8 января 2021

Биткоин и интернет-циклы Хопфа

Перевод эссе Джакомо Зукко подготовлен биткоинером Tony ฿

Биткоин и интернет-циклы Хопфа

В последние несколько лет по интернету гуляет интересный мем. Слова, использованные для подписи, взяты из пост-апокалиптического научно-фантастического романа Г. Майкла Хопфа «Те, кто остается» 2016 года.

Две из использованных картин на самом деле взяты из серии картин Томаса Коула «Путь империи» 1833-1836 годов:

Смысл самих картин удивительным образом схож со смыслом мема. Или, возможно, ничего удивительного в этом нет, поскольку многие художники, философы и даже историки на протяжении веков выражали одно и то же понятие, или, как минимум, схожие точки зрения.

Другим известным примером может служить теория поколений Штрауса— Хау.

Биткоин и интернет-циклы Хопфа

Действительно, фраза Хопфа — это лишь более современное (и, возможно, более эффективное на сегодняшний день) выражение некой очень древней догадки об определенном виде социальной (а возможно, даже биологической) петли обратной связи, глубоко связанной с идеями естественного отбора и антихрупкости:

Трудные времена создают сильных людей
Сложные системы обладают тенденцией к укреплению, когда они переживают травматические события, сложности эволюции, кризисы;

Сильные люди создают хорошие времена
Новый уровень прочности имеет тенденцию к переносу системы от прежних стресс-факторов к благоприятному эквилибриуму;

Хорошие времена создают слабых людей
Новый эквилибриум, характеризующийся низким уровнем давления, имеет тенденцию стремиться к новым возможностям, не обладающим стрессоустойчивостью (централизация, специализация, рост и удобство заменяют децентрализацию, избыточность, репарации и безопасность);

Слабые люди создают трудные времена
“Атрофия” некоторых сильных сторон системы в совокупности с концентрацией системных рисков, увеличивают вероятность новых кризисов, новых системных стрессов и тому подобного.

В то время как простые и точные прогнозы касательно сложных систем по определению нетривиальны, и в то время как слишком строгая интерпретация этих «правил» имеет тенденцию вырождаться в псевдонаучные модели, неправдоподобные варианты историзма, дешевые моралистические мантры и необоснованные городские легенды, трудно отрицать фундаментальную природу подобных циклов обратной связи (в достаточно общей интерпретации).

Теория поколений Штрауса— Хау. Матрица.
Теория поколений Штрауса— Хау. Матрица.

Интернет-мемы об интернете

Было бы интересно попробовать применить эту модель к самому интернету и посмотреть, поможет ли она оценить какие-либо технологические инструменты, которые разрабатывались в течение последних пятидесяти лет, и те, что разрабатываются сейчас, в частности, относящиеся к Биткоину.

Тяжелые времена создают сильные инструменты

Сложно было бы поспорить с утверждением, что изобретение набора протоколов TCP/IP с его фундаментально децентрализованной и устойчивой к апокалипсису конструкцией было, по крайней мере, частично вызвано враждебными настроениями, вызванными холодной войной, и повсеместной боязнью ядерной зимы.

Существует немало материалов о том, что конкретная цель исследовательского проекта «ARPANET» на самом деле не заключалась в выживании сетью ядерного холокоста. Тем не менее, следующее также верно: согласно концепту Фредерика Бастиа, «то, что находится на виду» с точки зрения политически мотивированных инвестиций, в контексте спонсируемых правительством программ, скрывает «то, что не очевидно» с точки зрения упущенных возможностей и альтернативного распределения тех же ресурсов (перевод: не исключено, что наш интернет мог бы быть действительно лучше сегодня, если бы холодная война и агентство DARPA никогда не имели места быть). Тем не менее, очевидно, что особо «трудные» времена, когда интернет и был создан, способствовали развитию ряда его сильных сторон.

Сильные инструменты создают хорошие времена

Можно с уверенностью утверждать, что общий оптимистический настрой, характерный для конца ХХ века, был, по крайней мере, частично обусловлен успехом интернета в объединении мира. Хотя большинство причин для разговоров о “конце света» носили геополитический характер (развал как Советского Союза, так и «Pax Americana«, не обошедшиеся без кровопролитий), технологические инструменты также сыграли важную роль в создании триумфального изобилия: коммерциализация интернета, последовавшая за выпуском Netscape Navigator в декабре 1994 г. и продажи NSFNET всех активов в 1995 г. стали причинами огромных ожиданий. Вскоре весь финансовый рынок был поглощен так называемым пузырем «dot com» в конце 90-х годов. Скорость технологических и научных инноваций значительно выросла, и волна «интернет-оптимизма» перелилась с фондового рынка в культуру, литературу, искусство, развлечения и общество в целом.

Хорошие времена создают слабые инструменты

С приходом нового тысячелетия пузырь “dot com» наконец-то лопнул, но интернет не собирался никуда исчезать, а, вместо этого, навсегда изменил мировую экономику и нашу жизнь. Из пепла многочисленных бесстыдных аферистов появились настоящие технологические гиганты, вытеснившие большинство консолидированных производств с вершины фондовых рынков и сформировавшие «новую экономику». Но продиктованный ленью выбор удобства и доверия, а также отсутствие враждебного мышления способствовали ослаблению инфраструктуры интернета. Все стало более централизованным и основанным на доверии, а соответственно, более эффективным, но в то же время более хрупким.

