30 марта 2021

ETH: сверхтвердые деньги

Перед началом требуется небольшое объяснение.

На английском заголовок звучит как Ultra Sound Money.

Что такое sound money или твердые деньги? Твердыми называют деньги, которые хорошо сохраняют свою покупательную способность на протяжении очень долгого времени (десятки и сотни лет), и подчиняются только законам свободного рынка.

Биткоин можно отнести к твердым деньгам из-за ограниченной эмиссии, но, после активации обновления EIP 1559, запланированного на июль этого года, количество ETH в обращении может и вовсе начать сокращаться. Как назвать такое явление? Криптограф и исследователь Ethereum Foundation Джастин Дрейк придумал для его описания очень наглядный мем, построенный на игре слов.

Если BTC – sound money благодаря ограниченному 21 миллионом количеству монет. То ETH с уменьшающимся количеством монет – ultrasound money (дословно ультразвуковые деньги). Ближайший аналог, который удалось подобрать – сверхтвердые деньги.

Пара слов о традиционных экономиках

В основе всех экономических систем лежит одна и та же структура из трех элементов:

  • управляющий орган (лидеры, правительство или любая другая “партия власти”);
  • экономическая мощность (объем производимых экономикой ценности);
  • оборонительные ресурсы (армия, правоохранительные органы и так далее).

Экономика производит ценность и всегда является желанной мишенью для других сильных игроков. А курицу, несущую золотые яйца, принято оберегать.

Соответственно, государство вынуждено тратить часть созданной экономикой ценности на содержание вооруженных сил.

Направлять и распределять экономические ресурсы государству помогает специально созданный им же инструмент — деньги. В свою очередь, контроль над вооруженными силами позволяет властям принуждать остальных участников экономики пользоваться выпущенными деньгами. Когда необходимо, государство печатает больше денег.

Однако, гарантируя властям монополию на насилие, армия и силовой аппарат также выступают и в роли своеобразного “денежного пылесоса”, поскольку средства, затраченные на их содержание, навсегда исключаются из оборота ценности внутри экономики. И хотя “пылесос” все время должен быть включен, с точки зрения государства такая мера более чем оправдана. Курица в безопасности.

Сама стоимость содержания армии при этом зависит от стоимости денег, используемых в данной экономической системе, ведь расходы на оборону оплачиваются… работой печатного станка!

Сеньораж (доход, получаемый государством от эмиссии денег) дает государству гибкость выбора в управлении финансами: ему не обязательно покрывать свои затраты налогами строго в соотношении 1:1. Оно может как собирать налоги, так и осуществлять эмиссию в желаемом объеме.

Но оплачивать расходы на оборону в долгосрочной перспективе государствам выгоднее и проще всего именно через выпуск денег — процесс контролируется, а результат предсказуем, можно даже спланировать бюджет. Другие формы сборов такую стабильность обеспечить не способны.

А что же криптоэкономика?

Криптоэкономические системы вроде Биткоина и Эфириума имеют огромное преимущество перед традиционными экономиками США и других мировых держав.

Национальные государства вынуждены ввязываться в гонку вооружений, потому что разделение армий на оборонительные и наступательные во многом номинально. Многочисленные силы “защитников” можно быстро перевести в нападение и отправить на поглощение экономик послабее. И те никуда не смогут деться, поскольку находятся в одной и той же физической реальности.

Вот почему расходы государств на оборону настолько высоки в сравнении с затратами на здравоохранение и образование. Иначе нельзя, ведь тогда твоя экономика рискует стать добычей для более мощного конкурента.

Биткоин и Ethereum, в свою очередь, находятся в стороне от этого спектакля, а точнее, на другой стороне. Они — часть реальности цифровой.

И это ключевой момент. Крипто-экономическим системам нет необходимости отражать те же угрозы, что и государствам. Следовательно, на защиту таких сетей уходит на порядки меньше ресурсов.

Биткоин и Ethereum банально дешевле защищать.

Сэкономленные средства поступают назад в экосистемы Биткоина и Эфириума, а механизмы сохранения ценности встроены непосредственно в деньги этих систем. Наконец, для их эффективной защиты не требуется большая эмиссия BTC и ETH. Это значит, что BTC и ETH будут сохранять свою ценность лучше, чем фиатные валюты.

Но что насчет различий между Биткоином и Эфириумом?

Их целое море. И что немаловажно, эти две системы по-разному распоряжаются ресурсами.

Давайте проведем сравнение. Мы считаем сверхтвердыми деньгами именно ETH, и на это есть причины.

Вот как выглядит защитный механизм Биткоина, тезисно:

  • нулевая эмиссия BTC;
  • 100% дохода от комиссий сразу отправляется майнерам;
  • защита системы обеспечивается “гонкой вооружений” среди майнеров, которые сражаются за то, чтобы выдавать максимальный хешрейт и, как следствие, тратить как можно больше электроэнергии.

