27 октября 2020

Что не так с CBDC? Вопросы к пустоте

CBDC. Menaskop

Не знаю, что именно является основание человеческой беспечности, но то, что она сама по себе является основанием для множества деяний, имеющих самые пагубные последствия для всех (от инквизиции до холодной войны и обратно) — очевидно. И вот пришло время спросить себя: мы уверены, что CBDC — это благо? Дело не в том, что этот инструмент не предлагает ничего нового в сравнении со стандартным безналом и тем паче — с достижениями финтех стартапов последних 5-10 лет, но, скорее, в том, что многие радостно и широко заявляют о том, что людям не нужны криптовалюты, потому что есть CBDC: пример № раз и пример № два. 

Но почему вдруг (опять? снова?!) забыли о том, почему bitcoin вообще смог развиться, а за ним и многие альткоины, Ethereum или даже DeFi? Да потому, что фиатные валюты и главные их агенты — банки вышли из под контроля: отрицательные ставки по депозитам? Пожалуйста! Гиперинфляция планетарного масштаба? Конечно! И так далее: всё это уже было. И всё же: CBDC ещё не было… 

Мы-не-мы

Недавно написал первую часть о мифах, которые сопровождают сферу p2p последнее десятилетие (скоро будет и вторая), но можно пойти проще и посмотреть, скажем, на bbcnewsv2vjtpsuy.onion — сайт BBC в DeepNet’е. Почему именно на него? Не почему: можно и на любой другой, который не про наркотики, оружие или чем там ещё угрожает lenta.ru в своё «беспристрастном» расследовании? Главное, что сеть — инструмент и не более, но одно дело, когда кухонным ножом режете хлеб и намазываете масло, другое — если передаёте сие безобидное и даже полезное орудие в руки маньяка. 

Так вот, CBDC — именно такой кухонный нож, который передан в руки не самых здоровых людей планеты: в руки политиков. Почему? 

Возьмём, скажем, вот этот отчёт: https://www.bis.org/publ/work880.pdf. Как-никак Банк международных расчётов: один из тех, кто наряду с ФРС был создан в эпоху Великой депрессии. И что же он пишет? «Во время пандемии Covid-19 … опасения общественности в отношении того, что вирус Covid-19 может передаваться через наличные деньги… ещё больше ускорили переход к цифровым платежам и могут придать дополнительный импульс [CBDC]». Казалось бы, всё верно? Да, вот только кто является главным печатным станком наличных денег и тормозит на протяжении последних десятков лет становление электронных (цифровых), а теперь и криптовалют? Напомню: электронные переводы зародились в середине XIX века, но даже к началу XXI далеко не все жители Земли могут воспользоваться их эволюцией, а в таких регионах, как Юго-Восточная Азия, Африка, Латинская Америка, Средняя Азия цифровые деньги вообще часто появляются не благодаря, а вопреки банкам. 

Достаточно задать себе вопрос о том, сколько именно потребляет инфраструктура банкоматов и отделений кредитных организаций, чтобы не спрашивать о том, почему майнинг — интересней и гибче. Но нет, большинство приняло другую действительность: верить на слово тем, кто каждый раз (напомню, строки записаны в текущем — кризисе 2018-2022 гг) их обманывает. Почему? 

В первую очередь потому, что мир альтернативный требует невероятных усилий: нужно разбираться в экономике, материальной культуре, технологиях и много всём ещё. Для потребления — лишь нажать кнопку. По этой же причине современная наука выглядит всё более и более бессильной перед лицом глобальных катастроф, эпидемиями и пандемиями, но главное — перед исправлением всех тех бед, которые натворили государства за последние 500 с лишним лет: скажем, пластик производится уже несколько десятков лет и только сейчас «учёные» пришли к выводу, что стоило бы создать менее токсичные его формы, более восприимчивые окружающей средой. 

Зная это — перейдём к CBDC… 

Подмена понятий вместо диалога

И так, что БМР понимает под CBDC? 

  • Непосредственная CBDC — платёжная система, управляемая ЦБ, которая предлагает розничные услуги. CBDC является прямым требование к ЦБ: именно ЦБ ведёт бухгалтерский учёт операций и осуществляет платежи.
  • Гибридная CBDC — промежуточное решение, работающее на двух основах: посредники обрабатывают розничные платежи, но CBDC является прямым требованием к ЦБ, который также ведёт центральный гроссбух транзакций и управляет резервной технической инфраструктурой, позволяющей ему перезапускать платёжную систему в случае сбоя в работе посредников.
  • Посредническая CBDC — архитектура, аналогичная гибридной CBDC, но в которой ЦБ ведёт только т.н. оптовую, а не центральную бухгалтерскую книгу всех розничных транзакций. Опять же, CBDC предъявляет требования к ЦБ, а частные посредники осуществляют платежи. 
  • Косвенная или синтетическая CBDC — платёжная система, управляемая посредниками, которые напоминают узкоспециализированные банки. Потребители имеют требования к этим посредникам, которые управляют всеми розничными платежами. Эти посредники должны полностью погасить все обязательства перед розничными клиентами с требованиями ЦБ. 

