий) может убедить их в том, что Solcoin обладает превосходными свойствами в контексте сохранения ценности по сравнению с любым планетарным блокчейном, благодаря своей большей устойчивости к локальным угрозам — будь то природным или политическим. В конце концов, Solcoin будет принадлежать всем, как напрямую, так и через некий будущий эквивалент индексного фонда.

Энергетические масштабы растут

В научной фантастике часто изображаются межпланетные общества, запускающие межзвездные миссии или строящие мегаструктуры, такие как Миры-КольцаСферы Дайсона / Рои ДайсонаДвигатели Шкадова и т.д., но редко описывается, подробности финансирования подобных проектов. Мегапроекты будут самыми дорогостоящими и крупными коллаборациями в истории нашего вида, потребляющими больше энергии, чем целые планетарные сообщества. На их реализацию уйдут тысячи лет, то есть тысячи лет оплаты проектировщиков, поставщиков и строителей от Меркурия до пояса Койпера. Какую валюту потребуют эти люди и компании? Разумеется, Solcoin!

“Сфера Дайсона” — это рой космических кораблей и колоний, собирающих высвобождающуюся энергию звезды (энергетические выбросы звезды). Кто может жаждать потреблять звездную энергию? (Какие рынки достаточно голодны, чтобы потреблять всю энергию звезды?) (Источник)

Гелиополитически нейтральный Solcoin становится подходящим для финансирования мегапроектов. Подрядчики и инвесторы по всей Солнечной системе чувствуют себя более комфортно, полагаясь на нейтральный Solcoin, а не на (возможно) партизанский планетарный блокчейн наподобие Биткоина. Сроки реализации Solcoin также совпадают со сроками реализации самих мегапроектов, что позволяет их сторонникам управлять рисками столь крупных инвестиций в течение настолько длительного периода времени. Но существует ещё более глубокая связь между блокчейнами типа II и мегапроектами: они работают в одних и тех же чрезвычайно мощных энергетических масштабах.

Рассмотрим классический пример сферы Дайсона (см. выше). Количество энергии, необходимое, чтобы реорганизовать достаточное количество вещества с целью заслонить целую звезду, по определению помещает подобный проект в категорию Типа II. Почему человечество может решить построить такую мегаструктуру и использовать столько энергии? Сфера Дайсона может поддерживать существование не просто триллионов людей, а триллионов населений планеты Земля. Однако простого увеличения численности населения и безудержного потребления может быть недостаточно для создания спроса на такое количество энергии.

Но есть и другие факторы, стимулирующие потребление энергии. Фундаментальные исследования и межзвездные миссии также потребуют увеличения масштабов энергопотребления, превышающих масштабы обособленной планеты. Если человечество когда-либо будет экспериментировать с черными дырами или колонизирует близлежащую звезду, нам потребуется энергетический бюджет цивилизации II типа, даже если мы никогда не построим сферу Дайсона. Это требует создания экономического стимула для сбора энергии по всей Солнечной системе.

Блокчейны типа I не предоставляют подобного стимула. Концентрация энергии вдали от существующих центров хеша и правда привлечет поселенцев, разовьет цивилизации и простимулирует запуск собственных блокчейнов, подталкивая к сбору энергии вблизи их нового дома — будь то планета, Луна или колония. Но блокчейны типа I не смогут стимулировать сбор энергии за пределами ограниченных горизонтов хеша. Сбор огромных объемов энергии на кометах пояса Койпера или из света, излучаемого нашим Солнцем, требует стимулирования этого процесса в каждой точке нашей Солнечной системы.

Именно эту функцию и выполняет такой блокчейн II типа как Solcoin. Широкий хеш-горизонт Solcoin означает, что майнер может быть уверен в том, что ему удастся превратить собранную энергию в прибыль в любой точке Солнечной системы без необходимости транспортировать ее к планетарному хеш-центру. Как и в случае с предшествующим ему земным Биткоином, рынок хешрейта Solcoin -— это храповик, который затягивает общество во все более и более высокие уровни производства энергии.

