18 января 2023

Natural intelligence, или от простых примеров к сложному выбору

Содержание

  • Введение
  • 8:2(2+2) 2
  • Чёрные дыры, или точка перехода как она есть
  • 36:(3*(8-6)) != 36:3*(8-6)
    • Проблема голосования
    • AI, или почему мы его боимся?
    • Гуманитарные науки, естественные и математические
  • 36:3(8-6) & 8:2(2+2)
  • Почему всё это важно сегодня?

Введение

Чтобы писать постоянно, нужно выполнить хотя бы одно из двух условий: 1) или безумно любить своё дело; 2) или зарабатывать на этом. Совмещение — возможно, отсутствие обоих пунктов — нет. 

На это исследование вдохновили многие люди в разное время, но последней и крайне значимой реперной точкой была дискуссия в сообществе Trustee Wallet, которая разгорелась  15.01.23: поскольку она касалась одного из тех случаев, что как раз и были изначальным предметом исследования. За это выражаю благодарность данному комьюнити

Отмечу один важный аспект: темы для написания бывают разные. Сегодня, предупрежу сразу, тема не самая простая: обычно приходится редуцировать тот или иной феномен, чтобы объяснить Web 3.0 с нового аспекта, но в этом эссе, не побоюсь этого слова, будет всё иначе: начну с простых примеров, а дальше попробую раскрыть тот спектр крайне важных знаний, которые они порождают. 

Итак… 

8:2(2+2) 

Казалось бы, что может быть проще? Но это был первый пример, который заставил задуматься, что не только гипотеза ничьей со стороны AI, но и наше собственное восприятие действительной реальности будет иметь всё большее значение для развития XR-континуума и экономики деяния. 

Подход №01. Судите сами:

  • 2+2 = 4
  • 8:2 = 4
  • 4*4 = 16

Подход №02. Но теперь давайте посмотрим на это с другой стороны:

  • 2+2=4
  • 2*4 = 8
  • 8:8 = 1

И не спешите делать выводы, что подход №02 или №01 неправильный (впрочем, найдутся и те, кто, хотя бы из вредности, сообщит, что (не)верны — оба варианта). 

Прежде всего, стоит вспомнить, что математика — та самая царица наук, состоит из очень разных разделов: и, если до сих пор считаете, что математика объективна, а значит — её законы одинаковы и для арифметики, и для алгебры, например, то, скорее всего, — ошибаетесь. 

Вот ряд примеров, которые в разных раздела будут давать разные результаты:

  1. Деление на ноль;
  2. Извлечение квадратного корня из отрицательного числа (см. также — мнимые числа);
  3. Утверждение: через точку, не лежащую на данной прямой, проходят по крайней мере две прямые, лежащие с данной прямой в одной плоскости и не пересекающие её. 

Но это примеры сложные. Давайте вернёмся к нашему — простому, тому, что выше: 8:2(2+2). Почему же в первом случае сначала делаем действия в одном порядке, а во втором — ином? 

Вот правила, на которых, обратите внимание, базируются оба подхода:

  • Утверждение №01. Есть однозначное правило, которое определяет порядок выполнения действий в выражениях без скобок: действия выполняются по порядку слева направо сначала выполняется умножение и деление, а затем — сложение и вычитание;
  1. Утверждение №02. Основная функция скобокменять порядок действий при вычислениях значений числовых выражений. 

“Как же так?” — спросите меня, имея в виду следующее: “Как же так получается, что оба подхода основаны на одних и тех же утверждениях?”. Отвечаю: 

  • Утверждение №01 предоставляет общее правило, которое применяется, например, в школах СНГ и поэтому оно очевидно при любых выражениях, уравнениях и т.п. В то же время это утверждение, если его толковать буквально, оговаривает: порядок определён, если нет скобок. Но, как видим в выражении выше, — 8:2(2+2) — скобки как раз присутствуют и здесь стоит обратится ко второму утверждению; 
  • Утверждение №02 толкуется большим количеством людей (пока моя выборка основана на 6 примерах и это около 400 человек, что не является достаточным основанием для выявления полноценной закономерности), что меняется порядок только относительно самой скобки, тогда как другая часть людей (условное меньшинство) толкует и это выражение буквально: раз уж менять порядок, то менять его в соответствии с заданной логикой, где действия со скобкой первичны, в том числе, и опять же — внимание, и за скобкой.

