13 июля 2020

Признаки приближения эпохи Web 3.0: как изменится потребительский рынок с развитием шеринг-экономики и зачем все это нужно

С момента своего создания в 90-х годах прошлого века Интернет прошёл длинный путь. Минуло без малого 30 лет, но история всемирной информационной сети уже имеет свои исторические вехи, целые эпохи. Технологии, на которых основан веб, каким мы его знаем сегодня, претерпевают постоянные изменения, эволюционируют, и впереди уже видна почти осязаемая третья эпоха Интернета — эпоха Web 3.0.

Чем будет для человечества Web 3.0? Вполне возможно, спасением от тотального контроля государства, с каждым годом всё глубже внедряемого в человеческое общество. Вспомним хотя бы Китай с его электронной системой социальной оценки — чем не “1984” Оруэлла? Эпоха Web 3.0 возникает как стихийный и неукротимый ответ мыслящего общества на попытку его полностью зарегулировать.

Web 3.0 — это система обмена информацией, где данные человека могут принадлежать только ему, а не глобальным корпорациям, которые сегодня без спроса ими распоряжаются по своему усмотрению. В новом Интернете не будет навязчивой рекламы, а если человек будет её видеть, то это будет его личным выбором и способом заработка. В этом новом мире злоупотребление властью, служебным положением будет очень затруднительно, потому что все официальные информационные каналы будут прозрачными и работающими по единому алгоритму.

Давайте вспомним, как развивался Интернет и представим себе это будущее, ведь, хотя оно и кажется бесконечно далеким, множество пассионариев каждый день занимаются тем, что приближают его. Для начала поговорим о том, как складывалось становление сети Интернет в исторической перспективе и как одно технологическое открытие влекло за собой другое. Словом, как произошла эволюция от статических сайтов со стразиками эпохи Web 1.0 до распределенных сетей с их криптовалютой, кошельками и вычислительным консенсусом — тех, что открывают перед нами двери в новую эпоху.

 

Web 1.0: великий браузерный прорыв

Изначально то, что представляла собой сеть Интернет, не имело названия Web 1.0 — имя дали этому явлению позже, ретроспективно, когда на сцену вышел “второй веб”. Сеть Web 1.0 состояла из не слишком мощных в техническом плане компьютеров, коммуникация между которыми осуществлялась посредством простых протоколов HTML и URL. Участники сети взаимодействовали между собой посредством форумов, особо продвинутые могли играть по сети в StarCraft, дизайн сайтов представлял собой статические страницы, содержимое которых можно было оценить визуально и более никак.

“Собственно, наступление эпохи Web 1.0 произошло в 90-х годах прошлого века, и ознаменовал его выход на рынок первых браузеров. Успех пионера Mosaiс привлек внимание такого гиганта, как Microsoft, который вскоре выпустил свой Internet Explorer”, — рассказывает основатель криптовалютной биржи Garantex Сергей Менделеев. “Именно благодаря браузерам стало возможным массовое вливание пользователей в Интернет — простота взаимодействия с сетью посредством визуальной подачи информации стала огромным рывком вперед. С этого момента сеть была доступна не только техногикам, но и простым смертным”.

 Собственно, развитие браузеров — а вслед за вышеупомянутыми двумя вскоре появились еще и Mozilla с Opera — спровоцировало процесс последовательного повышения качества контента, из которого складывалась сеть Интернет на тот момент. Денежные вливания повлекли за собой бурное развитие технологий, в Интернет стало приходить все больше пользователей, появилось понимание, что сеть можно использовать в качестве инструмента повышения продаж, раскрутки бренда, что сайт может быть визитной карточкой и даже магазином.

Где-то в начале нулевых произошел плавный переход к Интернету, каким мы его знаем сейчас — сети образца Web 2.0. Переход был постепенным; многое изменилось, и в то же время многое досталось новой эпохе в наследство от старой, обозначив будущие проблемные точки.

 Web 2.0: преимущества, проблемы и точки роста

Начался настоящий бум интереса технологических корпораций к Интернету — сейчас этот период называется эпохой доткомов. Возникли первые социальные сети, стриминг-контент, площадки для блогинга. Интернет стал еще более массовым и коммерчески успешным, появились более продвинутые браузеры, которые сместили старых игроков — в игру вступили Safari и Google Chrome. С течением времени технологии усложнились, контент стал более продвинутым.

Однако фундаментальные вещи не менялись со времен Web 1.0. Наследство той эпохи — DNS сервера, из-за которых пропускная способность Интернета до сих пор остается медленной, а также устаревшие технологии HTTP протокола и маршрутизация образца эпохи первого веба, по прежнему составляющие техническую основу сегодняшнего веба. Все три элемента основаны на централизованных решениях — для их работы требуется сервер. Число таких серверов ограничено, а  количество пользователей сети огромно и с каждым годом только растет, так что не за горами ситуация, когда Интернет технологически приблизится к своему лимиту. Таким образом возникает ситуация, которую мы можем наблюдать в течение последних лет: технологии развились, а основы на которых они вынуждены функционировать, остались прежними.