Взглянув на эти отношения с обратной стороны, мы также видим, почему использование блокчейна типа II является жизненно важным для цивилизации типа II. Цивилизации типа II используют в миллиарды раз больше энергии, чем цивилизации типа I и, следовательно, чем блокчейны типа I. Если бы хоть малая часть этой энергии была сконцентрирована в единой точке в пространстве, преобразовываясь в хешрейт, это могло бы дестабилизировать локальный блокчейн I типа — точно так же, как хеш-бомба во времена Muskcoin-революции. Только блокчейн II типа работает в энергетических масштабах, достаточных для противостояния подобным атакам.

Блокчейны типа II не вытеснят блокчейны типа I

Один из первых уроков гипербиткоинизации заключался в том, что может существовать только один блокчейн — одни твердые деньги. Все остальные деньги не справятся с задачей или будут вытеснены торговлей, номинированной в биткоинах. Успешные запуски Muskcoin и других планетарных блокчейнов стали очередным уроком: несколько блокчейнов — несколько твердых денег — могут сосуществовать, но только в том случае, если разделяет достаточное расстояние. Отличительной особенностью Solcoin’a является его близость к каждому участнику экономической деятельности (его хеш-горизонт охватывает всю Солнечную систему). Если в каждой точке вселенной могут существовать только одни твердые деньги, разве успех Solcoin не требует вытеснения всех планетарных блокчейнов?

Спрос существует во всех временных предпочтениях

Некоторые Solcoin-максималисты поверят в это, и будут воспринимать все планетарные блокчейны как конкурентоспособные, а их сторонников — врагами Solcoin. Но правда более нюансирована. Как мы уже убедились, блокчейны типа II, такие как Solcoin, существенно отличаются от блокчейнов типа I. Они не только больше, но и медленнее; они потребляют больше энергии и являются гораздо более ценными. Эта разница в масштабах разделяет экономическую активность в соответствии с временны́ми предпочтениями пользователей.

Solcoin предназначен для долгосрочной, высокоэнергетической, межзвездной торговли и проектов. Планетарные блокчейны не могут выполнять подобных задач, что вызывает основной спрос на Solcoin со стороны пользователей с низкими временны́ми предпочтениями.

Но экономическая активность планетарных масштабов в основном будет продолжать использовать планетарные блокчейны. В гипербиткоинизированной экономике на основные слои блокчейнов в любом случае попадают лишь самые крупные сделки. В планетарных экономиках уже организованы слои, которые финализируются на локальных блокчейнах. Solcoin может использоваться в небольшом проценте случаев, в наиболее ценных планетарных сделках, но большинство будет продолжать использовать планетарную валюту. Приобретение самого обычного космического кофе все еще будет производиться с использованием той или иной платежной сети более высокого уровня, регулируемой через локальную планетарную цепь.

Также возникнут сети более высокого уровня, базирующиеся на Solcoin. Эти слои позволят ускорить транзакции Solcoin, так же как и в случае с планетарными блокчейнами. Но эти слои не смогут преодолеть разрыв между временем блока Solcoin и темпами повседневной жизни (открытие и закрытие каналов все еще требует ожидания подтверждения блока, что в случае Solcoin может занимать месяцы). Solcoin слишком медленный для большинства видов местной торговли. Это означает, что всегда будет некоторый спрос на токены и хешрейты планетарных блокчейнов. Даже если вы или ваша компания предпочитаете работать в звездных масштабах Solcoin, временны́е предпочтения продавцов, предоставляющих вам товары или нанимаемых вами работников могут отличаться от ваших.

Со временем, растущая доля экономической ценности и общесистемного хешрейта может тяготеть к Solcoin, но планетарные блокчейны выживут там, где смогут. Цивилизации типа II не вытесняют цивилизации типа I, они их охватывают. Точно так же блокчейны типа II не вытесняют блокчейны типа I, а содержат их.

