20 марта 2020

Сиба-ину, мем и банка Нутеллы

Напоминаем, что в феврале текущего года, известный предприниматель Джексон Палмер покинул криптоиндустрию, заявив о том, что разочаровался в криптовалютном сообществе.  По его мнению, криптовалюты и блокчейн могли бы стать основой для воссоздания финансовой системы, но это едва ли осуществимо. Оглядываясь назад, предприниматель заявляет, что крипторынок существует более десяти лет, но за это время “практически ничего не произошло”. Выросли лишь ценники валют, но развитие самого явления так и не сдвинулось с мертвой точки, став вотчиной для людей заинтересованных лишь в спекуляциях.  

Что касается самого Dogecoin — эта монета берет свое начало в далеком 2013 году. Затеянная как шутка, своеобразный камень в огород набиравшей в то время популярность тенденции на создание различных “коинов”, знаменитый “Сиба-Ину” был тепло принят криптовалютным сообществом.  

По заверениям самого Палмера, он никогда не видел в Dogecoin убийцу фиатных денег или биткоина. Проект развивался и позиционировал себя, как сообщество, единственной целью которого была веселая подача информации о биткоине и криптовалютах для тех, кто только начинал свой путь на этом рынке. Самому же Палмеру было просто весело заниматься этим делом. Большую часть своих доходов он использовал для отправки микроплатежей, благотворительности, а также на покупку одной банки Nutella, о чем он кстати рассказывал в своем интервью для издания International Business Times еще в 2014 году. 

Раньше было лучше. Именно так считает Д. Палмер, оглядываясь назад, в 2013 год. В то время видение криптовалют было простым и ясным. В биткоине и его последователях видели альтернативу фиатным деньгам, которая благодаря децентрализации могла бы избавить людей от зависимости от финансовых учреждений. Необходимость же, в создании такой альтернативы подкреплялась итогами кризиса 2008 года, на фоне которого стал очевиден уровень коррумпированности  банков и финансовых компаний. Но время шло, а никакого развития заветной технологии так и не случилось. Более того, само отношение людей к такому явлению как криптовалюты сильно изменилось.

Это больше не было технологией способной изменить мир. Вектор развития сбился, а большая часть сообщества стала воспринимать цифровые валюты не как технологию, а как возможность быстро сколотить состояние. Ценности уступили первенство жажде наживы и как итог: появилось огромное количество проектов не несущих в себе никакой идеи, имеющие слабую бизнес модель, но при этом собирающие миллионы долларов. Собирающие просто потому, что людям интересны не технологии, а возможность получить быструю прибыль со спекуляций, и в процессе наткнуться  на “новый биткоин”. В конечном итоге это привело к тому, что мы имеем сегодня. Оригинальные принципы биткоина размыты, эволюция финансов никому не интересна, зато фьючерсы на биткоин торгуются на Уолл Стрит. “Ты должен был бороться со злом, а не примкнуть к нему”(раз уж мы говорим о меме).

Думаю, что все вы имеете о Джексоне Палмере собственное мнение. Лично нам он кажется личностью неординарной и харизматичной. Имея лишь стремление и чувство юмора, он сделал то, что сегодня сделать не под силу многим матерым предпринимателям — создал валюту и сообщество, которые можно по праву считать одними из старейших в криптокомьюнити. Он пропагандировал оригинальные принципы биткоина и акцентировал внимание людей на том, что прежде всего криптовалюты были созданы для того чтобы сделать этот мир лучше.

Оглядываясь на историю Dogecoin, невольно задумываешься о том, что именно эта монета больше всех остальных похожа на продолжателя идей, которые в своем White paper когда-то описал Сатоши Накамото. Но почему созданный в шутку “Сиба -ину” оказался к биткоину ближе тех монет, которые изначально позиционируют себя как наследники первой криптовалюты? Вероятно, ответ кроется в мотивах, которые преследуются их создателями. Авторы большинства монет это в разной степени ориентированные на прибыль бизнесмены. Но можно ли причислять к таковым Джексона Палмера и Сатоши Накамото? Мы так не считаем. И причина тому на поверхности. Первый не сделал на своем творении состояния и остался до конца предан своим целям и принципам. Второй же — о Сатоши нам ничего неизвестно. Так что обвинять его в корысти было бы бесчестно и глупо. Особенно с оглядкой на то, что средства, которые предположительно принадлежат Накамото лежат неподвижно уже много лет. 

Касательно мотивов Палмера. Так ли необходима миру трансформация денежной системы? Безусловно, да. Помимо того, что это естественный процесс, который многие по разным причинам боятся или не принимают, это еще и обоснованная необходимость. Финансовая система, основанная на обеспеченных чем то материальным традиционных валютах изжила себя давным давно.

Вспомните первый мировой экономический кризис (1857-1858). Падение цен на зерно и банальная кража средств из банка спровоцировали панику, из-за которой в течении пары месяцев обанкротились около двух сотен банков. Кредитная система дала сбой, а люди кинулись закрывать вклады и менять купюры на обеспечивающее их золото. В конечном итоге, дело дошло до того, что банки оказались не в состоянии выполнить свои обязательства, оставляя паникующий народ ни с чем.

Также, предлагаем вам вспомнить и “депрессию” 1873-1896 года. Начавшаяся с обвала фондовой биржи в Вене, паника быстро распространилась по Европе, перекинулась в США, а затем и в Россию. Некоторое время спустя, следом за ней последовала и “Великая депрессия” (1929-1939), итогом которой стал кризис от которого сильнее всех пострадали США, Канада, Великобритания, Германия и Франция.

И таких примеров еще много. Среди них, как “Нефтяной кризис” семидесятых годов, так последовавший за ним широко известный “Черный понедельник” восьмидесятых.  “Российский дефолт” в девяносто восьмом, и последующий кризис 2008 года. Реалии современного мира таковы, что каждые двадцать — тридцать лет “традиционная” финансовая система оказывается на грани, перестает работать и теряет доверие людей.

Предпосылок было достаточно. Сама история намекает нам на то, что в существующей модели пора что-то пересмотреть. Беда лишь в том, что действительно заинтересованных в модернизации финансовой системы криптоэнтузиастов очень мало. Большая часть как инвесторов, так и проектов не ставят перед собой никаких других целей, кроме спекуляции. Именно этим и был огорчен Палмер.

Но его не поняли. Или же просто отказались понимать.