30 декабря 2021

Крипто тезисы на 2022 год: Часть II

В первой части мы разобрали следующие главы:

  • Топ-10 инвестиционных тем
  • Топ людей, за кем стоит следить
  • Мысли по Биткоину

Двигаемся дальше…

Глава 4: Крипто политика США

Политика в крипте всегда была несколько заторможенной.

Биржи и кошельки так или иначе работали под надзором десятков глобальных регулирующих органов, а регуляторы по ценным бумагам пристально наблюдали за каждой командой

За последние 6 месяцев дело приняло серьезный оборот, особенно в США.

Вот что происходит, когда рыночная капитализация превышает 3 триллиона долларов, и крипто политика становится жизненно важным приоритетом.

Этой осенью Рабочая группа по финансовым рынкам при президенте (PWG) опубликовала отчет о стейблах, где содержится призыв к Конгрессу — срочно принять новые законы “заполнения пробелов в регулировании”.

Инфраструктурный проект Байдена был принят с его неадекватным определением “брокер”, не говоря уже о навязчивом расширении требований к клиентам со стороны банков в ходе процедуры «знай своего клиента», которое по сути может привести к невозможности соблюдения требований.

Председатель SEC Гэри Генслер заявил о своих широких полномочиях в отношении стабильных монет, повторил о своей жесткой позиции в отношении правоприменения и своей убежденности в том, что большинство криптоактивов являются незарегистрированными ценными бумагами.

США не единственная страна, которая старается найти баланс в разработке эффективной криптополитики.

  • В прошлой главе мы уже обсудили действия Китая в целях предотвращения «беспорядочного вывода капитала».
  • Индия вроде начала за здравие, но потом позднее стала враждебнее.
  • В Израиле предложили антиутопическое правило финансовой отчетности, требующее от граждан сообщать обо всех активах свыше $61 000 (крипто конфиденциальность = уголовное преступление).

Есть несколько стран-продуманов.

  • Японское агентство по финансовым услугам создало подразделение для решения проблемы регулирования DeFi.
  • В Португалии предлагают 0% налог на прирост криптокапитала; не облагают налогом иностранные доходы и приглашают крипто новаторов.
  • В США такие города, как Майами и штаты, как Вайоминг, создают крипто убежища.

Большинство стран, похоже, в основном продвигают свои идеи о цифровых валютах центральных банков, даже несмотря на то, что они скептически относятся к децентрализованным финансам, что в свою очередь является предсказуемым трендом, о котором мы расскажем в главе 5.

Но погружаясь в политику, мы сначала разберемся, что происходит на поле битвы в США.

Подготовка сцены: поле битвы в США

“Отрасль растет невероятно быстро. В 1,5-2 раза быстрее Интернета с точки зрения внедрения.

Надо быть идиотом как политик, чтобы сказать: ”О, нам это не нужно”

Ново (D)

“США либо внедрят крипту и займут лидирующие позиции, либо запретят криптографию и начнут разлагаться“

TBI (R)

Я слышал, что в последние месяцы крипту называли “дополитической”. Это хорошо, учитывая привлекательность крипты для обеих партий и ее глобальный потенциал.

Но меня беспокоит одна из наиболее тревожных тенденций, которые я наблюдал в последние несколько месяцев, — это отношение республиканцев к криптовалютам как к политическому футболу.

Я говорю это как человек, который находится справа от политического центра.

А также как парень, который летом создал мем “избиратель с одной проблемой” во время яростной битвы за мутное определение «брокер» в инфраструктурном законопроекте.

Правда в том, что Республиканцы выглядят более разумными и симпатизируют крипте.

В этом году произошло повсеместное понижение рейтингов многих политических деятелей. Ничего удивительного, но у меня точно не было подписи “Тед Круз — наш главный союзник в Сенате” на карточке для бинго 2021 года.

Оппортунизм? Возможно. Это же политика, детка.

Любому толковому человеку ясно, что полезно быть союзником в Сенате для нуждающейся в экспоненциальном росте отрасли.

Что нам действительно нужно, так это больше чемпионов со стороны сенаторов-демократов.

Рон Уайден

Потому что у нас явно не так много (есть ли вообще?) друзей в администрации Байдена или в прогрессивном крыле его партии.

Элизабет Уоррен

Сенатор Элизабет Уоррен — одна из самых влиятельных сенаторов в области финансовых услуг. Она ненавидит крипту.

Другие перспективные члены Демократической партии настроены враждебно.

Возможно, нам вообще стоит сказать спасибо, что мы не увидели больше законодательных действий на рассмотрении, потому что это было бы ужасно (Этот законопроект, например, просто катастрофа).

Да и нет на самом деле веской причины для прогрессирующей враждебности.

Это открытое письмо Элизабет Уоррен, посвященное криптографии, от молодого прогрессивного человека, где подчеркивается, насколько важна крипто индустрия для демократов.

Крипта не только демократизирует доступ к финансовым услугам, поощряет коллективную собственность, дает альтернативы технологическим монополиям и обеспечивает мобильность банковских услуг, но и ее успех может увеличить налоговые поступления и, возможно, способствовать «зеленым» инвестициям.

Нам нужно быстро одержать победу в Америке, потому что потерять ее не вариант.

От политики США будет зависеть, будет ли у нас золотое десятилетие, как в 90-е годы, или мы получим глобальную антиутопию, когда и другие западные страны последуют примеру США.

Если вы прислушаетесь к тому, что говорит Баладжи, то поймете, что дела в США мрачноваты и балканизация и национальный развод кажутся возможными, если не вероятными.

Я согласен с Punk6529. Давайте сражаться и выиграем битву, пока мы можем.

Далее в этой главе поговорим на такиме темы:

  • Ключевые вопросы и игроки, на которых нужно смотреть в политической борьбе.
  • 6 вопросов, которые требуют решения: стейблы и риски банков, борьба с отмыванием денег, уклонением от уплаты налогов, махинации с инвестициями и надзор за биржами.
  • 2 FUD проблемы, который плохие технически, но не так страшны: правила о ценных бумагах и вопросы конфиденциальности.
  • Где мы можем одерживать небольшие победы, попутно ведя многолетнюю войну в Вашингтоне.
Реальные риски и саморегулирование

В борьбе с превосходящей силой, вам как минимум, нужен прокаченный моральных дух.

Большинство политических рисков, связанных с криптой, можно решить.У нас есть ряд очевидных возможностей, чтобы заручиться поддержкой политиков и предотвратить кризисы до того, как они возникнут:

  • Биржевые риски: крипта пользователей не застрахована FDIC.

Возможны взломы, сбои и кража личных данных.

С другой стороны, если пользователи самостоятельно контролируют свои кошельки и при этом теряют ключи или совершают ошибочную транзакцию, то они могут потерять свои активы.

Сервисы должны рассказывать пользователям о рисках, связанных с криптовалютой, и о передовых методах обеспечения безопасности.

  • Риски стейблов/кредитования: наши Центробанки не будут реагировать на взлеты и падение крипты с помощью регулирования ДКП и не будут выступать в качестве кредитора последней инстанции.

Это наша фишка. Но нужно понимать, что крипта ослабляет денежный суверенитет в некоторых областях (Аргентина), и эта тенденция будет ускоряться по мере того, как BTC и подобные ему активы, будут становиться расчетными единицами (Сальвадор).

Либо ФРС теряет контроль над растущей криптовалютной системой (Tether), либо она умнеет и принимает такие проекты, как USDC и Paxos.

  • Риски банковской интеграции: доступ к банковским услугам для криптокомпаний — это все еще отраслевой риск, так как это единственная точка отказа.

Связь с реальным миром — это, пожалуй, единственная внешняя потребность, которая все еще существует в отрасли.

Нам нужны более дружелюбные к крипте банки, чтобы предотвратить риски отключения, а также индивидуальные риски, связанные с отказом доступа к платформе.