Еще одной проблемой Web 2.0 явилось то, что, поскольку его появление было вызвано коммерческим успехом технологических корпораций, это в конечном счете вылилось в эффект зависимости пользователей от этих гигантов. Увы, так все устроено в нынешнем вебе: крупные игроки, контролирующие серверы, могут диктовать свои условия. Интернет сегодня находится в рамках жесткой цензуры, может быть сегментирован на основании геополитических признаков. Такое сегментации могут произвести как крупные корпорации, так и правительства — то есть организации, обладающие достаточным для этого количеством ресурсов.

“Отсутствие приватности данных — один из основных болезненных моментов современного веба: во время серфинга в Интернете человек не может делать это незаметно, всегда оставляет следы и по сути мало что может с этим поделать — только продвинутые технари обладают навыками шифрования данных в сети, кто-то освоил выход в Интернет через альтернативные браузеры, однако все это не дает настоящего решения — так или иначе практически любой пользователь сети имеет свою историю работы в ней, и в каких-то ситуациях эти данные вполне смогут сыграть против него. Осознание этого факта малоприятно и унизительно: сведения о каждом из нас собираются без нашего на то согласия, по умолчанию, и то, как эти данные будут использованы, до конца не понимает никто — возможно, даже сами сотрудники этих корпораций”, — говорит Менделеев.

Становится понятно, что основная проблема технологии  Web 2.0 — централизованность власти: администрация платформы в первую очередь заинтересована в монетизации ресурса, и рассчитывает фактически на 100% дохода от его деятельности. Доход не идет к владельцам пабликов. если речь идет о социальной сети — нет, простые пользователи не получают никакого вознаграждения за то, что они просматривают рекламу, продвигают ресурс на каких-то сторонних площадках. Центральная власть ресурсов, которые работают по технологии Web 2.0, постоянно блокирует группы и каналы — причем, никакому обжалованию подобные решения не подлежат.

В современном вебе сложно применить технологию p2p нетворкинга, когда все участники сети равноправны, когда проще специфические данные запрашивать у определенной группы людей, нежели чем у центральных серверов.

Web 3.0: несбыточные мечты или надвигающаяся реальность?

Что же должно прийти на смену существующей парадигме? В идеале, Web 3.0 призван стереть грань между онлайн и оффлайн способами генерации контента, сделать трансграничные переводы средств делом одной минуты, вернуть людям контроль над их собственными данными. В широком смысле Web 3.0 должен ознаменовать выход Интернета за пределы сети.

Проблемы, которые стоят перед современным вебом, невозможно решить простыми интеграциями и, скорее всего, придется решать их фундаментально. С появлением блокчейна все больше голосов стало раздаваться в пользу того, что Web 3.0 должен быть построен именно на этой технологии. Введенный соучредителем Ethereum Гэвином Вудом термин “консенсус вычисления”, который, по его теории, должен стать одним из основополагающих принципов Web 3.0, напрямую связан с технологией распределенных реестров.

“По сути с помощью этой технологии можно заново проиндексировать весь Интернет, основываясь лишь на интересах людей и машин, которые принимают в нем участие”, — считает Сергей. “Это нужно для того, чтобы убрать искажение, которое придало сегодняшней индексации наличие заинтересованности крупных корпораций, рекламных, цензурных и прочих факторов. Знания в новом вебе должны храниться в децентрализованных реестрах. Это вернет доверие и внимание пользователя к веб-контенту, потому что ни для кого уже не секрет — количество повторяющихся, неуникальных, второсортных ресурсов настолько переполнило сеть, что новые алгоритмы поиска сегодня нужны ей, как воздух, иначе она рискует задохнуться”. 

 Также Web 3.0 призван решить проблему личности в Интернете. Сегодняшняя парадигма состоит в том, что к людям в сети относятся, как к продуктам — их личными данными злоупотребляют, они видят то, чего подчас видеть вовсе не желают, их банят, удаляют сообщения без объяснения причин. Web 3.0 дает человеку возможность полностью контролировать владение собственными данными. Данные будут зашифрованы, и только самому человеку дозволено будет решать, оставлять ли ему в сети след своих поисковых запросов, отказаться от рекламы или же попытаться заработать на ее просмотре. Человек должен иметь право выбирать, какую именно информацию он будет получать из сети и каким образом — посредством одноранговой или же глобальной сети.

О приближении новой эпохи говорит ряд признаков. Это прежде всего бурное развитие технологии веб-приложений, когда нужные программы помещаются в сеть, а хранилища данных располагаются в облаках: почта, документы, фотографии, видео, сервисы для записей, таблицы и презентации — все нужное для работы с ними уже есть в сети, и важные данные люди уже стараются не хранить на жестком диске. 

Бок о бок с приложениями в геометрической прогрессии развивается мобильный интернет. Люди обращаются в свои гаджеты по любому поводу, будь то доехать до дома или же сбросить вес — приложения найдутся на любой вкус и цвет. Технологии мобильного интернета и приложений разрушают сайтовую систему, на который был построен Web 2.0 — в приложении ты работаешь не с определенным веб-адресом, а только лишь с контентом, который тебе нужен и интересен и к которому можно обратиться, даже не будучи подключенным к сети.