Но не спешите уходить: всё это связано с Web 3.0 напрямую, а ещё: с генеративным AI и многими иными, высокотехнологичным областями, что развиваются сегодня. Просто — наберитесь терпения. 

Давайте теперь запишем это же выражение, но в виде дроби: 8/2(2+2). Что поменяется?

Слово заведующей кафедры «Математика» университета транспорта Л. Кочневой: «Если бы после восьмёрки была горизонтальная черта — знак дробного деления — а внизу 2(2+2), это была бы единица. А раз всё это в строчку, вы должны делать операции в том порядке, в котором они написаны. Восемь делим на два, четыре умножаем на 2+2, получается 16”. 

Теперь подумайте вот о чём:

  • Пусть x = 2(2+2) 
  • Чему равен x? 
  • Очевидно: 2*2+2*2=8
  • Тогда 8/х чему равен (при тех же параметрах)?
  • Верно: 8/8 = 1

Но проблема в том, что в данном случае 8:2(2+2) != 8/2(2+2), где != означает знак не равенства (не равно). 

То есть, когда читаете такие правила: 

  • Любое натуральное число можно записать в виде дроби с любым натуральным знаменателем. Чтобы найти числитель, нужно это число умножить на знаменатель; 
  • Любое (не) простое натуральное число можно представить в виде суммы или произведения чисел. 

Так вот, когда читаете такие правила, то в итоге получаете, что:

  1. Не всегда число, представленное дробью, в том числе — сложной, может применяться в выражениях с делением — при сравнении этих выражений (в первую очередь и/или в том числе); 
  2. Не всегда число, разложение на множители или сумму других чисел, может применяться в сравнении (вроде бы) похожих выражений. 

Можно было бы сказать куда более наукоёмко, вспомнив, что “равенство (отношение равенства) в математике — бинарное отношение, наиболее логически сильная разновидность отношений эквивалентности”, перейдя затем к определению следующему: “отношение эквивалентности — бинарное отношение между элементами данного множества, свойства которого сходны со свойствами отношения равенства”. 

Улавливаете закольцованность? Но это ещё не всё. Да, снова придётся потерпеть. 

Прежде, чем пойти дальше, нам необходимо рассмотреть ряд совершенно иных тезисов, а потом — скомпоновать их с теми, что описаны выше. 

Чёрные дыры, или точка перехода как она есть

Если берёте физику Ньютона сегодня, то она работает, пока… Пока в силу не вступают законы СТО и ОТО. Если пробуете применить планетарную модель атома, то она многое объясняет, пока не натыкаетесь на фундаментальные разногласия квантовой механики и подобных ответвлений физики. 

Более того: чем сложнее точка перехода — тем больше знаний приходится не только смешивать, но и принимать в совершенно неожиданных, новых ракурсах.

Классический для меня пример — излучение Хокинга: это одна из первых гипотез, что объединяет квантовую механику и теорию относительности и если читали (да-да, именно читали) “Интерстеллар”, а после — смотрели и киноленту, то могли заметить отличия показа чёрной дыры от общепринятых “стандартов” 80-90-х гг. прошлого столетия. 

И в подобных вещах кроется весьма много. Приведу ещё один пример: топология. Если правильно прочитать ОТО, то выйдет, что именно топология — важнее физики как таковой: в том смысле, что геометрия пространства-времени определяет куда больше, чем принято думать. Собственно, теорема Пуанкаре-Перельмана однажды и навела меня на мысли о темпографии

Но причём всё это и выражение 8:2(2+2)? 