  • Риски со стороны надзора за отмыванием денег: всего 0,34% крипто транзакций приходится на незаконную деятельность (ниже, чем в TRADIFI), но безграничный и анонимный характер криптовалют затрудняет или вообще делает невозможным введение эмбарго и черных списков.

Это плохо с политической точки зрения в политической сфере.

Нам самим нужно дальше бороться с незаконной деятельностью, при этом указывая на прозрачность блокчейнов, как на подарок правоохранительным органам.

  • Риски уклонения от уплаты налогов: правительство может заявиться к вам с оружием в руках, если обнаружит, что вы неверно сообщили о своих сделках с криптовалютами, или заподозрит, что вы не сообщали об анонимных транзакциях, или решите, что вы заключаете индивидуальные сделки не с теми людьми.
  • Риск мошенничества с ценными бумагами: крипта рискованна и волатильна. Те, кто раньше пришел, делают деньги за счет тех, кто пришел позже.

Но это не делает ее пирамидой, а делает ее технологическим сдвигом, таким же, каким раньше были интернет и развитие железных дорог, который подвержен циклам хайпа, росту пузырей.

Ни один “пузырь” никогда не рос за четырехлетний цикл в 10 раз выше после того, как лопался.

Перед нами стоит задача, чтобы устранить информационную асимметрию. Мы должны выступать за раскрытие информации, стандарты отчетности и за безопасную гавань.

  • Защита конфиденциальности: возможно, нам придется согласиться не соглашаться в этой теме и бороться, когда речь заходит о конфиденциальности транзакций.

Отчетность о пиринговых транзакциях и требования к раскрытию информации о самостоятельно хранимых активах являются неконституционными.

Получите ордер или пошли в суд.

Это неисчерпывающий перечень, но он охватывает основные проблемы в общих чертах. Прежде чем погружаться в них, вам нужно понять игроков с обеих сторон.

Здесь есть и хорошие новости: дядя TBI провел много времени в Вашингтоне этим летом, пока вы флипали джипеги. Вы можете принимать лучшие жизненные решения, но, по крайней мере, я могу помочь ввести вас в курс дела.

Забудем о Конгрессе на минуту, и сосредоточимся на регуляторах, которые будут работать над криптополитикой в течение следующих нескольких лет.

ФРС и Совет по Надзору за Финансовой Стабильностью

В США крипта находится во власти Совета по Надзору за Финансовыми Услугами (FSOC) и его 10 голосующих членов.

 

Есть Федеральная резервная система (ФРС), Министерство финансов, Комиссия по Торговле Товарными Фьючерсами (CFTC), Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), Управление по валютному контролю (OCC), Федеральная комиссия по страхованию вкладов (FDIC), Бюро финансовой защиты потребителей (CFPB) и пара других, которые меньше связаны непосредственно с криптой.

 

📌 FSOC

FSOC отвечает за выявление рисков и возникающих угроз для финансовой системы.

Это значит, у них его полномочия для организации политического реагирования на новые технологии, такие как крипта.

Комитет возглавляется министром финансов и направлен на закрытие слепых зон в системе финансового регулирования США.

Поскольку на долю США приходится 38% мировых финансовых рынков, влияние FSOC фактически носит глобальный характер.

Чуть позже я расскажу о том, чем нам интересен каждый регулирующий орган, но сначала кратко поясню, что думает каждый из них сегодня, чтобы понимать, что нас ждет впереди.

📌 ФРС

ФРС Джерома Пауэлла не относится чересчур враждебно к криптовалютам, но все таки больше отрицательно из-за потенциального системного риска и угрозы их инструментам политики.

У ФРС, похоже, больше шансов сформировать твёрдое мнение о стейблах, нежели о всей крипто индустрии, потому что они работают над проектом своего CBDC (в ближайшее время будет опубликована техническая документация Бостонского федерального резервного банка).

Пауэлл заявил Конгрессу, что не будет пытаться “запретить” криптовалюту.

Слава Богу, его назначили. Его оппонент, Брейнард, был бы намного хуже.

📌 Казначейство

Стивен Мнучин не был крипто союзником, а вот Джанет Йеллен хуже, плюс у нее есть сплоченная группа коллег, работающих с ней в FSOC.

Ее стремление к положениям о крипто брокерах во время битвы за инфраструктурный проект (напомню, что они боролись изо всех сил *против* предложенных двухпартийных поправок), и явный интерес к усилению налогового контроля — это плохо.

Ее поддержка налогов на богатство также приведет к тому, что нужно будет отчитываться о своей крипте перед налоговиками в будущем.

📌 SEC

Гэри Генслер — амбициозный и высококвалифицированный политический деятель, который требует больше полномочий для регулирования криптотокенов и бирж.

Он склоняется больше у ужесточению регулирования. Он даже умудрился добиться успеха в работе над регулированием стейблкоинов, убедив рабочую группу Администрации в том, что эти активы эквивалентны “фондам со стабильной стоимостью”.

Эстеру Пирсу нужно постараться, чтобы защитить нас от нашего защитника, Голдмана Гэри.

📌 CFTC

Мы потеряли “крипто отца” Криса Джанкарло (одобрил фьючерсы на BTC), затем Хита Тарберта (одобрил фьючерсы на ETH), затем Брайана Квинтенца (который, хотя бы ушел в лоббисты a16z).

Новый председатель — Ростин Бехнам — пришел из старой команды CFTC Генслера.

Никто из текущих участников комиссии не дружелюбен к криптовалютам, и никто не спешил заполнять вакантные места.

Как скоро начнется жесткое регулирование DeFi?

📌 OCC

Бывший председатель Брайан Брукс написал разъясняющие письма, в которых пояснялось, как регулируемые стабильные монеты, привязанные к долларам США, могут храниться в банках, и как банки могут хранить криптоактивы.

Сегодняшний исполняющий обязанности контролера Майкл Хсу хочет покончить с этими распоряжениями, которые он называет “банки как услуга”.

Следующий председатель OCC может оказаться буквально коммунистом, и мы знаем, что Казначейство стремится регулировать эмитентов стабильных монет как банки.

📌 CFPB

Бюро финансовой защиты потребителей — детище Элизабет Уоррен.

Уоррен ненавидит крипту и хочет, чтобы CFPB пресекла ее “злоупотребления”.

По словам нового председателя CFPB Рохита Чопры, стабильные монеты являются ключевой областью для работы его команды.

📌 FDIC

Вот что сказала председатель FDIC Елена Макуильямс аудитории на Money 20/20:

“Нам нужно понимать, что наши Американские ценности, культура и влияние сталкиваются с растущей конкуренцией со стороны зарубежных стран, в том числе со стороны регулирующих систем, которые сосредоточены на продвижении технологических инноваций и отбору власти у США”.

Спасибо! Жаль того, что роль FDIC в области крипты незначительна по сравнению с другими агентствами.

Я включаю Елену только для того, чтобы показать, что не все регуляторы плохие.

Достаточно отметить, что Крипто коалиция в Вашингтоне завершает свою работу в следующем году.

Крипто коалиция

Сейчас в Вашингтоне 5 основных игроков в крипто политике.

Их в основном поддерживают корпорации, с ограниченной поддержкой, за пределами поддержки с воздуха, которую может обеспечить крипто твиттер во время крупных сражений (например, инфраструктурный проект).

Никто из них не идеален, но все они в этом году вышли на новый уровень и стали значительно сильнее.

✅ Coin Center

Старая гвардия, ориентированные на BTC, с классным мерчем и держат намеренно команду маленькой.

Они фокусируются на образовании и пропаганде, нежели на корпоративное лоббирование.

Как правило, сосредоточены на общей проблеме конституционных вопросов: права на конфиденциальность, код — свобода слова и почему криптография важна и к ней следует относиться справедливо.

Они сами выбирают свои сражения.

✅ Blockchain Association

Ведущая торговая ассоциация, которую поддерживают крупные крипто стартапы, быстро растет и прилагает большие лоббистские усилия, более агрессивна.

Им приходится тормозить эго участников и поднимать уровень согласованности, что является проблемой для любой торговой ассоциации, но, возможно, это особенно остро чувствуется в крипте.