Среди инструментов, которые мы ежедневно используем, можно найти немало подобных примеров: в то время как протокол SMTP теоретически все еще децентрализован, большинство из нас теперь полностью зависят от таких сервисов, как Gmail. То же самое касается концентрации провайдеров, бюрократизации DNS, централизации сервисов локализации и т.д. Эта тенденция привела к еще более экстремальным последствиям, когда после «облачно-вычислительной революции” даже крупные компании (не говоря уже о частных лицах) прекратили хостинг серверов и просто стали использовать несколько облачных провайдеров, и после «социально-сетевой революции», когда бóльшая часть населения начала принимать мобильные приложения, предоставляемые несколькими проприетарными платформами, за “интернет».

Этот процесс стал результатом ряда индивидуальных решений, которые были «локально рациональными»: сетевые эффекты очень сильны, особенно для услуг, использующих «социальные сети», а технологическая централизация делает большинство услуг более эффективными, быстрыми, дешевыми и удобными!

Все могут моментально оценить эти преимущества, в то время как сопутствующие негативные последствия, как правило, проявятся лишь спустя годы: это экономисты и называют «предпочтениями во времени”.

Слабые инструменты создают плохие времена

Этот процесс централизации не обошелся без преимуществ. Сегодня многие имеют доступ к интернету, даже в самых отдаленных уголках мира. Даже у людей, находящихся за чертой бедности, есть смартфоны. Все быстрее, дешевле и проще, чем когда-либо; с каждым годом накапливается все больше и больше функций. Но за все это прийдется дорого заплатить. Централизация обычно несет серьезные риски монополизации, коррупции, отчуждения и злоупотреблений. Действительно, каждый раз, когда мы заходим в интернет, нас можно очень легко подвергнуть цензуре, занести в черный список и отследить. Политический риск страшных Оруэльских перемен уже перестал быть теоретическим: мы действительно живем в мире, где журналисты, разоблачающие преступления, такие как Джулиан Ассанж, или мирные новаторы электронной коммерции, такие как Росс Ульбрихт, буквально сидят в тюрьме (часто пожизненно, и часто подвергаясь методам, неотличимым от пыток) за то, как они пользовались интернетом. Несмотря на то, что практически у каждого есть смартфон, почти никто не может свободно пользоваться им безопасным, открытым и приватным образом, без каких-либо ограничений. При этом большинство исключено из основанной на интернете коммерческой и финансовой инфраструктуры из-за политических ограничений KYC (знай своего клиента).

Уроки для Биткоина

Круг снова замкнулся: Биткоин, который можно считать «ценностным слоем» интернета (даже если он в каком-то смысле представляет собой инновацию, которая гораздо глубже, чем сам интернет), был создан для того, чтобы смягчить и преодолеть эти «трудные времена», основанные на интернет-цензуре, цифровом наблюдении, финансовой изоляции и денежных манипуляциях.

Биткоин не только может, но и должен усвоить уроки, которые преподала [некоторым из нас] частичная централизация интернета. Изучая уроки прошлого, мы можем избежать подобных ловушек, а также многое сделать для того, чтобы снова помочь «ре-децентрализации» всей интернет-инфраструктуры. Мы можем стать свидетелями одного из двух глобальных сценариев: либо мы выберем мир, где не требующие разрешения микроплатежи и унаследованное от Биткоина мышление в плане безопасности позволят нам создать сеть децентрализованных, приватных систем для хранения, передачи и вычисления информации, требующих минимального уровня доверия, либо мы можем наблюдать, как Биткоин становится всё более и более централизованным, опосредованным, регулируемым, манипулируемым, коррумпированным и цензурируемым.

Это означает осознание того, что нет никаких панацей. Только решения, подразумевающие неизбежные компромиссы. В результате, мы должны действовать соответствующим образом и прежде всего сосредоточиться на безопасности, приватности и проверяемости, а не на удобстве, комфорте, «пользовательском опыте» и соблюдении требований (которые являются позитивными улучшениями и будут полезны только в том случае и только тогда, когда это станет возможно), и это должно быть сделано на всех уровнях, т.е., как пользователями, так и разработчиками и поставщиками услуг.

С точки зрения пользователя, доверять сторонним кастодиалам, таким как MtGox, вместо того, чтобы изучить механизмы управления приватными ключами, удобно, но ненадежно. Доверять монополистам в лице ASIC-производителей, таких как Bitmain (через клиентов «SPV»), вместо того, чтобы запустить собственную Биткоин-ноду, удобно, но ненадежно. Доверять юристам и правоохранительным органам защиту собственных средств от легальной конфискации и хищений, вместо того, чтобы изучить лучшие практики обеспечения приватности (Tor, CoinJoin, управление UTXO, отказ от предоставления KYC и т.д.), удобно, но ненадежно.

С точки зрения разработчика или провайдера, доверительные и централизованные системы, очевидно, легче монетизировать (как взимать плату за открытый, децентрализованный протокол с минимальным уровнем доверия?). Но опять же, подобные системы хрупки.

Текущие реликвии «Мышления хороших времен» затрудняют понимание компромисса, но «Трудные времена» снова приходят, чтобы напомнить нам о цене, которую мы можем заплатить в долгосрочной перспективе во имя удобства в краткосрочной перспективе.

Пришло время вновь создать «Сильные инструменты».