Управление инвестиционными портфелями в масштабах Кардашева

Одна из важнейших ролей любого блокчейна заключается в том, чтобы обеспечить долгосрочное сбережение ценности. Solcoin разработан, чтобы быть лучшим средством сбережения, чем любой планетарный блокчейн, поэтому некоторая доля экономки перейдет от планетарных блокчейнов к Solcoin. Инвесторы сами решат, сколько хранить в планетарных блокчейнах (они могут решить хранить собственные сбережения более чем в одном планетарном блокчейне) и сколько хранить в Solcoin, основываясь на своих временны́х предпочтениях и гелиополитических соображениях. Чем дальше временной горизонт инвестора, тем больше вероятность того, что он будет хранить свое богатство в Solcoin, но необходимость инвестирования или покупки монет планетарного масштаба всегда обеспечит некоторый спрос на планетарные блокчейны.

В результате, майнеры должны будут решить, сколько хешрейта инвестировать в местную планетарную цепь (Биткоин, Muskcoin, и т.п.) относительно Solcoin. Соотношение хешрейтов, которое каждый майнер выбирает индивидуально, отражает его убеждения относительно текущих хешрейт-рынков, будущего движения цен Solcoin по отношению к его местной валюте, а также его собственные временны́е предпочтения. Майнеры, которые стремятся к сиюминутной прибыли, будут вкладывать больше хешрейта в свою планетарную цепь, а те, кто может позволить себе более низкие временны́е предпочтения, будут вкладывать больше хешрейта в Solcoin. Если слишком много майнеров, сосредоточенных в одной локации будут хешировать блоки Solcoin, это должно послужить стимулом для остальных для начала хеширования их планетарного блокчейна, и наоборот. В первом приближении, соотношение хешрейта, выделяемого майнером на свой планетарный блокчейн и Solcoin должно быть равным общему соотношению хешрейта между планетарным и звездным блокчейнами.

Ко второму закону

Блокчейны типа I и II могут сосуществовать в космосе, так как рынок сегментирует их использование по времени. Физическая аналогия может помочь визуализировать эту ситуацию, а также предоставить некоторую полезную терминологию.

Помехи

Волны — это самоподдерживающиеся колебания, которые содержат или транспортируют энергию. Волны характеризуются несколькими параметрами, такими как частота, длина волны, амплитуда и др. Эти параметры ограничены: со снижением частоты длина волны увеличивается, в то время как энергия уменьшается. Взаимодействие между волнами может быть очень богатым. Когда волны имеют разную частоту/длину волны, они могут накладываться друг на друга в пространстве — одна волна «пройдет» сквозь другую, при этом ни одна из волн не отреагирует на произошедшее. Когда волны имеют схожие частоты/длины волн, они могут значительным образом реагировать на взаимодействие, проявляя конструктивные или деконструктивные помехи.

Блокчейны — не волны, но они также самодостаточны. Они содержат энергию и характеризуются ограниченными параметрами. Вместо частоты блокчейн обладает временем создания блока. Вместо длины волны у него есть хеш-горизонт. Чем ниже частота (время создания блока), тем больше длина (хеш-горизонт) волны (согласно Первому закону). Интересно, что, как мы упоминали выше, снижение частоты приводит к росту энергопотребления — Solcoin использует гораздо больше энергии, чем планетарный блокчейн.

Мы можем использовать эту аналогию, чтобы по-новому взглянуть на блокчейны. Два блокчейна с очень разными частотами/длинами волн (время блока/хеш-горизонт), такие как Solcoin и Биткоин, могут сосуществовать. Они «экономически не мешают” друг другу, потому что работают в разных временных масштабах. Рынок может поддерживать оба блокчейна для различных сценариев их использования.

Два блокчейна, схожих по частоте/длине волны (время блока/хеш-горизонт) не могут сосуществовать. Они экономически мешают друг другу: майнеры и пользователи неизбежно выберут один из блокчейнов. Именно поэтому в то время как Биткоин выжил, щиткоины вымерли. Блокчейны с подобной частотой/длиной волны должны находиться на значительном расстоянии друг от друга, как Биткоин и Muskcoin, развивая свои майнинг-рынки посредством Первого закона.

