12 июля 2020

История правления CNBC и манипуляции курсом биткоина: ЧАСТЬ III

ЧАСТЬ III — Сотрудничество с JPMorgan и отношение CEO JPMorgan Джейми Даймона к криптовалютам

Так вот, Стивен Берк, как писали раннее, входит в совет директоров JPMorgan Chase. Если кто не знает, то JPMorgan — это американский финансовый холдинг, который входит в «большую четвёрку» банков США, наряду с Bank of America, Citigroup и Wells Fargo. Основными направлениями деятельности являются инвестиционный банкинг, финансовые услуги частным лицам и малому бизнесу, проведение финансовых транзакций и управление активами.

JPMorgan является одним из крупнейших депозитарных банков, размер депозитарных активов — $23,5 трлн, размер активов под администрированием — $4,1 трлн, размер активов под управлением в $2,7 тpлн.

Владельцем JPMorgan на текущий момент является Джейми Даймон. Именно он находится на вершине корпоративного правящего класса Америки, который имеет дружеские отношения с Уоренном Баффетом, о чем Уоренн неоднократно заявлял.

К тому же Баффет считает, что реальная стоимость акций банка недооценена и он жалеет, что не приобрел больше акций компании. Хотя на текущий момент Berkshire Hathaway владеет 59,5 миллионами акций — это около 2% акций банка, находящихся в обращении, — стоимость акций в настоящее время превышает $6 миллиардов. На конец 2018 года Berkshire владела 50,7 миллионами акций, причем почти все они были куплены во второй половине 2018 года.

https://www.barrons.com/articles/why-warren-buffett-loves-jpmorgan-chase-stock-51578052809

Стивен Берк на текущий момент удерживает более 225 тыс. акций компании JPMorgan на общую сумму в $22 млн.

В середине апреля, после квартального отчета JPMorgan, Берк приобрел по рыночной стоимости 75 000 акций крупнейшего национального банка по цене $87,9 за штуку, в общей сложности заплатив $6.6 млн.

Сейчас акции торгуются по $95.5 за штуку. Как видно на графике, Стив откупил акции в момент сильной распродажи. Аналогичные действия совершал CEO JPMorgan Джейми Даймон в 2009 году и Баффет в 2018, выкупая каждый откат на рынке.

Все эти факты были лишь предисловием к тому, что Баффетт с крупнейшим инвест фондом в мире, Берк с одним из передовых бизнес медиа и Даймон с его холдингом владеют акциями одних и тех же компаний на протяжении десятилетия. При этом их долгое сотрудничество друг с другом может иметь общие цели, способные манипулировать и продвигать собственные интересы в каждой из сфер бизнеса, задействуя инвестиции и центральные телеканалы.

Но к чему я это всё, если мы здесь нацелены на криптовалютный рынок и являемся его сторонниками? Давайте теперь вспомним, какие у них отношения к криптоиндустрии и чего можно от них ожидать в будущем?

Как и Баффетт, Джейми Даймон является противником цифровых валют, который в 2017 году называл биткоин «мошенничеством» и увольнял своих сотрудников, имеющих хоть какое-то отношение к криптовалютам. И сравнивал индустрию криптовалют с тюльпаноманией.

В ноябре 2015 г., когда биткоин стоил $300, он говорил, что «ни одно правительство никогда не поддержит криптовалюту, использующуюся разными странами». В январе 2016 г., когда биткоин подорожал до $400, он утверждал, что «история с биткоином закончится ничем».

Баффет всегда был категорически настроен по отношению к криптовалютам. В одном из интервью CNBC он назвал первую криптовалюту «иллюзией». При этом он добавил, что ему объяснили природу технологии блокчейн и цифровых активов и он считает ее очень важной, при этом биткоин для него не имеет уникальной ценности, поскольку он ничего не производит.

Одновременно с этим Баффет присоединился к рядам тех, кто считает, что сама технология блокчейн имеет большой потенциал и не обязательно нуждается в биткоине.

В качестве примера он привел JPMorgan, которая в 2019 году запустила собственную криптовалюту, а точнее, стейблкоин JPM Coin для использования в международных корпоративных платежах, передаче ценных бумаг и для замены долларов, которые находятся в хранилище банка. Банк также имеет блокчейн-платформу Interbank Information Network (IIN) к которой подключились больше 400 банков с начала этого года.

CEO JPMorgan Джейми Даймон предположил, что стейблкоин JPM Coin может стать внутренней, коммерческой, а когда-нибудь и потребительской.

Но помимо этого, JPMorgan, не так давно заявили, что биткоин выглядит «в основном позитивно», а криптовалюты в более широком смысле имеют «долговечность как класс активов».

Это лишь свидетельствует о том, что в JPMorgan давно понимают саму структуру рынка криптовалют и как следует на нем действовать. Имея столь внушительный капитал инвестиций в несколько триллионов долларов, за счет массовой информации на телеканалах, они смогут лоббировать миллионов людей, убеждая их в том, что цифровые деньги будут и дальше внедряться и использоваться в повседневной жизни. Что конечно же позволит раздуть один из крупнейших пузырей в истории, превышающий капитализацию доткомов в начале нулевых годов.

И если Уоренн Баффет передаст правление новому исполнительному директору, то инвестиционная компания Berkish Hathaway сможет пересмотреть свое отношение к индустрии криптовалют. Это позволит многим институциональным инвесторам увеличить процент инвестиционного портфеля в крипто-активах.

Но и это не всё, что касается JPMorgan. В прошлом месяце стало известно, что в чиcлo клиeнтoв JPMorgan присоединились две крупные американские биржи Coinbase и Gemini, вторая принадлежит небезызвестным братьям Уинклвоссам — одним из первых биткоин миллионерам.

Перед тем, как стать клиентами JPMorgan, обе организации прошли через длительный процесс согласования. По информации WSJ, на положительное решение банка повлиял тот факт, что Gemini и Coinbase являются регулируемыми учреждениями, которые стремятся к всесторонней легализации своего бизнеса. То есть, JPMorgan будет управлять денежными операциями бирж и обрабатывать транзакции, поступающие от их американских клиентов.

Конечно же, они будут еще долго отрицать, что они не будут иметь никакого отношения к тем или иным криптовалютам. Но когда передовые инвестиционные фонды, банки и СМИ начнут, наконец, переобуваться в нужную для них позицию, то в мире наступит цифровая лихорадка, где в очередной раз, бразды правления будут находиться у того же верхнего яруса бизнес-элиты.

О какой-либо децентрализации можно, по сути, уже забыть. Когда такие биржи начинают строить собственную цифровую империю, пытаясь стать монополистами в данной сфере.