29 декабря 2022

«Шиткоины как фактор эволюции»: блокчейн и естественный отбор

Централизованная или децентрализованная вселенная нас ждет? Какое место у BTC будет в этой системе? Куда мы хотим прийти и куда на самом деле движемся? На эти вопросы в подкасте «Пираты и Корпораты» отвечает криптонетворкер Владимир Понимающий.

Децентрализация: друзья и враги

Люди в крипте сейчас характеризуются как «друзья», с которыми можно сотрудничать, или как «враги», с которыми следует соперничать?

Хорошо, что мы затрагиваем социальные и культурные аспекты, а не просто обсуждаем крипту в контексте «купи-продай». Самое важное — понимать условия, в которых находишься в данный момент. Действия людей сильно зависят от мышления: если исходить из того, что вокруг одни враги — то ты становишься агрессивен со всеми; если думать, что вокруг друзья и никто не планирует нападать — то и ведешь себя по-дружески.

Крипта — это мощный синергетический фактор для людей. Блокчейн биткоина появился как ответ на запрос об общедоступной и нейтральной системе. Появление биткоина предоставило качественно новую экономическую модель. Предыдущая централизованная модель показала свою несостоятельность и привела ко многим кризисам. В результате люди поняли, что требуется модель, которая позволяла бы всем игрокам объединиться и сотрудничать независимо от размера капитала. 

Еще один важный важный фактор — простота. Для понимания механизмов этой системы не нужно учиться пять лет в университете. White Paper BTC — это девять страниц печатного текста, которые могут обрушить финансовую модель, работавшую последние двести лет. Покруче томика Адама Смита, не правда ли?

Блокчейн — абсолютно новая формация, которая не могла не зародиться. Когда не было интернета и все источники информации были централизованы, людей легче было убедить в том, что на другой стороне земного шара кто-то хочет их уничтожить. Интернет позволил понять, что все люди на земле имеют одинаковые потребности и не должны нападать друг на друга по указке централизованных СМИ. Экономике тоже следует отвечать современным реалиям — давать каждому возможность экономически взаимодействовать без участия третьей стороны. 

Считается, что основным местом встреч для людей в крипте являются обменники. Сейчас происходит локальная регуляция, в результате которой некоторые потеряют возможность пользоваться теми или иными обменниками. Регуляция вводится централизованными группами с единственной целью — остановить кооперацию людей из разных точек земного шара. Ты согласен?

Они приходят играть на наше поле. Если ранее малые централизованные группы были заняты междоусобной враждой, то теперь им приходится все больше объединяться, чтобы противостоять надвигающемуся децентрализованному миру. 

Кооперирующие субъекты в состоянии построить нечто более эффективное, чем конкурирующие и противостоящие. Когда все объединены общей целью, например построить ракету, но соперничают в качестве и скорости решения задач разного спектра — внутренняя конкуренция идет на благо и улучшает конечный результат. Если же две группы строят ракету и начинают конкурировать, то легче не повышать качество собственного производства, а устроить параллельной группе саботаж и выиграть на фоне чужого поражения. Здесь мы видим деструктивную конкуренцию.

Сейчас происходит следующая ситуация: мы строим децентрализованный аналог некой системы, и все участники этой «стройки» заинтересованы в быстром и эффективном взлете. Есть разные группы: кто-то за полную децентрализацию, кто-то в своих структурах оставляет централизованные инструменты. На рынке есть добросовестные, пусть и централизованные, игроки, а есть недобросовестные. Посмотрите на Binance, они играют честно и тащат всю криптоиндустрию. Почему рухнул FTX? Да играли нечестно, после первой проверки пошли ко дну. 

Дуальность блокчейна

Недавно Glassnode сообщил, что 88% BTC в обращении находится вне бирж. То есть всего 12% BTC остается на балансах бирж. Какое тогда BTC-обменники имеют отношение ко всему происходящему с рынком?

Дело не только в биткоине, крипта вышла за пределы одной монеты. Если десять лет назад было непонятно, будут ли вообще полезные альткоины, то сейчас альткоины форсируют масс адопшн. Ethereum встал в один ряд с биткоином, показав новые возможности технологии блокчейн. 

На моих глазах происходила компьютерная революция. Когда мне было три года, я впервые увидел 286-й компьютер. В 1993 году 386-й стоил $7000. Современные агрегаты уже очень далеко ушли от своих прародителей. Теперь мы строим децентрализованный компьютер. BTC — распределенный блокнот, ETH — таблица Excel в распределенном формате. В будущем каждый блокчейн будет представлять собой инструмент для выполнения какой-то специальной задачи. 