Рипл — член ассоциации. И Мессари тоже. Binance.US стали участником, но в результате отвалились Coinbase.

Тем не менее, BA — пока лучшие ребята, и они стали сильнее этой осенью (см. Кристин Смит, глава 2).

✅ The Crypto Council for Innovation

Новая торговая ассоциация, возглавляемая компанией Paradigm, элитные спонсоры, но слабая инфраструктура.

У них достаточно капитала, но слишком мало времени на то, что необходимо сделать, что означает, что CCI, скорее всего, будет более эффективны в качестве координатора, нежели реальной силой в этом цикле, до тех пор, пока у них не будет реальной команды на местах.

✅ a16z Policy Team

Много людей и лучшие консультанты, огромные финансовые ресурсы, влиятельные основатели и руководители криптофондов с крупным портфелем.

Их подход «мы двигаемся быстро и сами определяем повестку» — необходимое зло(?) с учетом стоящих перед нами угроз.

Они положили отличное начало для разработки политики Web3.

Непонятно, как к ним относится Вашингтон, но их успех может оказаться самым важным, учитывая их способность быстро двигаться.

✅ The Chamber of Digital Commerce

Мне нравятся эти ребята. Мы поддерживали их в прошлом. Это одна из старейших правозащитных групп в Вашингтоне.

У них много отличных рабочих групп, плюс они публикуют хорошие исследования. Я не знаю деталей, но похоже между ними и всеми вышеперечисленными политическими группами существует раскол.

Я оставлю все как есть.

✅ Есть и другие группы, за которыми стоит следить, например, DeFi Education Fund и Fight for the Future.

Продолжают появляться инструменты, способствующие вовлечению в политику (Connect to Congress).

Кроме того, нам нужны отдельные организации, чтобы быть уверенными, что голос крипты отлично слышно.

Я об этом громко заявлял и лично могу поддерживать усилия.

Мессари также будет инвестировать в политические исследования. Нам нужен лидер, который возглавит наши политические усилия.

Постановка сцены: регуляторная игра в шары

Вопреки популярному мнению или политическим заявлениям, криптанам нужно умное регулирование.

Нам просто не нужно, чтобы tech регулировалось без участия США.

Не поймите меня неправильно, крипта, вероятно, много выиграла от отсутствия четких правил по сей день.

Биржи могут жаловаться на то, что они тратят много денег из-за запросов Казначейства, SEC, CFTC, OCC, Министерства юстиции, но это издержки ведения бизнеса в финтехе в целом, и такая “игра в шары” приносила им пользу, поскольку крипта явно процветала в серой области.

В следующем году эта серая зона станет более контрастной и нам нужно проявлять инициативу в отношении правильной политики, оставаясь при этом в курсе событий.

Вкратце, крипто повестка дня сводится к 7 ключевым вопросам:

  • Обеспечение финансовой стабильности с помощью четких правил для стейблкоинов и тщательной банковской интеграции (Fed/OCC)
  • Установление четких правил для отчетности KYC/AML при сохранении конфиденциальности (FinCEN)
  • Разъяснение налоговых правил и установление стандартов биржевой отчетности (IRS)
  • Создание безопасных гаваней для токенов, управляемых сообществом (SEC)
  • Утверждение DAO в качестве новой организационной структуры (Конгресс)
  • Унифицирование надзора за биржами (Создание “Комиссии Web3”)
  • Разрешение на проведение экспериментов на уровне штата и города (Суды / Другие учреждения)

Адекватное законодательство может показаться серьезной проблемой для зашедшего в тупик Конгресса, но, в конечном счете, оно критически важно для американской экономической конкурентоспособности и национальной безопасности, у него будет двухпартийная поддержка, и оно принесет правительству больше налоговых поступлений.

❌ Глупая политика, напротив, растратит все наше раннее лидерство и выдавит из страны преобразующую технологическую экосистему.

Дальше я опишу области, где между лидерами криптоиндустрии и политиками есть согласованность в том, что необходимо какое-то регулирование, но также и крайнее разочарование тем, что политики не слушают, а вместо этого предлагают “решения”, которые противоречат их фактическим политическим целям.

Крипто евродоллар и системные риски

“Крипта — это новый теневой банк. Она предоставляет многие из привычных услуг, но без защиты прав потребителей или финансовой стабильности, которые поддерживают традиционную систему. Это превращение соломы в золото.”

Возможно, самая крупная проблема, с которой мы столкнулись — регулирование стабильных монет, привязанных к доллару.

 

Это представляет собой двойной удар для регулирующих органов.

❌ Во-первых, есть опасения, что эмитенты стабильных монет помогают создавать параллельную цифровую долларовую экономику за пределами современных систем финансового надзора.

В какой-то степени это правда.

Криптодоллары похожи на цифровой налик. Доллары лежат на депозитах в банках, банкоматы (или биржи в крипто мире) выдают наличные, а то, что происходит с наличными деньгами дальше, несколько непрозрачно.

Они могут крутиться «неофициально», а потом кто-то может вернуть их в банк, который отслеживает возврат депозита в регулируемую (полностью контролируемую) финансовую систему.

Мониторинг наличности — проблема FinCEN/Налоговой США: борьба с отмыванием денег и соблюдение налогового законодательства входят в компетенцию Казначейства.

Но из-за развития стабильных монет ФРС тоже обеспокоилась системными рисками, связанными с их ростом.

Как рынок в 3 триллиона долларов, с объемом в 150 с лишним миллиардов долларов в стабильных монетах, с объемом торгов ончейн в 5 с лишним триллионов долларов за год, криптовалюта нашла обходные пути вокруг регулируемой банковской деятельности, что влияет на политику.

 

Стейблы питают высоко спекулятивные рынки, где доступны ставки, в разы превышающие те, что мы видим в TradFi.

Кредиторы в DeFi и кредиторы в TradFi (коммерческие банки) действительно играют по разным правилам, и банки считают, что это не очень справедливо.

Банки годами поют одну и ту же песню регулирующим органам — сначала с финтехами, а теперь с криптой: “одни и те же действия, одни и те же риски, одни и те же правила”.

Регулирующие органы опасаются, что риски DeFi могут отразиться на самих банках, где лежат депозиты.

Позиция председателя FDIC МакВильямса такая:

Во избежание рисков организации, выпускающие криптодоллары за пределами банковского сектора, должны быть обеспечены 1 к 1.

МакВильямс

Но именно это и отличает крипторынки сегодня.

Большая часть стейблов и кредитной деятельности до сих пор работает за счет полноценных залогов.

Таким образом, ключевым моментом является аудит резервов и платежеспособности.

Как я объясню в главе 5, есть основания для беспокойства относительно практики кредитования и резервов эмитентов стабильных монет.

Нам нужно понимать, что обеспечивает Tether, USDC, Paxos и другие активы.

И нам также надо понимать об уровне платежеспособности крупных крипто кредиторов, независимо от того, государственные они или частные.

Регулирование, где приоритет отдается прозрачности резервов, — это то, о чем надо было думать много лет назад, учитывая, что оно устраняет постоянный негатив, связанный с Tether, но оставляет в покое законные регулируемые стабильные монеты, такие как USDC и Paxos.

Альтернатива прозрачности резервирования — это настолько суровые меры, что это уже больше похоже на полный запрет стейблов.

Это то, за что, похоже, ратует сенатор Уоррен.

То, что она называет “Wildcat Banking” (мем, который беззаботно был выведен на рынок одним из основных разработчиков моделей рисков AIG, благодаря которому были потеряны 185 миллиардов долларов и наступил крах мировой экономики), проще рассматривать как побочный продукт многолетнего игнора нормативного регулирования и неспособности подключить криптобиржи к банковским услугам.

Конечно, можно было бы создать цифровую валюту центрального банка, но на это требуется время, и несет в себе определенные проблемы.

