31 января 2022

10 пророчеств для эпохи Веб 3.0. Перевод

Краткосрочная волатильность рынка заслоняет долгосрочную перспективу.

В такие времена полезно напомнить себе о именно о долгосрочных перспективах и спросить: «Я всё ещё верю, что мир движется именно туда?». Если да, то придерживайтесь (выбранного) курса.

10 предсказаний для эпохи web3, которые, как ожидаю, проявятся независимо от рыночных циклов.

Примечание: Делать предсказания — дело непростое. Многие из них не сбудутся в точности так, как описываю. Но быть направленным в верном, выбранном векторе лучше, чем быть точно не правым. Ожидаю, что приведённые ниже предсказания попадут в первый лагерь.

1. Гипер-токенизация всего

Все активы — акции, облигации, недвижимость… — будут токенизированы. Всё, что имеет денежный поток, будет токенизировано. Компании, правительства, некоммерческие организации будут иметь токены в качестве инструмента для привлечения поддержки и распределения ценностей.

Даже то, что прекрасно работает без токенов, будет токенизировано. Почему?

По той же причине, по которой всем и их матерям нужен был веб-сайт, когда появился Интернет. Блокчейн и другие публичные леджеры будут там, где есть хоть какая-то ликвидность. Если не присоединитесь к этой партии, то просто останетесь позади.

2. Большинство национальных валют ≈ ещё один токен комьюнити

По мере распространения токенизации валюты большинство стран начнут существовать как токены центрального правительства, используемые для оплаты труда работников государственного сектора и поставщиков, а также для погашения долгов (граждан) перед правительством (т.е. налогов).

Они будут почти неотличимы от токенов частных сообществ с хорошей ликвидностью. А популярность национального токена будет зависеть от того, насколько хорошо развивается экономика страны и её токеномика, т.е. монетарная и фискальная политика.

3. Доминирование «супервалют»

Массовая токенизация также означает, что потребность в глобальном общем мериле для измерения стоимости и в качестве общей стороны пар ликвидности для облегчения конвертации между миллионами различных токенов будет велика как никогда.

Будет небольшая горстка «супер-валют», которые и возьмут на себя эту роль. Доллар США и его различные стабильные формы — стейблкоины — уже на пути к тому, чтобы стать такой супер-валютой, если они ещё не стали ею. Но Метавселенная также создаст свои конкурирующие версии.

P.S. Не ожидаю, что Евро или юань станут супервалютами. Их пользовательские базы слишком региональны, и это не изменится в ближайшее время.

4. Более сложная монетарная и фискальная политика

Национальным токенам придётся конкурировать со многими альтернативами в их способности сохранять и стабильно обмениваться ценностями.

Будет сложнее монетизировать фискальный дефицит или урегулировать государственный долг с помощью финансовых репрессий (например, подавление процентных ставок, обязательное владение государственными облигациями, контроль над капиталом).

С другой стороны, ожидается рост государственных расходов по мере старения населения и потери рабочих мест из-за автоматизации. Спрос на государственные услуги будет расти, в то время как возможности для фискального/монетарного маневрирования будут уменьшаться.

Большинство правительств сегодня не справляются с этой задачей, и многие из них разорятся. Не удивлюсь, если в ближайшие десятилетия увидим ускоренную смену правительств и полную реконфигурацию некоторых стран.

5. Цифровые национальные государства и «многонациональные» приложения становятся мощными игроками в глобальной экономике

Крупные публичные блокчейны / экосистемы распределённых реестров станут важными игроками глобальной экономики, как сегодня крупные национальные государства.

Крупные же кроссчейн/мультичейн (в оригинале — межцепочечные) приложения станут новыми транснациональными корпорациями, которые будут соперничать с мощью блокчейн-наций. То, куда они решат инвестировать, будет определять экономическую судьбу многих цифровых экосистем, подобно роли прямых иностранных инвестиций (FDI), осуществляемых сегодня транснациональными корпорациями в “физические” (оффлайн) экономики. 

6. Стейкинг становятся 3-м по значимости источником дохода для масс

Традиционно экономическая продукция распределяется среди населения двумя способами: трудовые доходы (заработная плата) и доходы от капитала (дивиденды и проценты).

Стейкинг — новый способ участия в экономике, а иногда и более активная форма дохода на капитал, в зависимости от контекста. Например, комиссии в пулах ликвидности DeFi и (условная) success fee валидаторов сетей PoS-семейства являются активной услугой в дополнение к капиталу.

Будут и дальше изобретаться новые способы ставок для поощрения участия в сети. Он станет заметным способом распределения ценностей между участниками в сетевых экономиках. Его роль в распределении доходов всего общества будет расти по мере роста экономики on-chain.