Согласно философии Биткоина, денежная эмиссия — это корень всех зол. Право на сеньораж в этом случае автоматически отбрасывается. Кроме того, система Биткоина “не ведет” учета прибыли и убытков, она сразу отправляет всю прибыль майнерам.

Выходит, что, оборонный бюджет Биткоина неоптимизирован. Сеть может недоплачивать за безопасность в один день, а на другой наоборот, переплачивать. Не ведя учета, система только взвинчивает конкуренцию в “гонке хешрейтов”.

Конкуренция майнеров и есть причина, по которой Биткоин пожирает столько электроэнергии: на защиту разрешено бросать сколько угодно средств, стоп-крана нет. Только максимальное энергопотребление, только хардкор!

Подобное расточительство — это еще один “пылесос ценности”, но уже для самого BTC, так как участникам сети приходится продавать BTC, чтобы перекрыть издержки. Защитный механизм Биткоина обходится очень дорого.

Вот поэтому алгоритм Proof of Stake настолько революционен.

Затраты на стейкинг ETH:

  • “малинка” Raspberry Pi;
  • интернет-соединение;
  • электричество (50$ в год);
  • 32 ETH.

Все. Продавать ETH для поддержки безопасности системы не нужно. И в этом далеко не вся элегантность PoS. Алгоритм выбирает таких участников сети, которые настроены к ЕТН максимально “по-бычьи”, и мотивирует их удерживать ETH.

Размер вознаграждений за стейкинг ETH зависит от общего объема ЕТН, заблокированного в сети Ethereum. Чем меньше ETH находится в стейкинге, тем больше ETH стейкеры получают в качестве вознаграждения и наоборот.

Итак, мы знаем, что с каждым новым валидатором ETH-вознаграждения в сети снижаются. Это, в свой черед, выталкивает из сети менее оптимистично настроенных быков, которых больше не устраивает размер наград. В сети остаются более “преданные” участники, согласные на новые условия. Но ведь с оттоком ETH из стейкинга награды повышаются, а это значит, что…

Да, система Ethereum сама собой приходит к оптимальному балансу между уровнем защиты и эмиссией. Благодаря этому механизму система может осуществлять минимальную эмиссию и при этом все равно поддерживать безопасность сети на высоком уровне.

По прогнозам, после перехода на PoS годовая эмиссия ETH упадет с примерно 4,75 млн ETH (~4%) до 0,6-1 млн (~0.5-1%).

У крипто-экономики Ethereum есть и второй козырь — EIP 1559. Этот механизм официально привязывает экономическую мощность Ethereum к ценности ETH.

BASEFEE, один из элементов EIP-1559, является своего рода аналогом ставки центрального банка. BASEFEE растет вместе с экономикой и снижается при замедлении последней. Важно отметить, что с помощью BASEFEE Ethereum возвращает ценность на баланс всей экономической системы в целом. В отличии от Биткоина с его переплатами за оборону, Ethereum сохраняет ценность и направляет ее защитникам системы — держателям и стейкерам ETH.

Согласно оценкам, EIP-1559 будет сжигать ~1,9% от объема ETH в год или около 1 млн ETH уплаченных комиссий (при сохранении текущих рыночных ставок и с учетом, что сжигается 60% от суммы комиссии).

Сверхтвердые деньги

Теперь самое главное. Все упомянутые выше особенности Ethereum работают в синергии. C PoS эмиссия не будет превышать 1%, а EIP-1559 будет сжигать около 1,9% ETH. Как мы видим, образуется положительная петля обратной связи, которая будет подпитывать ценность ETH.

Все это дополняется тем фактом, что ETH — это самый независимый актив в экосистеме Ethereum.

Кроме того, ETH является нативным активом экосистемы и как залоговый инструмент DeFi-сферы демонстрирует благоприятные характеристики с точки зрения рисков:

  • у ETH благоприятные залоговые характеристики в таких приложениях, как MakerDAO, Aave и Compound Finance;
  • ETH образует большинство топовых торговых пар на Uniswap, Balancer Labs и SushiSwap;
  • ETH — это единственный актив, используемый такими приложениями, как Reflexer Finance.

Особое положение ETH как залогового стандарта DeFi-индустрии будет только ограничивать предложение актива, а значит, сделает его еще более ценным.

Двенадцать лет прогресса и развития криптоэкономики дали свои плоды. У нас есть сверхтвердые деньги — ключ, который открывает человечеству дверь в новую эпоху экономической свободы, сотрудничества и процветания.

И эти сверхтвердые деньги — ETH.

_________________

Повышайте уровень своего понимания Ethereum и DeFi. Подписывайтесь на BanklessRU в Telegram.

Предыдущая статья: Знакомство с протоколом Ren

Оригинал: The $ETH Ultra Sound Money Thesis

Не финансовый совет. Этот блог ведется исключительно в образовательных целях. Он не дает инвестиционных рекомендаций и не побуждает к покупке или продаже активов и проведению других финансовых операций. Проводите свое собственное исследование.