В процессе мы уступим лидерство в области более качественных, быстрых и дешевых платежных технологий другим странам, защищая старые финансовые рельсы США от конкуренции. И усугубим текущую проблему “крипто-евродоллара”.

Иностранные банки набирают евродоллары на счета для транзакций, которые никак не связаны с компаниями или банками в США.

Враждебность регулирующих органов может ускорить рост крипто евродолларов, таких как Tether.

Проще напрямую интегрировать стейблкоины в банковскую систему США.

Смарт интеграция в банковскую систему

“Все это рассматривается пользователями как банковские депозиты. Но в отличие от реальных депозитов, они не застрахованы F.D.I.C., и если владельцы счетов начнут беспокоиться о том, что им не удастся вывести деньги, то они могут высушить ликвидность банка”

Ли Райнерс
Бывший руководитель Федерального резервного банка Нью-Йорка

Еще одна проблема, которую политики видят в крипте — это банковская паника.

Подведение криптобирж под банковское регулирование может иметь больше смысла для политиков, чем разрешение на операции с криптовалютой для существующих банков.

Стабильные монеты — это мощный новый продукт, который улучшает совместимость, интеграцию и, в конечном счете, экспорт доллара США.

Кроме того, у них появляется системное значение на некоторых рынках.

К примеру, банкротство или подавление Tether может привести к сбоям на “реальных” рынках, таких как рынки ценных бумаг. При этом USDT не добавляет четкой ценности для США.

С другой стороны, подведение полностью обеспеченных криптобанков под уставы депозитарных учреждений решило бы некоторые серьезные проблемы.

У них появился бы доступ к платежной системе и страхованию FDIC, эффективный надзор ФРС за рынками крипто долларов и возможность ограничить то, как компании (иностранные и отечественные) «сдают в аренду” свой доступ к банковскому обслуживанию.

И наоборот, внесение крипты на балансы TradFi-банков, скорее всего, было бы ужасной идеей.

Их стандартные процессы могут оказаться практически несовместимыми с криптой.

В своем письме ФРС генеральный директор Avanti Кейтлин Лонг указала на некоторые важные структурные различия:

  • Как ФРС справится с хардфорком на блокчейне со стейблами на депозитах?
  • Как банки будут учитывать внутридневные риски “банковской паники” при такой волатильности крипты и характерных расчетах в режиме реального времени, когда у них есть требования к обеспечению и ежедневным расчетам?
  • Устраивает ли ФРС то, что транзакции необратимы?

При этом с точки зрения криптоиндустрии прямая интеграция и надзор со стороны банковских регуляторов «за банками-эмитентами стабильных монет» могли бы снизить один из крупных рисков, связанный с единой точкой отказа.

Это огромный бизнес для тех, кто знает, как в нем работать:

С начала года балансовая стоимость Silvergate выросла более чем втрое, с 300 миллионов долларов до более чем 1 миллиарда долларов собственного капитала, при этом ее акции выросли в 10 раз с прошлой осени.

 

Я предсказываю, что в 2022 году мы увидим, как несколько новых криптобанков (например, Avanti) станут единорогами.

 

Крипта плохая для «плохого» бизнеса

Вот эта история, что «крипта для преступников”, просто ложь и миф, поддерживаемый невежами.

Как я писал выше, согласно данным Chainalysis, незаконная деятельность составляет всего 0,34% от всего объема крипто транзакций, что ниже уровня незаконной деятельности в сфере “регулируемых” финансовых услуг, где банки, как известно, эффективно отмывают деньги для картелей и сверхбогатых людей, уклоняющихся от уплаты налогов.

При этом крипта входит в число союзников в борьбе с криминальной деятельностью.

Binance недавно помогли уничтожить банду, ответственную за вымогательство 500 миллионов долларов.

Большинство хакеров сейчас понимают, что денег можно больше заработать в добрых хаках, нежели в хакерских атаках.

Деньги слишком горячие, чтобы их успеть обработать или отмыть, как мы видели в случае со взломом Poly Network на сумму 610 миллионов долларов в этом году.

Похоже, что каждую неделю появляются напоминания о том, что использование крипты в подлых схемах оставляет прекрасный бумажный след для прокуроров, чтобы им проще было вынести обвинительный приговор.

Люди, которые создают даркнеты, практически все попадают в тюрьму.

А у правоохранительных органов появляется только больше ресурсов и более совершенных инструментов.

Например, Казначейство запросило больше средств для отслеживания и борьбы с криптопреступностью. Министерство юстиции создало национальную крипто правоохранительную группу.

Вас быстрее поймают, если вы используете криптовалюту для незаконной деятельности, нежели если вы используете наличные.

Единственное исключение (и это, по общему признанию, непростая задача) — программы-вымогатели. Это большой риск и проблема, а решения неочевидны.

Тем не менее, крипто вымогатели продолжат существовать, даже если запретить крипту во всем мире. Криптовалюта просто стала бы валютой черного рынка.

В то же время эта относительно небольшая проблема на сегодняшний день — призыв к тому, чтобы апгрейдить системы безопасности в нашей корпоративной и правительственной инфраструктурах.

Крипта — не панацея.

Как и любую новую открытую технологию, преступники будут ее использовать.

Это не умаляет ее ценности. И, похоже, Госдепартамент согласен с этим! Они платят анонимным разоблачителям киберпреступлений в криптовалюте. (Это “опасно”, но эффективно!)

Соблюдение налогового законодательства VS Налоговые продукты

Давайте на чистоту. Никто не хочет платить больше налогов, чем он должен.

Налоговый кодекс итак сложен, а тут еще децентрализация крипто инструментов, отсутствие стандартов биржевой отчетности и развивающиеся финансовые модели, которые затрудняют и без того сложный процесс отслеживания налогооблагаемого дохода каждый год.

Я понимаю, как мы оказались в таком положении, с учетом формулировки в инфраструктурном проекте, и того, как комитет по налогам и сборам может улучшить соблюдение требований по налогообложению криптовалют.

Криптоучет — это кошмар, налоговая отчетность —вдвойне.

Вряд ли криптоинвесторы уклоняются от уплаты налогов, так как изо всех сил пытаются сообщать реальные данные.

Для примера, вот некоторые проблемы, с которыми вы столкнетесь при сборе данных на одной из крупнейших бирж. Да на любой.

  • Никакой истории выводов более чем за 90 дней, что делает идентификацию кошелька для переводов и отслеживание стоимости практически невозможным.
  • Отсутствие истории транзакций и сделок до 2020 года.
  • Нет суммарных исполненных ордеров, что означает, что каждый ордер может разбиться на 100 транзакций, каждую из которых нужно расписать в форме 8949.
  • Нет трекинга шортовых позиций в текущей версии софта, предоставляющего налоговую отчетность, так как это может привести к поломке механизмов проверки торговых операций в некоторых сервисах.

И это, если еще не брать в расчет проблемы, возникающие при оценке аирдропов, неликвидных форков, описании сложных DeFi операций, разъяснение сеньоража или владения фракциями NFT.

О, а еще в США всерьез обсуждается идея обложения налогом нереализованной прибыли.

Как по нашему мнению, это повлияет на неликвидные крипторынки? (Помимо “защиты инвесторов”, конечно.)

Крипто отчетность по налогам ведет к некоторым опасениям касательно 4-й поправки, связанным с необоснованными обысками и изъятиями, но на самом деле это 8-я поправка (жестокое и необычное наказание), на которую следует ссылаться в защите от налоговых проверок.

Яне знаю ни одного криптана, который не был бы в восторге от надежного софта для налоговой отчетности, который правильно бы классифицировал доходы, включая переводы с кошелька и прирост капитала, и отслеживал стоимость, определяя обязательства и потенциальные налоговые убытки от продаж.

 
 

Ничто так сильно не раздражает крипто налогоплательщиков, как регулярная клевета со стороны крыс из Вашингтона, любителей инсайдерской торговли, в то время, как мы тратим (вставляем много цифр) доллары, сотни часов и нервов, связанных с налоговой отчетностью каждый год.