Проще говоря, видите здесь новаторство? Я — нет. Впрочем, это не мешает Багамским островам, Китаю, России, США и многим другим искать «свои» решения. 

Больше всего смущает вот эта строчка из доклада ЦБ Нидерландов: «в конце концов, взаимозаменяемость частных и государственных денег укрепляет доверие к деньгам, когда они нужны больше всего — в периоды неопределённости, в том числе во время войны, финансового кризиса или срыва частных платежей». Почему смущает? Потому как регулирование сферы настоящих частных денег, будь они выражены через золото или криптовалюты, происходит весьма бюрократически: SEC запугивает создателей ICO, Центробанки и Правительства принимают законы с опозданием на 3-5-7 и более лет, но главное — большинство «специалистов» старается подменить понятие криптоактивов через… CBDC! 

Сомневаетесь? 

Тогда вот вам цитата из всё того же доклада ЦБ Нидерландов (стр. 8): «термин «Цифровая валюта Центрального банка» состоит из двух элементов, которые определяют основные предпосылки для данной формы денег. Она является цифровой валютой и поэтому существует только в электронном виде. И это деньги ЦБ, и поэтому они эмитируются непосредственно ЦБ. Поэтому она является публичной формой денег, а не счётом в коммерческом банке. Любой остаток на счёте в коммерческом банке обозначается термином «частные деньги» или «деньги коммерческого банка». В широком смысле можно сказать, что электронная форма и эмиссия, осуществляемая ЦБ, являются единственными условиями, которым должна соответствовать цифровая валюта ЦБ. Коммерческие банки, инфраструктуры финансовых рынков и правительства имеют (цифровые) резервные счета в ЦБ. Поэтому деньги на этих счетах являются цифровыми деньгами центрального банка для профессиональных операторов… CBDC общего назначения предполагает общий доступ для домохозяйств и бизнеса». 

При этом CBDC не просто желают, а настаивают на том, чтобы приобрести свойства криптовалют, такие как:  альтернатива классическому кэшу; конфиденциальность; улучшение интероперабельности (эффективные трансграничные платежи); защита от кражи и т.д. 

Почему? 

Ответ очевиден: CBDC — не только альтернатива стареющему и слабеющему доллару, но и нарождающемуся сегменту корпоративных денег (TON, Libra) — см. стр. 15 того же доклада или стр. 17, где прямо говорится о рисках (!) криптовалют. И что же увидим в оправдение? Правильно, ровно тот миф, который развенчал и не раз, в том числе — в отдельной публикации на Форклоге: «криптокорреспонденты уязвимы для финансовых преступлений».

Ещё раз:  когда государственные мужи (и жёны) сравнивают криптовалюты и CBDC по таким параметрам, как безопасность, надёжность, эффективность, то они отмечают (стр. 18): «с одной стороны, криптовалюта предоставляет возможности для повышения эффективности международных платежей, но, с другой стороны, криптовалюта не подпадает под действие схемы гарантирования депозитов (DGS), в результате чего она менее безопасна, чем CBDC». То есть за основу безопасности и/или эффективности берутся не математические и прочие эмпирические параметры, а сугубо гарантия со стороны ЦБ.

Более того! К рискам криптовалют сей ЦБ (да и не только он) относит: коммерческое использование платёжных данных; риски, связанные с конфиденциальностью. То есть не потери миллионов аккаунтов со стороны централизованных структур: банков, корпораций и т.д., а криптовалюты вдруг стали опасны для приватности, анонимности, конфиденциальности. Как тебе такое, Илон? 

По этой причине именно, выступаю против «энтузиастов», которые не зная отрасли, кричат, что «ICO — скам», а «DeFi — скам в квадрате»: да, проблем у молодого рынка хватает, но и механизмов саморегуляции тоже. 

Чтобы оценить всю пагубность навязывания позиции о всесилии CBDC и их безупречности, предлагаю изучить ещё один доклад: от ЦБ РФ (впрочем, их довольно много: и не только на уровне правительств и ЦБ, но местных властей: как например, в США или в отдельных, сугубо частных, инициативах) . Цитирую (стр. 4): «Развитие новых финансовых и платежных технологий, появление частных криптоактивов, которые могут с той или иной эффективностью выполнять отдельные функции денег, существенное снижение доли наличных денег в обращении в отдельных странах заставили центральные банки задуматься о том, какие дальнейшие изменения в денежной системе можно и/или нужно провести. В частности, стал обсуждаться вопрос создания цифровых валют (CBDC, central bank digital currency), то есть обязательств ЦБ, номинированных в национальной валюте, имеющих цифровое представление и способных выступать в качестве средства платежа, меры и сохранения стоимости. Причём особое внимание привлечено к такого рода CBDC, которыми могут напрямую пользоваться юридические и физические лица». 