7. Восстановление среднего класса

100 лет назад Генри Форд удвоил заработную плату рабочих на заводах до $5 в день и положил начало промышленному среднему классу. Рабочие зарабатывали достаточно, чтобы покупать то, что они производили, что стало предвестником современного экономического роста, обусловленного потребительским спросом.

Глобализация создала совершенно иное равновесие, чем столетие назад, заставив каждую компанию рыскать по всему миру в поисках самой дешевой рабочей силы или проиграть конкурентную борьбу. Потребители ценностей больше не являются их создателями.

В результате, начиная с последней четверти XX-го века, средний класс в развитых странах мира был — и всё ещё остается — в упадке.

Модель совместного владения Web 3.0 поможет восстановить основную экономическую единицу в обществе — вкладчики и потребители снова становятся одними и теми же людьми. Ценности, созданные в системе, распределяются между участниками системы, которые, в свою очередь, тратятся (всё) в той же системе.

Web 3.0 поможет создать новый средний класс цифровой эпохи, хотя и в более децентрализованной форме, чем столетие назад.

8. Иной тип глобализации

Глобализация XX-го века была связана с производственным арбитражем — производством товаров в странах с низкими издержками и продажей их в богатые страны.

Эта модель быстро выходит из моды, поскольку Ковид показал, насколько хрупкими являются глобализованные цепочки поставок, — и страны стремятся восстановить (свою) промышленную базу. Всё больше и больше производств будет переноситься обратно в юрисдикции (локализоваться).

Глобализация XXI века будет заключаться в коллективном создании ценностей и обмене ими через национальные границы: Метавселенная не знает национальных границ, и любые экономические ценности, созданные в блокчейне, по определению «глобальны» (т.е. пока не придумаем, как торговать с “марсианами”).

Возникнет новый вид дифференциации. На этот раз не между богатыми и бедными, как во время глобализации XX-го века, а между теми, кто процветает в этом безграничном мире, и теми, кто не процветает.

9. Трансграничное движение капитала больше ничего не значит

Мониторинг трансграничного движения капитала практически невозможен в мире, где большинство ценностей перемещается через безликие и не имеющие идентификаторов криптокошельки.

Что ещё более тревожно, так это то, что сама идея трансграничных потоков теряет смысл в Метавселенной: вы участвуете в одной и той же блокчейн-экономике, будь вы в Лондоне, Шанхае или Нью-Йорке.

Пройдёт ещё некоторое время, прежде чем правительства поймут, что единственный способ отслеживать «трансграничные потоки» в будущем — иметь свой собственный национальный блокчейн или (иную) публичную бухгалтерскую книгу, взаимодействующую с другими крупными сетями.

Они должны будут выпустить свои собственные CBDC на национальном “чейне” и поощрять внутренние организации выпускать токены на указанной “цепочке” и использовать их.

Изменения в деятельности и стоимости, зафиксированные в национальной “цепи”, дадут чёткую картину в реальном времени о том, как развивается национальная экономика. Межцепочечные [опять же — термин хуже кросс- и мультичейн взаимодействий, потому как слишком широк: прим. Menaskop] потоки между национальным “блокчейном” и другими чейнами станут новой метрикой для «трансграничных потоков». 

10. Каждый становится инвестором

Если доходы от капитала и ставки станут более важными по сравнению с трудовыми доходами, то будет логично, что все будем тратить больше времени на заботу о них так же, как тратим время на работу, чтобы получать зарплату.

Если всё, что имеет ценность, станет токенизированным, всегда будет больше инвестиционных возможностей. Скрининг и оценка своих портфелей становится такой же важной повседневной задачей, как стрижка газона или мытье посуды.

Не вижу (перспектив), чтобы делегирование инвестиционных решений компаниям по управлению активами стало модным, точно так же, как не вижу, чтобы большинство людей делегировали свою работу по заработку кому-то другому. Если это важный источник дохода, то это становится необходимым занятием.

Не говоря уже о том, что рабочее время — время, которое используете для получения трудового дохода — будет продолжать сокращаться по мере роста производительности труда и увеличения количества рабочих мест, занятых “машинами”. Таким образом, больше времени будет отводиться на инвестирование, т.е. на деятельность, приносящую доход с капитала.

«Как инвестировать» станет основным жизненным навыком, который необходимо приобрести и усовершенствовать в процессе перехода к взрослой жизни, наряду с другими необходимыми навыками, такими как умение писать, кодировать, наносить макияж и т.д.

Примечание от Menaskop

Хотя автор близок к моей позиции по токенизации и говорят верные вещи о мульти- и кросс-чейн механиках, с рядом вещей я волен не согласится, но оставлю это на следующий раз, потому как здесь-и-сейчас важна суть именно изначальная: альтернативные точки зрения — один из механизмов эволюции. 

До!