TaxBit стоит 1,3 миллиарда долларов не потому, что пользователи криптовалют отказываются платить то, что они должны, а потому что он не дает людям сходить с ума.

 

Я жду, что в 2022 году мы увидим серию слияний и поглощений в сфере налогового учета криптовалют, поскольку биржи увидят очевидные вещи и сделают (откровенно говоря, столь необходимые) инвестиции в соответствии с новыми законами о налоговой отчетности, изложенными в положении о брокерах.

 

К сожалению, я также думаю, что мы станем свидетелями того, как по крайней мере одна фирма, занимающаяся налоговым учетом криптовалют, обанкротится и продаст правительству США данные, которые помогут им в поиске потенциальных неуплат налогов.

Я также предсказываю, что не появится ясности по десяткам вопросов налоговой крипто отчетности от IRS.

Единственное, что мы знаем, что это может быть последний год, когда все еще можно воспользоваться лазейками.

Уважаемый Гэри Генслер, вы наполовину мошенник или на все 100%?

В этом году я был довольно агрессивен в отношении нынешнего председателя SEC Гэри Генслера в Твиттере. Я собираюсь пойти еще дальше.

Считаю, что он лжец и мошенник, и расскажу вам, почему.

Перед тем, как я начну, я должен сказать, что твердо верю в миссию SEC:

  1. Защищать инвесторов и, в первую очередь, от информационной асимметрии на рынках инвестиций;
  2. Обеспечивать справедливую и эффективную работу финансовых рынков;
  3. Способствовать накоплению капитала в США.

Мессари разделяет эту миссию.

Мы занимаемся организацией и обработкой глобальных крипто данных в попытке выровнять информационное игровое поле, определить риски и возможности в экосистеме и, в конечном счете, принимать полностью обоснованные решения — в инвестициях, интеграции, новых предложениях по управлению и т.д.

В статье, посвященной запуску, я писал о необходимости базы крипто данных и о саморегуляции ICO.

Так что да, я фанат этой миссии, и занимаюсь этим полный рабочий день с тех пор, как появились токены.

Кому-то может не понравиться, но я повторю еще раз: лично я более эффективно защищаю инвесторов от информационной асимметрии, нежели SEC.

Если уж говорить о природе закона, то Мессари и дальше будет превосходить SEC в выполнении своего основного мандата.

Мы не расходимся во мнениях по закона о ценных бумагах, а скорее об его применимости к криптовалюте.

SEC, похоже, одержима утверждением своей власти над всем крипторынком: протоколами Web3, биржами, децентрализованной финансовой экосистемой, даже эмитентами стабильных монет.

Но перед тем, как передать им подобные полномочия, нам нужно взглянуть на альтернативы:

  1. Разрешить криптовалюте процветать при малом регулирующем надзоре;
  2. Строго применять закон о ценных бумагах к криптовалютам и инновациям в области токенов;
  3. Взять паузу и дождаться новой, взвешенной нормативно-правовой базы от Конгресса.

Либералам нравится 1-й вариант, SEC, очевидно, ратует за 2-й, а прагматикам по душе 3-й.

Никто не будет уступать полномочия другому регулирующему органу, так что номер один вообще не вариант.

Нет никаких политический причин отказываться регулировать, так что задача Конгресса в том, чтобы определить рамки полномочий.

Однако, пока в Конгрессе сильно думают, то разумный регулирующий орган мог бы оценить, работают ли их нынешние подходы.

В случае SEC, эффективно ли регулирование посредством подавления?

Или нужна другая тактика?

А с чем SEC вообще работает?

Генслер нагружает своих сотрудников до такой степени, пока крипто строители заканчивают свои удобные 9-5, чтобы присоединиться к крипто-битве 24/7.

У криптанов есть преимущество благодаря энтузиазму, потому что считают, что их дело правое. Заслуживает ли SEC уважения, когда их политика благоприятствует Уолл-стрит, но не розничным инвесторам?

Или, когда они блокируют инновации, которые могли бы помочь художникам, геймерам, музыкантам и другим креативщикам освободиться от монопольных платформ, которые их эксплуатируют?

Сама работа SEC сложна, дорогостояща и отнимает много времени. Это вообще неблагодарная игра в «бей крота», учитывая стремительно рост и сложность крипто индустрии.

Когда они начинают драки, то могут в конечном итоге столкнуться с бывшими старшими коллегами, которые теперь зарабатывают в разы больше денег, играя за другую команду.

Представьте, что вы сражаетесь со своим бывшим начальником в серьезном судебном деле?

И, когда они побеждают, то это получаются «Пирровы победы».

 

Например, их соглашение об уплате ничтожных 24 миллионов за продолжительную продажу токенов EOS в 2017 на 4 миллиарда долларов.

 

Это было событие, которое буквально использовало рекламные щиты на Таймс-сквер.

Организаторы сейла оставили выручку себе, а затем определили 10 миллиардов долларов в новую приватную биржу.

Взамен у владельцев EOS остался доступ к сломанной, обесценивающейся сети, от которой первоначальным разработчикам фактически пришлось отказаться, чтобы их усилия не сделали EOS “похожим на ценную бумагу”.

А Block.One тем временем оформил историческую передачу богатства.

Интересно, кто-то из сотрудников SEC радовался этой «победе»?

Те проекты, которые просят разрешения у SEC, сталкиваются со стеной.

Вмешательство SEC либо технически разрушает продукты, либо тратит годы и миллионы долларов без толку, либо убивает продукт еще до релиза, либо суды.

Никто в крипте не доверяет SEC. Да и не стоит. (Другие не могут этого сказать. Я могу и буду.)

Расширенная версия закона о ценных бумагах просто не работает применительно к криптовалютам, и, честно говоря, грустно, что только Хестер Пирс, похоже, является единственным лидером в SEC, который признал необходимость поиска другого подхода.

“Гари нужно еще немного времени!”

Так вы можете сказать. Он всего лишь 1-йгод на посту и у него куча разных дел. С Ripple не он связался, а Джей Клейтон.

Не он тормозил Bitcoin ETF в течение 8 лет, но он наконец одобрил один из них.

Не он писал отчет по DAO и регулировал вопросы по Block.One. И, конечно же, не он придумал тест Хауи. Он просто работает с устаревшими инструментами, потому что Конгресс тормозит.

Ну окей, справедливо. Давайте рассмотрим его текущую позицию.

Крипто-ETF

Про токсичность Bitcoin ETF я расскажу в главе 5.

Но на текущей момент вам нужно понимать, что действия SEC на протяжении 8 лет, задерживающие принятие, привели к тому, что инвесторы упустили 800-кратный прирост стоимости базового актива, что является катастрофическим нарушением мандата SEC по формированию капитала.

Сейчас не про Генслера.

Однако, были одобрены ETF, основанные на фьючерсах, которые влекут за собой 5-10% скрытых годовых затрат на перекладку контрактов (что выгодно Уолл-стрит), но не спотовые ETF, созданные по образцу крупнейшего в мире сырьевого фонда (SPDR Gold ETF).

На кой черт одобрять экзотическую структуру, а не отличный вариант с комиссиями на 80% ниже и ликвидностью в 40 раз выше?

Ну, Генслер хочет скинуть ответственность на CFTC (которые регулируют фьючерсы на Биткойны) и продержаться до тех пор, пока Конгресс не предоставит ему полномочия по надзору за крипто спотовыми рынками и их биржами.

Это хитрость, которая кроме всего прочего еще и направлена на замедление притока иституционального капитала в крипту, так как не много найдется управляющих, готовых добавить такой токсичный ETF с высокими издержками себе в портфель.

Отрицая сей факт, Генслер действует недобросовестно.

Безопасная гавань

Одно дело — противостоять безопасной гавани Эстер Пирс. Совсем другое — притворяться идиотом и лгать Конгрессу.

Именно это Генслер и сделал в октябре, когда его Патрик Макгенри прямо спросил о Безопасной гавани. Он хитро уклонился от ответа (сами смотрите) , а Макгенри подловил его на этом в дальнейшем!