Дело в том, что очень даже причём. Коротко правило звучит следующим образом: всё работает стабильно, пока не доходим до некоторой критически значимой точки. 

Помните проблему 2000, например? Если нет, вот выдержка из Wiki: “Проблема 2000 года (часто она обозначается как «проблема Y2K» или «Y2K-совместимость» (аббревиатура: Y — year (год), 2, K — kilo (1000 в СИ)) — проблема, связанная с тем, что разработчики программного обеспечения, выпущенного в XX веке, иногда использовали два знака для представления года в датах, например, 1 января 1951 года в таких программах представлялось как «01.01.51»”. 

Проблему решили?

Да, вложив миллиарды долларов. Думаете, сделали выводы? Нет. Почему? Потому что, например, теперь существует проблема 2038 года: “ ожидаемые сбои в программном обеспечении накануне 19 января 2038 года. Данная проблема затронет программы и системы, в которых используется представление времени по стандарту POSIX (UNIX-время), которое представляет собой количество секунд, прошедшее с полуночи 1 января 1970 года”. 

“Но причём здесь это?!” — недовольно повысит голос въедливый читатель. 

Дело в том, что все описанные сложности и критические точки, их вызывающие, и с ними связанные, возникают по одной причине: упрощение

И здесь сделаем следующий важный шаг.

36:(3*(8-6)) != 36:3*(8-6)

Казалось бы, как так? Но именно так. Опять же, разберём последовательно, начав с 36:3*(8-6): 

  • 8-6 = 2
  • 36:3 = 12
  • 12*2=24

А теперь возьмём другой способ:

  • 8-6 = 2
  • 3*8-3*6 = 6
  • 36:6 = 6

Разница в целых 4 раза! И она даёт нам спектр проблем, который является критической точкой перехода для целых сфер. Перечислю лишь ряд из. 

Проблема голосования

Если посмотреть на два спора (о 36:3*(8-6) и 8-2(2+2)), то можно найти несколько видов споров, или, как минимум, противоречий:

  1. Между людьми: вот самый удачный пример — в том самом чате Trustee Wallet; 
  2. Между программами: сравните ответ здесь и вот в этом онлайн-сервисе (альтернативно — см. также по ссылке); 
  3. Между людьми, которые используют программы; 
  4. И т.д., и т.п. 

И причём здесь голосование? Много причём: 

  • Посмотрите на споры: они ничего не напоминают? Это фактически — политические дебаты, где одна сторона никогда не (у)слышит другую. При этом именно выборы, которые определяют (как бы) множественное число личного выбора, являются оплотом демократии, которая считается самым удачным решением многих организационных, экономических и прочих проблем на сегодня; 
  • А потом посмотрите на программы: казалось бы, что может быть более странным, нежели разные ответы от разных программ по одному и тому же поводу? 

Второй пункт рассмотрим ниже, а пока — обратимся к первому. 

Дело в том, что консенсус != голосование: многие думают иначе, но дело в том, что уже сегодня большинство консенсусов — не про голосование, хотя этот элемент всё ещё содержится в них и даже занимает значимое место. И не важно: говорим ли о ДАО-предложениях или L1 и обработке транзакций. 

Но следует понять и другое: консенсус даёт возможность принять решение не только большинством, но и меньшинством. Мой любимый пример — форк ETC от ETH (хотя, если подумать — наоборот): большинство, видимое, пошло за В. Бутериным и идёт до сих пор, но меньшинство создало ETC и приняло свой консенсус. Или нахождение нового блока в соло-майнинге Биткоина. 