Следующий момент — возможность использовать множество инструментов в синергии. Блокчейны третьего поколения как раз занимаются интероперабельностью. Например, одна сеть — хранилище данных, вторая предназначена для операционных задач, третья занимается аналитикой. И при этом все три сети объединены одним коммуникационным протоколом. 

Существует природа рационального и природа иррационального. Экономика иррациональна, в то время как технологии рациональны. Матери любят детей иррационально, независимо от их поступков. Экономика так же иррациональна, она построена на чувствах: страх, жадность, желание наживы. До тех пор пока не появится искусственный интеллект, который сможет создавать математические алгоритмы для более эффективного функционирования экономики, она продолжит оставаться в сфере иррационального. Поэтому часто бывает, что абсолютно не технологические проекты с красивой оберткой вырываются вперед по сравнению с высокотехнологичными продуктами.

Сейчас мы находимся в дуальной структуре, в которой блокчейн успешно объединил логику с эмоциями. У людей часть мозга отвечает за рациональное, а часть за иррациональное. Эта человеческая особенность — комбинирование рациональных и иррациональных стимулов — нашла отражение в блокчейне.    

Шиткоины как фактор эволюции

С переходом на ETH 2.0 вся сеть по сути оказалась в руках у Amazon. Реальность показывает, что крипта выгодна небольшим централизованным группировкам. Разве для этого мы развиваем блокчейн?

В чем измеряется выгода? Какая выгода, например, от фонтана в городе? Или от произведения искусства? Несмотря на все расходы, мы понимаем, что город с фонтаном станет круче. Мир с искусством красивее, чем без него. В момент определения выгоды от искусства рациональное сталкивается с иррациональным: появляются люди, которые прикидывают, кто сколько готов выложить за мраморную статую. 

Появление на рынке большого количества шиткоинов стало следствием того, что взять и скопировать легче, чем придумать что-то новое. Это минус с точки зрения того, что возникает огромное количество пародий, не обладающих преимуществами и философией оригинала. И плюс с точки зрения эволюции: после копирования модель приспосабливается к новым условиям и может стать даже удобнее оригинала. Биткоин ведь тоже был своего рода «форком» электронных денег. Добавление параметра децентрализации помогло BTC стать гораздо более адаптивным, чем предшественник. Затем другие начали форкать биткоин: Monero — пример удачного форка, в него добавили понятный и полезный параметр анонимности. А вот Bitcoin Cash, Bitcoin Gold — сплошь непонятные идеи, которые не оказывают влияния на адаптивность оригинала.

Кто должен хоронить неудачные форки?

Никто не отвечает за эволюцию. Единственный способ за ней наблюдать и корректировать — следить за эволюцией бактерий в лабораторных условиях. Представим, что один вид бактерий рассадили в пятьсот банок с различными растворами, затем стали наблюдать и корректировать. В таком случае ученые в лаборатории — главный регулятор эволюции бактерий, они решают, кому жить, а кому умереть.

Эволюция обусловлена локацией. Дарвин поехал на Галапагос и именно в закрытой экосистеме вывел теорию эволюции. Есть ли сейчас закрытая система, на примере которой можно фиксировать развитие?

В материальной экономике присутствовала привязка к локации. При цифровой экономике привязка идет к цифровому пространству. Наш Галапагос находится в цифровом мире, это — даркнет. Нерегулируемый интернет огромен, потому что невозможно контролировать что-то извне. Все государства вместе взятые не могут ничего поделать с даркнетом. Как и с блокчейном биткоина. В даркнете популярны всего несколько монет: BTC, Monero и Zcash. Их объединяют параметры анонимности и приватности. Приватность является таким же важным аспектом, как и децентрализация. 

Рынок полон нежизнеспособных моделей, которые существуют за счет маркетинга, а не технологий. Люди выбирают их, руководствуясь иррациональными мотивами. Ведь что такое крипта для большинства? Нечто непонятное, где сплошь обман и никому нельзя верить. Люди до сих пор играют в лотереи, надеясь стать тем самым единственным счастливчиком на десять миллиардов человек. Надежда на бесконечное везение основывается на непонимании математики и теории вероятности. Те, кто понимают физику и математику, смотрят не на упаковку продукта, а на состав. Умные люди выбирают проекты, у которых на GitHub много разработчиков и большое сообщество. Проекты, которые живут за счет маркетинга, проиграют в долгосрочной перспективе.

Обсудить в Discord!