💬 ПМ: “Вы рассмотрели Безопасную гавань»?”

💬 ГГ: “Я еще не рассмотрел ваш проект”.

💬 ПМ: “Вы ознакомились с Безопасной гаванью комиссара Пирса?»

💬 ГГ: “Мы активно обсуждаем ряд вопросов».

💬 ПМ: “В частности, вы рассмотрели саму Безопасную гавань?”

💬 ГГ: “Мы говорили об ее мыслях о Безопасной гавани”.

💬 ПМ: “Сенатор Селкис, слово за вами”.

💬 СС: “Председатель Генслер, меня не волнуют ваши стычки с комиссаром Пирсом. Отвечайте на этот гребаный вопрос: Вы читали сам документ? Это 8 страниц, и в них рассматриваются многие ваши проблемы по поводу информационной асимметрия и защиты инвесторов на крипторынке. Вы читали это? Да или нет?»]

 

Да, я наивен, но если вы занимаете руководящую должность и хотите, чтобы отрасль доверяла вашим намерениям, не надо врать Конгрессу о том, что в курсе важной, широко разрекламированной альтернативы вашей неуклюжей, неэффективной десятилетней стратегии.

 

Регистрация Reg A+

3 года назад бывший комиссар SEC Билл Хинман предположил, что развивающиеся крипто сети по мере развития могут стать “достаточно децентрализованными”, и тогда обмен их базовыми активами перестанет представлять собой операции с ценными бумагами, подпадающие под правила публичного раскрытия информации.

Даже при условии, что проекты запускались за счет продажи токенов! Если Безопасная гавань не подходит, то, может, SEC знает пути к “достаточной децентрализации” или, по крайней мере, ускорит процесс Reg A+ для вывода токенов на рынок?

Props закрылся в августе этого года после продажи на сумму 21 миллион долларов в 2019 году.

«Мы не смогли разработать токены Props таким образом, чтобы это привело к коммерческому успеху, и мы не думаем, что это произойдет в будущем, учитывая нормативно-правовую базу, которая делает убивает возможности создавать продукт».

Blockstack понадобилось 2 миллиона долларов и 2 года юридической работы, чтобы они прошли через процесс RegA+.

Сейчас они занимают 75-е место по рыночной капитализации, и непонятно, читал кто-то из пользователей их документы, да и токен их не торгуется в США.

  • Так что ликвидность зависит от зарубежных бирж. Получается, что вам даст Reg A+?
  • И что, Генслер хочет, чтобы новые проекты продолжали регистрироваться таким образом и разговаривали с SEC?
Давление на ETH

SEC также использует неочевидные методы давления на крипту. Они ополчились на фонды которые подумали расширить аллокацию в крипте, за счет активов, не связанных с Биткоином.

Например , ETHE от Grayscale. Один управляющий фондом рассказал мне, что они получили добро на добавление в портфель ETHE от регионального отделения SEC, а позже получили звонок из Вашингтонского, в котором им сообщили, что «на самом деле нет, никаких одобрений, помимо BTC-трастов, мы не делали».

”Несколько юристов из других фондов подтвердили, что SEC по-прежнему враждебно относится к активами, не связанным с BTC, что, по сути, подвергает сомнению предыдущие публичные комментарии Хинмана об Ethereum.

Они даже Биткойн недолюбливают. Смирились с тем, что есть.

Монеты со стабильной стоимостью

Самых очевидный рейдерский захват власти, который мы увидели, был связан с тем, как Генслер решил контролировать рынок стабильных монет, чего он в итоге добился, хитро переименовав “стабильные монеты” в “монеты со стабильной стоимостью” в знак уважения к регулируемым SEC “фондам со стабильной стоимостью”.

Честно говоря, по этому вопросу у меня к нему меньше претензий, нежели по другим его позициям.

Как обсуждалось ранее, вероятно, лучше решить проблему за счет банковской интеграции, нежели продолжать поддерживать стабильные монеты коммерческими бумагами или другими менее ликвидными продуктами.

Крипта в США и китайские акции

Я знаю, что стрелки переводить контрпродуктивно, но вас стопудов должен взбесить тот факт, что китайские компании свободно торгуют на биржах в США, умышленно обходя законы о раскрытии информации, а у американских крипто новаторов нет такой же свободы действий, несмотря на большее количество добросовестных участников.

Совет по надзору за бухгалтерским учетом публичных компаний (PCAOB) осуществляет надзор за аудитом публично торгуемых компаний и ведет список иностранных компаний, которые отклонили запросы SEC на аудит.

Разве вы не знаете, что 95% компаний из их списка проходят аудит у компаний, базирующейся либо в материковом Китае, либо в Гонконге.

Ну знаете, вот эти небольшие компании, такие как China Petroleum & Chemical, China Mobile, JD.com и другие многомиллиардные компании, а также IPO на миллиарды долларов, такие как iQiyi, Pinduoduo, Nio и Tencent Music.

Генслер предоставил этим компаниям трехлетний льготный период для соблюдения принципов PCAOB, но может не предоставлять трехлетнюю крипто-безопасную гавань.

Это издевка какая-то? Какая разница на чем будет зарабатывать Уолл-стрит?

Защищая? Кого конкретно?

Крипто наглядно показывает, насколько разрушителен 80-летний “40 Act” и его устаревшие правила для аккредитованных инвесторов.

Эти правила запрещают пользователям получать заработанные вознаграждения в виде токенов. Они препятствуют тому, чтобы компании становились публичными до тех пор, пока большая часть их роста не произойдет в частных руках.

Такие вещи, как правила владения инвестиционными компаниями, не предотвращают мошенничество, а способствуют ему. (Я сам видел.)

Пороговые значения дохода и благосостояния для аккредитации сами по себе поощряют расизм и эксклюзивность.

Обделенные сообщества действительно голосуют своими кошельками.

  • У белых инвесторов крипта занимает 13% портфеля
  • У черных — 18%
  • У латиноамериканцев — 21%
  • У азиатов — 23%.

Но SEC все равно прилагает все усилия, чтобы закрыть им доступ.

Уровень патернализма бьет все рекорды, учитывая, что крипта несет в себе добро.

Это буквально единственный класс активов, где розничные инвесторы обошли институциональных. Рост сектора обогнал вообще все.

Это реально самый лучший способ защиты инвесторов.

Короче, многое свидетельствует против Генслера. Но “лжец и мошенник” — это через злобные термины.

А вдруг он просто наивен?

Нет. Невежество и наивность тут ни при чем. Что делает Генслера таким опасным, так это его компетентность и амбиции.

Он элитный исполнитель, который сколотил состояние в 120 миллионов долларов благодаря успешной карьере в Goldman Sachs.

Как бывший председатель CFTC, он знает, как работает политическая машина в Вашингтоне, и как улучшить свое резюме, играть жестко и мелькать в новостях.

Как бывший профессор Массачусетского технологического института по криптографии, он лучше знаком с технологией, чем большинство других в политических кругах. Он хитер и расчетлив.

К черту миссию SEC. Он захватил в заложники целую развивающуюся индустрию, частично по воле сенатора Уоррена, добиваясь поста министра финансов.

Послушайте, я работал со многими умными, талантливыми, серьезными и исполненными благих намерений профессионалами в SEC.

Я не буду называть их здесь (по причинам, которые сейчас, вероятно, очевидны…я не хочу доставлять им неприятности), но я действительно уважаю их и в идеальном мире мы бы сотрудничали намного больше.

Но Генслер стоит на пути. Он мошенник.

Американские инвесторы и SEC заслуживают большего.

Ripple vs SEC vs Безопасная гавань

Я, как вы говорите, не фанат Ripple. Я называю компанию «Джеккил и Хайд криптографии»: крутая технология расчетов и денежных переводов, но сомнительный маркетинг на уровне MLM и дамп токенов рознице из хранилища.

Если вы не первый день в крипте, то точно знаете, что мы с CEO Ripple Брэдом Гарилнгхаусом не обмениваемся рождественскими открытками.