И здесь важно посмотреть на всё с исторического ракурса:

  1. Сначала, если верить письменной истории, правило активное (богатое / властное) большинство: назовём его условно — аристократией. Эта была экономика земли и золота (тоже — условно); 
  2. Затем — произошло наслоение и аристократия многие функции передала предпринимателям, которых принято относительно той эпохи называть буржуа: так золото (производство, или бизнес) стало расслоенным от земли: и активное меньшинство увеличилось; 
  3. После, после Голландии, Англии, США, Франции, начался переход к власти видимого большинства: хотя на самом деле старые слои (аристократия / буржуазия) всё ещё оставляли за собой власть в золоте и земле, то есть вне нового слоя “чистой” политики, зато так родилось понимание власти большинства, которая спокойно уживается с властью меньшинства в другом ракурсе; 
  4. Наконец, сегодня подошли к моменту, когда меньшинство может не следовать за большинством абсолютно, но это требует изменения парадигмы мышления, где принятие чего-то большинством и есть правильный ответ. 

Одна известная и запрещённая ныне партия получила когда-то большинство в парламенте: но было ли это большинство в итоге право? Нет. И скажу более: большинство в большинстве случаев бывает не право, а не наоборот. Но в рамках демократической парадигмы это невозможно понять. Совсем. Считается, что или демократия (США, скажем), или нечто авторитарное/тоталитарное (Китай, допустим). Хотя на деле ответ давно есть и лежит он пока больше в области технологий, нежели экономики (но и тут есть подвижки), организации социума и тем паче — политики. 

И вот почему значимы примеры выше:

  1. Не важно, какое большинство и как проголосовало: важно, что с некой группой людей можете достичь консенсуса и как только его достигаете — ваша система будет не похожа, фундаментально при том, на ту, которую вы отринули; 
  2. Не важно, что вы пришли к консенсусу в какой-то устоявшейся области (знания): главное — какого консенсуса и как достигните в точке перехода, то есть в наиболее критических условиях. 

Приведу ещё один пример: фундаментальные взаимодействия (ФВ) хороши, хотя и по ним есть низкоуровневые расхождения, но они, ФВ, всё равно теряют смысл в сингулярности. 

Вот как один из участников состоявшейся дискуссии описал это на примере арифметической задачи, рассмотренной выше:

  • Арифметический способ решения заключается в нахождении ответа задачи путём арифметических действий над числами;
  • Алгебраический способ состоит в получении ответа на вопрос задачи с помощью составления уравнения и последующего его решения;
  • То есть, когда у нас дан пример с числами и надо найти ответ, то это арифметический способ решения; 
  • А вот когда в действие вступает х и появляется уравнение, то вот тут уже алгебраический способ решения нужен.

Но подождите делать завершающий вдох: мы лишь на середине реки. 

AI, или почему его боимся? Мы

Искусственный интеллект вызывал страх у С. Хокинга и к нему с недоверием относится И. Маск: о подобных страхах снято немало фильмов и написано книг, начиная с “Терминатора” (или выберите на ваш вкус) и заканчивая “Life 3.0”. 

Но почему собственно? 

Всё дело в том, что из-за довлеющего позитивизма с одной стороны и властвующего постмодернизма — с другой каждый из нас начал понимать, что кривда, которая является необходимым свойством (об этом прекрасно рассказано в “Изобретении лжи”) для самосохранения / самозащиты любой системы, стала прерогативным параметром, а не производным. 

Проще говоря: хотя сплетни стали источником нашего, человеческого развития, по Ю.Н. Харари, на сегодня так много данных, что из них сложно выудить информацию, а из неё — получить знания, что каждый переживает, что AI создать такой вид XR-реальности, где мы, люди, не получим должного большинства и не важно: будет ли это из-за ошибки в коде (интересно, что её называют именно “человеческий фактор”: единственный пример за многие годы, где таковой фактор назван положительным, а не отрицательным, лежит в основе киноленты “Чудо на Гудзоне”), преднамеренного изменения данных (к/ф “Я — робот”) или по каким-то ещё причинам. 