Экономика шеринга и криптовалюты в свободном финансовом пространстве Web 3.0

Важным признаком того, что мы находимся в стадии перехода к новому вебу, является появление и повсеместное распространение криптовалют. Повсеместное в прямом смысле слова: в России, Европе, США и Азии, в странах третьего мира — и особенно в них, где у 90% населения нет доступа к банковским услугам — криптовалюты покупают и продают, проводят краудфандинги нового образца с помощью электронных токенов, собирая деньги на проекты напрямую от непрофессиональных инвесторов. И это несмотря на все предупреждения правительств, на непонимание подавляющим большинством того, как эти деньги устроены, на дикую волатильность рынка и его общую непредсказуемость.

В финансовой области криптовалюты стали ярким примером овеществленной свободы. Идея независимости и технология блокчейн, лежащие в их основе, делают новые деньги важной альтернативой традиционной банковской системе с ее допечатыванием купюр и их последовательным обесцениванием.

“В мире, где участникам экономики нужно одно — быстрота и удобство расчетов, потому что таков современный бизнес — концепция пиринговых транзакций, лежащих в основе криптовалют, пришлась весьма кстати. Теперь для того, чтобы вести бизнес, производить расчеты, достаточно иметь смартфон, подключенный к интернету. Это дает надежду на лучшую жизнь миллионам людей — и это только начало”, — говорит Сергей.

Вообще, пиринговая экономика, ставшая столь модной за последнее время, тоже знаменует собой переход к эпохе Web 3.0. Шеринг-экономика составляет основу “уберизации”, где обмен и аренда активов давно стали одним из самых профитных и быстрых бизнес-процессов. Уже сейчас шеринг-сервисы работают повсеместно — с помощью них можно взять напрокат что угодно и где угодно — от машины до зонтика. Они экологичны, выгодны для всех участников, за ними будущее. Это явление невозможно остановить — раз начавшись, оно охватывает все более широкие области экономики. 

Теперь на очереди электронные денежные активы. Абсолютно так же, как люди делят между собой фильмы и книги, они могут обмениваться валютой в любой из ее форм, а далее электронными правами собственности.

«Преимущества цифровых денежных переводов очевидны — это быстро, нет бюрократической волокиты, все операции можно проводить из любой точки планеты, имея доступ к Интернету”, — объясняет Сергей Менделеев. — “А денежные активы на основе блокчейна возвращают контроль в руки самих пользователей. Они легко хранятся не в банковской ячейке, а на маленькой флешке, которую легко положить в карман и просто воспользоваться в любой момент. Эта та самая приватность и независимость, по которой так изголодался мир”.

Согласно исследованию PWC, 86% взрослых американцев, вовлеченных в экономику шеринга, считают, что она делает жизнь более доступной. Тренд очевиден: возможность обмена активами на блокчейне формирует свой рынок, доступ на который более прост, чем на фондовый. С возникновением блокчейна появилась возможность эмитировать электронные активы, а также оцифровать право владения ими. Это и есть новый финансовый рынок Web 3.0.


Развитие пиринговых финансовых рынков — дорога в эру инноваций

В эпоху приближения Web 3.0, за счет активного развития Интернета и возникновения товарно-денежных отношений на основе обмена электронными активами каждый день, на наших глазах происходит глобальная трансформация экономических отношений. 


Возникают все новые и новые платежные системы. Благодаря технологии блокчейн активы пользователей всегда остаются их собственностью, их больше не способно контролировать государство. Все мы помним банковские кризисы, когда миллионы людей не могли снять со счетов собственные средства или когда они вмиг обесценивались во время инфляции. Кроме того, в развивающихся странах, таких, как Венесуэла, Африка, некоторые страны Южной и Латинской Америки, более двух миллиардов людей лишены полноценного доступа к банковским продуктам, хотя экономика этих стран развивается достаточно активно.

Создание новых цифровых финансовых продуктов приводит к тому, что оцифрованные ценности могут передаваться пользователями по всему миру как новый вид акций. Тормозят этот процесс только юридические вопросы. Даже несмотря на процедуры KYC/AML, во многих государствах нет официального статуса цифровых активов. Тем не менее, уже сейчас становятся отчетливо видны перспективы развития рынка Web 3.0.

Любые сети, которые работают поверх банковской сети SWIFT, всегда будут зависеть от политического давления и финансовых властей, которые ими владеют. Возможность запретить доступ к этим сетям может уничтожить бизнес в одночасье, и именно по этой причине многие крупные компании до сих пор опасаются участия в новой экономике.

Но как только бизнес поймет, что существует технологическая альтернатива устаревшей финансовой системе, что уже родилась и вовсю развивается плодородная экономика, в рамках которой эта альтернатива может существовать, тогда мы увидим радикальные изменения в обществе, бизнесе и культуре. В рамках той парадигмы, в которой мы пока еще живем, огромное число инноваций и прогрессивных идей подавляются страхом быть отрезанными от банковской сети. Как только этот страх рассеется, мы увидим золотой век инноваций, и биткойн — это дорога из желтого кирпича к этой точке, а одноранговые рынки и есть те кирпичики, которыми эта дорога выложена.