Но с того момента, как SEC начала активные действия против них прошлой осенью, я болел за то, чтобы они одержали верх, потому что дело кажется грязным, и оно может создать ужасный прецедент.

Из судебных разбирательств Ripple мы знаем, что, несмотря на 3 года встреч с руководителями компании, SEC не сообщала Ripple или ее партнерам о том, что Комиссия считает цифровую валюту компании XRP ценной бумагой до тех пор, пока они не инициировали расследование.

Сам этот факт уже напрягает.

Я не юрист, но тут и так понятно, что заставлять компанию сотрудничать в течение трех лет, а затем возбуждать судебный процесс без предварительного предупреждения — вообще не самый лучший способ выработать политику в отношении развивающегося рынка.

Тем более, что в отличие от многих других токенов, XRP фактически законно использовался для трансграничных платежей в качестве добросовестной валюты.

В критическом посте “Я вижу вас, XRP”, который я опубликовал за 3 года до расследования SEC (и который защитил бы инвесторов от 95%+ коррекции XRP, последовавшей за моим сообщением), я изложил проблему:

“XRP может набрать обороты в качестве жизнеспособной потенциальной “валюты-моста».

Токен может быть использован в качестве резервного актива для учреждений, которые нечасто торгуют определенными валютными парами, например, банки второго уровня, не входящие в банковскую систему, которые хотят осуществлять расчеты в местной валюте.

“Награды» в XRP можно было бы использовать в качестве стимула и снижения затрат для ранних партнеров. Как Банк А в Африке рассчитывает долг, выраженный в песо, если они нечасто ведут дела с Банком Б в Латинской Америке?

Обычно это происходит через другой банк-корреспондент, который использует более крупную резервную валюту для расчетов. Получаем несколько транзакций для одного перевода, где каждая сторона получает определенную долю от операции.

XRP может упростить это.

Банки внедряющие XRP могли бы сэкономить деньги и выиграть от владения XRP, а сеть могла бы постепенно децентрализоваться. Маловероятно, но возможно.”

В ходе анализа меня не беспокоило использование компанией XRP, а скорее ее выборочное раскрытие информации о продажах токенов.

Какие-то мутные истории о фейковом объеме торгов, который был нарисован зарубежными биржами и о том, что новая ликвидность идет со стороны институтов, а не от розничных инвесторов.

Стремный маркетинг и компания как скрывала, так до сих пор и скрывает все свои транзакции со связанными сторонами и объемы продаж, связанные с XRP.

Мы проследили за деньгами и соответствующим образом обновили рыночную капитализацию XRP, поскольку обнаружили, что инсайдеры продавали токены на миллиарды долларов в год, которые по сути уже считались частью активов в обороте.

Отличный кейс для безопасной гавани

Если бы Ripple выдала отчетность согласно предложениям Пирса, то эта асимметрия предложения XRP исчезла бы:

(iii) (D) Достаточная информация для третьей стороны для создания инструмента проверки истории транзакций Токена (например, блокчейн).

Так бы Ripple предоставил нормальный эксплорер блоков.

(v) Предварительные Продажи Токенов. Дата продажи, количество проданных Токенов до подачи уведомления, любые ограничения на возможность перемещения проданных Токенов, а также тип и сумма полученного вознаграждения.

Это должным образом учитывало бы всю историю продаж Ripple, включая локи и скидки деловым партнерам.

(vi) (B) Количество Токенов или прав на Токены,принадлежащих каждому участнику Первоначальной Команды разработчиков и описание любых ограничений или на перемещение Токенов, принадлежащих таким лицам.

Так можно было бы отследить Криса Ларсена, Брэда Гарлингхауса и продажи Джеда Маккалеба, а также продажи дочернего фонда компании.

(ix) Сделки Со Связанными Лицами.

Описание любой существенной транзакции или любой предлагаемой существенной транзакции, в которой участвует «Первоначальная команда разработчиков» и в которой любое «Связанное лицо» имело или будет иметь прямую или косвенную материальную заинтересованность.

Описание должно содержать описание характера сделки, связанного с ней лица, основания, на котором это лицо является «Связанным лицом» и приблизительной стоимости суммы сделки. То же самое.

В условиях Безопасной гавани у Ripple было бы 3 года, чтобы разработать стратегию распределения и децентрализации.

Это была бы политика, ориентированная на экономический рост и инновации.

И компания либо исправила бы свою отчетность, либо Ripple и ее руководители столкнулись бы с расследованием за мошенничество, а не за нарушения при регистрации ценных бумаг.

Цель политики безопасной гавани состоит в том, чтобы выявить мошенников.

Поддерживать тех, кто занимается криптой с благими намерениями, помогать внедрять безопасные инновации на первых этапах, поощрять децентрализацию сетей посредством токенов и реализуйте грандиозные идеи, не нарушая законов, направленных на защиту инвесторов.

И самое главное, развивать открытые стандарты намного быстрее, чем это происходит во времена 80-летних законов о ценных бумагах докомпьютерной эры.

Я жду, что SEC продолжит тормозить американские криптокомпании, дела станут еще хуже, прежде чем они начнется улучшение.

А Генслер будет и дальше игнорировать предложение Пирса о безопасной гавани до тех пор, пока его хозяин, сенатор Уоррен, не скажет ему действовать иначе.

Битва за приватность

Грустно, но про наши права на цифровую конфиденциальность политики думают в последнюю очередь.

Они считают само собой разумеющимся, что можно без ограничений следить за нашей цифровой жизнью под лозунгом “национальной безопасности”, “ловли плохих парней” и “сбора налогов».

Худшие части инфраструктурного проекта ставят отрасль в опасное положение, вероятно, нарушают первую и четвертую поправки, и будут оспорены в суде.

Формулировка “брокер” в инфраструктурном проекте опасна своей двусмысленностью.

Под нее попадают люди, которые пишут код, валидаторы, которые обрабатывают транзакции, и активные участники криптоуправления.

Формулировка была якобы написана для обеспечения возможности отслеживания транзакций DeFi и информирования Налоговой службы о событиях, подлежащих налогообложению.

Но поскольку Казначейство всерьез рассматривает вопрос о налоге на богатство, “двусмысленность” кажется более преднамеренной.

Напомню, что Казначейство боролось с предложенными крипто коалицией поправками.

Другая большая проблема, конечно, связана с 6050i, которая обычно обязывает предприятия подавать отчеты (включая имена и номера социального страхования) всякий раз, когда они получают более 10 000 долларов наличными от контрагента.

Инфраструктурный проект обновил 6050i, включив в него крипто-отчетность.

Согласно Proof of Stake Alliance, который изначально обратил внимание на это положение, это новое правило выходит за рамки «Закона о банковской тайне», дозволяя американцам собирать и передавать информацию о своих согражданах, к которой само правительство не сможет получить доступ без ордера!

Как объясняет Coin Center, требование к отчетности Закона о банковской тайне само по себе едва ли конституционное, но только потому, что:

 

“Банки являются третьей стороной в транзакциях своих клиентов. Банковские пользователи сами передают информацию о транзакциях банку в качестве условия использования банковских услуг, а банки сохраняют эту информацию для законных целей.

Это суть так называемой доктрины “третьей стороны”, которая устраняет в противном случае применимое требование об ордере четвертой поправки.»

 

В пиринговой транзакции нет третьей стороны. Тем не менее, в соответствии с новым видом 6050i Алиса и Боб могут обмениваться BTC и ETH, и доносить друг на друга обширные отчеты.

В худшем случае толкование 6050i заключается в том, что несоблюдение требований может привести к обвинению в уголовном преступлении и тюремному заключению сроком до 5 лет.

Транзакции без посредников фактически запрещаются, так как на некоторых рынках подобные требования выполнить невозможно (продажи произведений искусства NFT).

Без поправок, оба эти положения могут быть оспорены с точки зрения конституции.

Включение DAO

Самое адекватно предложение в этом году поступило от a16z.