Проще говоря, ЦБ разных стран мира поняли эффективность криптовалют с точки зрения мирового кэша и решили всеми силами и средствами принизить его достоинства: вот только кому от этого станет легче? Особенно в России и тех странах, где национальные валюты — летят в дыру с каждым кризисом: Турция, Аргентина, Венесуэла и т.д. 

При этом «признанные эксперты» появляются сразу и начинают вдалбливать в голову доверчивых граждан, что CBDC — единственное решение (даже не упоминая об истинных альтернативах, а сравнивая устаревшие и «современные» централизованные системы). И не важно, идёт ли речь про цифровой юань, рубль или доллар. Вот, скажем, отчёт из Саудовской Аравии — государства во многом экзотичного даже для XXI века: напомню, что там лишь несколько лет назад женщинам разрешили водить авто, а туристам появляться и вовсе разрешили перед самым что ни на есть мировым заточением. Итак, на 120 с лишним страниц сколько же упоминаний криптовалют? Ноль!

Но подмена понятий происходит повсеместно: «для целей … «цифровая валюта» включает в себя криптовалюту, виртуальную валюту, а также цифровое представление фиатной валюты», — то есть сначала категории смешиваются, а потом — главная часть забывается. Примерно это же происходит сегодня, когда понятие анонимности фактически затёрлось за постоянными требованиями ФАТФ, которые якобы направлены на улучшение мирового порядка и т.д., а фактически (и юридически) лишают простых людей того инструментария, который доступен для «сильных мира сего». Опять не верите? Тогда документы по Панамскому делу вам в руки. И, конечно же, одним из главных инициаторов всей этой категориально-понятийной кутерьмы выступает Комиссия по ценным бумагам США (SEC), которой выгоден рынок STO и которая терпеть не может ICO/IEO за то, что эти финансы ей не подвластны. Но не стоит думать, что в других странах иначе: пример ФЗ о ЦФА в РФ — далеко не единственный, но весьма показательный. 

Но помимо ФАТФ, ЦБ, SEC есть масса других организаций, каждая из которых на своём уровне старается вытеснить криптовалюты из мира обычных людей: Базельский комитет по банковскому надзору (BCBS), Комитет по платежам и рыночной инфраструктуре (CPMI), Международная организация по ценным бумагам (IOSCO), Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) и множество других. 

Именно по этой причине скорость крипто-рынка — одно из главных достижений в противостоянии снаряда и брони: пока все говорили про криптовалюты, на свет родились ICO, затем IEO, но параллельно развились и стейблкоины, а дальше — и рынок DeFi. И да, во всех названных направлениях можно найти достаточное количество негатива (см. https://forklog.com/tag/issledovaniya/), но очевидно, что рыночные механизмы способны ему противостоять и довольно успешно: будь то судьба пресловутого The DAO или скамы там, что мы называем неумело децентрализованными финансами. Главное помнить, что на рынке открытых решений — скрыть что-либо крайне сложно. Зато на закрытых рынках — от неочевидных практик решений разных вопросов страдают все: при этом всё это не уберегает от краха доткомов или фрода как такового. 

Второй защитный механизм — собственно избыточное разнообразие всего и вся: начиная от банальных токенов, заканчивая ДРС (децентрализованные и/или распределённые системы) разного уровня, как через блокчейн-решения, так и нет (tangle, byteball, hashgraph, etc.). 

Третий… Нет, о нём — в следующий раз.

Заключение

Странный термин, не правда ли? Я про понятие «заключение»: даже в США, если тебя посадили, то 90-99% людей будут считать, что ты виновен. Да, я вновь про Ассанжа, Ульбрихта и других, включая, между прочим, Сноудена. Про всех тех, кто делает мир реально лучше, а не выдавая это за очередную программу для инвесторов, которые должны проспонсировать очередную же игру в большего дурака. 

Можно долго и нудно обсуждать, что есть CBDC и как эти «валюты» будут развиваться, но в эпоху тотального цифрового контроля, как в оффлайне (камеры, дроны, gps-датчики повсюду и прочее), так и в онлайне (здесь читателям Forklog, надеюсь, примеров известно не меньше, чем мне) странно думать, что нечто, созданное банками, да ещё центральными, будет благом для всех: почему тогда за последние 100-150 лет, когда эти самые ЦБ постепенно и начали управлять миром финансов стало только хуже? Голод, бедность, болезни — всё это не просто слова, но следствие неумелого распределения денежных средств. 

Или, наоборот, слишком правильного, слишком умелого, слишком просчитанного распределения?..