Подводя итог, можно сказать, что блокчейны могут сосуществовать, если их разделяет достаточное расстояние в физическом пространстве ИЛИ в частотном пространстве — время блока. Блокчейны типа I обладают сопоставимым временем блока, но находятся далеко друг от друга в пространстве. Блокчейны типа I и типа II пересекаются в пространстве, но далеки друг от друга в частотном диапазоне благодаря существенной разнице во времени создания блока.

Резонанс

Но насколько далеко друг от друга должны располагаться блокчейны одного типа, чтобы сосуществовать? В этом контексте волны также предоставляют хорошую аналогию.

Волны в свободном пространстве (называемые «бегущими волнами») могут обладать любой длиной волны — поэтому свет виден во всех цветах, но волны, взаимодействующие с материей, будут на него реагировать. Большинство волн будут отскакивать или распадаться. Некоторые волны, называемые «стоячими волнами» или «нормальными модами», являются особенными — они могут сохраняться длительное время, накапливая или поглощая энергию. Нормальные моды обладают «характерными длинами волн» и «естественными частотами», которые определяются геометрией вещества, с которым они взаимодействуют. Нормальные моды могут также «резонировать», быстро поглощая энергию на своих характерных частотах. Поэтому независимо от того, как вы звоните в колокол, стучите в гонг или трогаете гитарную струну (в пределах разумного), тональность не меняется.

Рассмотрим блокчейн с временем блока в несколько часов, предназначенный для соединения близлежащих планет — например, блокчейн типа 1.3. Его время блока будет достаточно продолжительным, чтобы транзакции типа I были дорогими и неэффективными, но не достаточно продолжительным, чтобы обеспечить возможности управления рисками типа II. Его хеш-горизонт будет меньше, чем таковой у блокчейна типа II, и недостаточно долгим для объединения в одну экономичсескую систему внешних планет и поясов, оставляя их без блокчейна для майнинга, что лишает стимула к сбору энергии на их орбитах. Такой промежуточный блокчейн типа 1.x является неудобным и неполноценным решением.

Если блокчейны похожи на волны, то блокчейны типов I и II являются нормальными модами. Характерные им длины волн и естественные частоты определяются распределениями материи, из которой они черпают энергию, и культурными временными рамками подпитывающих их цивилизаций. Блокчейны типа I и II представляют собой точки Шеллинга и резонируют с рынком, позволяя небольшой группе первоначальных сторонников с изначально низким хешрейтом запускать самодостаточные деньги, поглощающие энергию и ценность.

Блокчейн типа I резонирует с 10-минутной частотой, окутывая планеты или колонии, и используется для ежедневных операций и глобальной торговли.

Блокчейн типа II резонирует с частотой в месяцы по всей звездной системе и используется для долгосрочного сохранения капитала и энергетически затратных инвестиций, таких как мегапроекты.

Именно поэтому мы не строили предположений о каких-либо промежуточных звеньях с масштабами между типом I и типом II. Мы предполагаем, что промежуточные блокчейны, в случае их запуска, не будут точками Шеллинга. Не обладающие резонансом, они бы распадались, теряя свой хешрейт либо в пользу соседнего типа I, либо в пользу соседнего типа II.

Исключение

Две аналогии интерференции и резонанса подразумевают третью.

Классическая физика обычно является непрерывной. Различные энергетики или материи могут быть произвольно близки друг к другу. Квантовая физика обычно дискретна. Частицы материи должны занимать различные состояния с разными энергетиками и/или положениями. Состояния обычно «заполняются» частицами материи в порядке возрастания энергии, поступающей из какого-либо источника. Это известно как принцип Паули (принцип запрета).