В своих выступлениях перед регуляторами, они начинают с того, что стоит за “Web3”.

Владение пользователями способствует финансовой инклюзивности за счет того, что человек становится частичными владельцем платформы с правом голоса.

Создается возможно для конкуренции с бигтехами и обеспечивает свободное будущее интернета без корпоративных или авторитарных репрессий.

Мне это по душе. Такое помогает не только в продвижении DeFi и крипты, но и в развитии NFT, возможности подключения интернета и сети хранения данных.

Будущее интернета.

Но a16z делает еще кое-что неочевидное и важное: они переводят акцент с токенов туда, где ему самое место. На DAO как новую правовую структуру.

Конечно!

Вопросы на триллион долларов в крипте звучат так: “Насколько эффективно мы можем децентрализовать” и “насколько хорошо мы можем управлять открытым Интернетом”.

Возвращаясь к тесту Хауи о ценных бумагах (инвестиции в предприятие с ожиданием прибыли в условиях усилий других людей).

Это наилучший способ ограничить юрисдикцию SEC и убедиться в легальность работы сети в США.

Четкое определение DAO в качестве нового корпоративного примитива послужило бы двойной цели:

а) Разъяснить, что представляет собой “совместное предприятие” и как понимать “усилия других” на этом предприятии

б) Разъяснить, как подобные правовые структуры могут упростить соблюдение налогового законодательства.

Много очевидных различий между компаниями и DAO. И первые в списке — это их гибкое управление и юридическая структура, а не их токены.

Это уже что-то. Но встает очень интересный вопрос, если у сырьевых товаров есть CFTC, у валюты есть OCC, а у ценных бумаг SEC, то неужели токенам по-прежнему не нужен регулятор?

Возможно.

Американский совет по Web3

Помимо стейблов, которые могут регулироваться некой комбинацией OCC и FDIC (не SEC), крипто индустрия достаточно велика и сильно развита, чтобы получить собственного регулятора, а также орган саморегулирования, который будет следить за кастодианами и биржами криптовалют.

По иронии судьбы, этот регулятор может выглядеть примерно как комбинация OCC и FSOC.

Регулятор может уделять основное внимание таким организациям, как Coinbase, Kraken, Anchorage и BlockFi, которые занимаются хранением криптовалют для клиентов.

Кроме этого, помощь в качестве координационного органа с другими ведомствами, решить вопросы юрисдикции и пресекать попытки захвата власти.

Web3 совет в Америке мог бы решить вопрос с внедрением таких вещей, как Безопасная гавань Эстера Пирса. Может работать в сотрудничестве с CFTC по надзору за маркет-мейкерами в DeFi и над правилами для бессрочных рынков.

Может работать с IRS по стандартам налоговой отчетности. И в сотрудничестве с многими службами, может создать правовую структуру для налогообложения DAO.

И что самое важно, может работать в криптополитике над тем, что мы еще не рассмотрели или не разработали.

Например, решения вопросов конфиденциальности, сохранности данных, IP и т. д. в блокчейнах и в метавселенной.

Как мы относимся к ответственности и надзору в системах, управляемых токенами, таких как DAO?

В своем недавнем предложении по политике Coinbase предложила специальную комбинацию регулятора и СРО, и я думаю, что они хорошо сформулировали общие положения:

  • Создать новую структуру вокруг цифровых активов с учетом их уникальных свойств;
  • Назначить специальный регулирующий орган для решения проблем, связанных с рынками цифровых активов;
  • Защищать от мошенничества и манипулирования рынком на соответствующих торговых площадках;
  • Содействовать совместимости и конкуренции.

Ключевое здесь то, что Coinbase включила совместимость (подход для защиты переводов с кошелька на кошелек и обеспечения того, чтобы “перевод” с бирж оставался безболезненным).

Брайан Брукс также предложил Конгрессу применить принцип отсутствия дискриминации и к криптовалютам (не предпочитать TradFi в сравнении с DeFi).

Что-то вроде AW3C, которая не даст SEC полный контроль, но и не уведет крипту полностью в офшоры. Будет нам регулирование.

Казначейство вместе с FSOC, похоже, сильно полагаются на Генслера.

Новое агентство будет означать, что США воспринимает крипту как новую парадигму, вводить разумное регулирование и старается решить вопрос с налогообложением.

Боюсь, что вероятность такого исходи равна <0,1%.

Только не с этим загнанным в тупик Конгрессом и враждебной по отношению к рынку администрацией. Нынешние руководители регулирующих органов, похоже, уже разделили пирог для себя.

Мне кажется, что будущее американской криптовалюты зависит от безжалостного юридического нападения на SEC.

Битвы в реале и в метавселенных

На этот раздел у меня было куча планов. Реально.

В Вайоминге происходят великие вещи в плане инноваций в криптобанковских структурах и правилах управления DAO. Мэры конкурируют друг с другом в желании стать крипто хабами.

Я рад, что Нью-Йорк подает признаки жизни, а Майами и Остин — уже полноценные безопасные зоны. Кроме того, я искренне верю, что раз уж у нас не осталось незаселенных физических земель, то нам нужно обратить внимание на виртуальную собственность.

Мы обязаны бороться за открытую метавселенную. Мы должны бороться как в реальном мире, так и в виртуальном.

Но я остановлю себя здеь по двум причинам:

  1. Я устал, и этот раздел и так уже достаточно длинный
  2. Я не хочу замылить свою первоначальную изюминку

Борьба идет здесь, в Америке и в Вашингтоне в частности, и ставки не могут быть выше.

Мы либо победим и получим еще одну золотую эру Интернета, принадлежащего пользователям. Либо мы проиграем, и будущее будет выглядеть еще более мрачным.

Штаты не спрячут вас от злого Дяди Сэма. Так это не работает. Нам нужно победить в Вашингтоне.

Нет ничего более крутого, чем битва за крипту в США

В заключении этого раздела я добавляю выдержку из недавнего треда от Punk6529.

Я рекомендую вам прочитать все топ тредов на каникулах.

 

Для крипты нет другого более естественного дома, кроме Соединенных Штатов Америки. Для Соединенных Штатов Америки нет более естественного стратегического оружия, чем крипта.

США никогда не ошибались, делая ставку на свободу, и в этот раз ничего не изменилось.

 

В США есть: крупнейшая экономика и финансовые рынки, резервная валюта, сильная армия, крупнейшая техно-индустрия, крупнейшая медиа-индустрия (и больше свободы слова, чем у большинства) и бесконечный потребительский рынок.

В США также есть фундаментальная вера в свободу и здоровое недоверие к непогрешимости государства: Бостонское чаепитие, Конституция, Билль о правах.

 

И система управления также довольно децентрализована. США — это федерация, нечто что не до конца понято за пределами США, с огромным количеством прав в штатах.

 

 

Моя точка зрения очень проста:

США могут справиться с открытыми системами, а их стратегические конкуренты — нет.

Моя точка зрения буквально противоположна точки зрения Питера Тиля. По его мнению, Китай поддерживал BTC, чтобы снизить доминирование доллара США.

Это самая тупая вещь, которую я слышал за последние годы. Доллар США отлично справится с BTC. Закрытая система, подобная юаню, не может этого сделать.

 

 

Другими словами, я гораздо более оптимистичен, чем наш политический истеблишмент.

Я верю, что США могут проложить путь к большей свободе, инновациям и децентрализации. И это поможет Соединенным Штатам и всему миру.

 

 

Если США начнут лидировать в этой теме, то ЕС последует за ними. Если США и ЕС выберут путь свободы, мы начнем строить системы, к которым будут стремиться граждане более закрытых систем. Таков и есть, по-моему, путь.

 

Ладно, погнали дальше. Продолжение следует…

 

Мы с командой анализируем, рассказываем о крипте и развиваем РУ сообщество с 2017 года. Создали десяток реальных юзеркейсов и готовы делиться всем опытом с тобой, заходи в мой Телеграм-канал и читай полезную аналитику каждый день…