Блокчейны должны резонировать вокруг материй (планетарные или звездные системы) и культурных временных рамок (в реальном времени или в долгосрочной перспективе), что означает, что набор допустимых состояний для блокчейна дискретный, а не непрерывный. Блокчейны в одном и том же состоянии (местоположение и время блока) экономически вмешиваются в деятельность друг друга. Как и в случае с частицами материи, лишь один блокчейн может занимать заданное состояние, а состояния заселены в порядке возрастания энергетического масштаба и расстояния от Земли: Тип I перед Типом II, Биткоин перед Muskcoin.

Мы предполагаем, что блокчейны, как и материя, подчиняются некоторому экономическому варианту принципа запрета, который мы и предлагаем в качестве Второго закона:

Второй закон Биткоин-астрономии (принцип хеш-запрета): Дискретные физические и временны́е масштабы обеспечивают иерархические состояния, которые блокчейны должны занимать в порядке возрастания энергии и расстояния от Земли.

По мере того, как человечество поднимается по шкале Кардашева, Второй закон описывает, как блокчейны населяют материю, колонизированную нашим обществом, и временны́е шкалы, испытываемые нашей культурой.

Блокчейны — это своего рода экономическая тёмная материя, отбрасывающая тень на “обыкновенную” материю везде, где оседает цивилизация, невидимую, но обнаруживаемую в условиях постоянного давления, которое они оказывают на энергетические рынки и цепи поставок.

Цивилизации типа II запускают блокчейны типа III

Следуя положениям Второго закона, человечество (если мы просуществуем достаточно долго) в конце концов запустит галактическую цепь III типа.

Такое головокружительное предположение требует от нас сначала достигнуть масштабов цивилизации 2.x типа, которая, в свою очередь, требует покорения других звездных систем.

Межзвездные миссии — это мегапроекты типа II

Звезды чрезвычайно далеки друг от друга; сегодня самым быстрым космическим зондам понадобятся сотни тысяч лет, чтобы добраться до соседних звезд. Сокращение сроков таких путешествий до столетий или десятилетий потребует от кораблей путешествовать со скоростью, значительно превышающей скорость света. У нашего нынешнего поколение космических кораблей также нет экипажа и соразмерно с автомобилем или небольшим автобусом; для межзвездной миссии потребуется массивный корабль, способный обеспечивать экипаж значительного размера, а также некоторое количество (возможно, введенных в кибернацию) колонистов и их припасы.

Стремительно движущаяся значительная масса означает, что корабль обладает большей кинетической энергией. Общее количество кинетической энергии может быть использовано для оценки общей стоимости миссии (эта оценка в разы ниже финальной стоимости: стоимость строительства, потери в эффективности и многие другие соображения делают межзвездную миссию еще более дорогостоящей в реальности). В качестве конкретного примера рассмотрим космический корабль размером с современный авианосец, движущийся со скоростью 10% от скорости света (такому кораблю все равно понадобилось бы столетие, чтобы достичь даже ближайших звезд, и он едва ли был бы достаточно большим, чтобы обеспечить своих пассажиров в пути, но тем не менее). Кинетическая энергия такого корабля была бы в разы больше, чем нынешнее ежегодное потребление энергии всей нашей цивилизацией!

И это всего лишь один корабль! Запуск множества межзвездных миссий будет потреблять в разы больше энергии. Межзвездные поселения являются достоянием цивилизаций II типа. Развитие энергетической инфраструктуры подобных масштабов потребует таких рынков, как Solcoin. Если вы верите, что судьба человечества — заселить другие звездные системы, то вы станете сторонником Solcoin’а.

Цикл повторяется

Учитывая годы, которые понадобятся для отправки транзакций, колонисты удаленной звездной системы едва ли смогут использовать, а тем более майнить любые блокчейны типа I, такие как Биткоин, чьим домом является наша Солнечная система. Поэтому эти колонисты запустят свой собственный блокчейн типа I для обеспечения первой колонии, расположенной в новой звездной системе. Они могут дождаться прибытия в новую систему, но также могут запустить его, будучи в пути, на корабле колонии, или, возможно, даже до запуска миссии. До тех пор, пока все майнеры остаются на корабле, стремящемся к новой звездной системе, блокчейн — как янтарь в огненном пучке — переживет долгое, холодное путешествие по межзвездному пространству.

В течение тысяч лет колония будет расти, заселяя все новые планеты отдаленной звездной системы, запуская дополнительные планетарные блокчейны. Однажды в удаленной колонии появится достаточный спрос на запуск собственного блокчейна типа II. Получение генезис-блоков на колониях, построенных вокруг других звезд заставит людей здесь, на Солнечной орбите, почувствовать невероятную гордость родителей, наблюдающих за взрослеющими детьми.

Цикл стремительно растет

По мере того, как человечество вырастает из цивилизации Типа II в цивилизацию Типа III, благотворный цикл повторится в еще более широком и головокружительном масштабе.

Вся Вселенная может быть представлена в одном изображении с помощью логарифмического масштаба. Это позволяет нам визуализировать блокчейны типа I, II и III :

Блокчейны типа I представляют хеш-горизонт планетарного масштабе и время блока всего в несколько минут. Выше выделены Биткоин и Muskcoin, но другие планеты или колонии в нашей (или других!) Солнечной системе также могут запускать блокчейны типа I.

Блокчейны типа II обладают хеш-горизонтами размером с солнечную систему и временем создания блока в несколько дней. Solcoin окутывает Солнце и проникает в самые отдаленные уголки нашей системы. Другие звезды нашей галактики Млечный путь также могут запустить собственные блокчейны типа II.

Блокчейны типа III располагают хеш-горизонтами размером с галактики; на создание блока уходят миллионы лет. Блокчейны типа III отмечены вокруг нашей и соседних галактик нашего галактического кластера, таких как Андромеда и галактика Треугольника. Галактики, принадлежащие другим кластерам также могут запускать собственные блокчейны типа III (не представлено на визуализации).

“Великие цепи имеют небольшие цепочки в пределах своих хеш-горизонтов,

А в пределах маленьких цепей находятся еще меньшие цепи, и так до бесконечности”

— ХИМЕНОПТЕРА, ИЗ “БЛОКЧЕЙН-ПАРАДОКСОВ” МИХАЭЛИСА ДЕ СЕЙЛОРА (2194).

В нашем звездном районе в конце концов появится много блокчейнов II типа от Solcoin’а до Centauruscoin’a, Siriuscoin’a и других. Люди (хотя они могут все меньше и меньше походить на современных людей), живущие на орбитах далеких звезд, в конечном счете, будут стремиться создать следующий блокчейн по шкале Кардашева — галактический блокчейн III типа со временем блока в тысячи лет, разработанный, чтобы связать нашу звездную диаспору так же, как Solcoin охватывает нашу Солнечную систему, а Биткоин или Muskcoin обеспечивают Землю или Марс.

Этот галактический блокчейн будет собирать энергию незаселенных звездных систем, планет-изгоев и межзвездных газовых облаков. Ее хешрейт будет больше, чем суммарное потребление энергии целыми цивилизациями типа II. В течение миллионов лет она бы медленно чеканила свои фиксированные запасы монет, устойчивые перед непредвиденными вспышками сверхновой и коварными черными дырами.

ХОДЛ он!

Часть III: Больше, чем человечество

До сих пор мы строили наши догадки в пределах человеческого вида. Но зайдя так далеко, мы не должны останавливаться. Должны ли другие разумные цивилизации существовать в нашей галактике, откроют ли они для себя блокчейны? Будут ли их будущие общества похожи на наши, организованные в планетарные, звездные и галактические блокчейны? Будут ли блокчейны, запущенные различными видами когда-либо взаимодействовать?

Если да, то что произойдет с нашими гипербиткоинизированным будущими человечеством, когда они обнаружат бесспорно интеллектуальную внеземную передачу, состоящую из … заголовков блоков?

Если вам понравилась эта статья, следите за обновлениями — впереди Часть III !