И когда человек встречает примеры навроде 36:3(8-6) или 8-2(2+2), то подобные, общественный страхи, лежащие в области так называемого коллективного бессознательного, усиливаются многократно: примитивы созданы для того, чтобы упрощать модель мира и объяснять её “на пальцах”, а в подобных случаях, напротив, она разбивается в осколки. И это вызывает в лучшем случае — эсхатологический восторг. 

При этом всё это существует на фоне следующих сомнений:

  1. Нужна ли математика (для человека) в эпоху AI? Ровно этот спор можете услышать в примитизированном виде, когда речь заходит о следующем: “Зачем мне учиться считать в уме, если есть калькулятор?”; 
  2. Нужно ли знание языков (не важно — древнегреческий или современный английский), если Deepl уже сегодня переводит лучше многих “живых не носителей”, а ChatGP и подобные шагают в развитии в разы быстрее любого из людей?; 
  3. Каково понимание авторитета / аргумента и многих иных абстрактных и конкретных понятий, содержание и объём коих зависят от контекста: как культурного, так и временного и прочих? 

Гуманитарные науки, естественные и математические

Если вдуматься, то подобные споры всегда были прерогативой гуманитарных наук.

Действительно, если откроете учебник истории, не важно — школьных или ВУЗовский / колледжа — и прочтёте итоги какой-нибудь битвы в государстве, которое “вышло” из одной строны битвы, а потом — в государстве, которое вышло в из другой стороны битвы, то получите часто противоположные (противоречащие даже) ответы. 

И подобная вражда между тупоконечниками и остроконечникам — нормальный процесс для истории, филологии и многих иных наук. Даже естественные науки со временем претерпевают изменения: сравните, скажем, изображения динозавров конца XIX и начала XXI вв. — разница во многих случаях будет разительной

Но это не должно касаться тех математических наук?

Наверное, этот посыл лежит до сих пор в том, что многие не готовы принять ни принцип относительности, ни принцип неопределённости: детерминизм есть нижний слой нашего культурного развития, который много веков помогал нам, а не препятствовал и поэтому отойти от него для многих из нас — почти невозможно. 

В этом и скрывается глубинный смысл спора Neo и Архитектора в “Матрице”: Морфеус, что был программой, не смог стать человеком, тогда как агент Смит им стал, вопреки, а не благодаря, равно как и Neo, будучи человеком, смог обрести личность программы и находиться в “размазанном” состоянии сразу в разных реальностях, но по единым правилам: внутри Матрицы, в “реальном” мире людей, в “реальном” мире машин, в мире действительного света (передаваемый через аллегорию любви, потому как этот мир как раз и не описывается Архитектором через формулы). 

И ровно в этой точке перехода сейчас оказались: мы — люди 2023 года. Здесь вновь возвращаемся в лоно математики. 

36:3(8-6) & 8:2(2+2)

Вот простое описание: “Иногда выражения могут содержать скобки, которые подсказывают порядок выполнения математических действий” (отсылка на него была в дискусси). И вот второе, не более сложно, описание (отсылка): “знак умножения связывает компоненты действия сильнее, чем знак деления, поэтому знак умножения опускается”. 

Пока всё в порядке? Или уже нет? 

Ведь и в выражении 8:2(2+2), и в 36:3(8-6) присутствует второй подход. Но почему же большинство его игнорирует? Правильно: потому что это противоречит общепринятому, то есть бытовому, опыту (особенно это хорошо видно на родителях, чьи дети проходят данную тему или проходили недавно). 

Подобное — не редкость в истории человечества: вспомните картофель, который долго приживался по миру, а теперь без него не обходится почти ни одна “национальная” кухня, как и без помидоров, огурцов и много чего ещё. 

Вы можете пойти дальше и рассмотреть: 

8
——-    
2(2+2)

 

Или: 

36
——
3(8-6)

Или даже взять и составить несколько разных систем уравнений с х и у, где разные части последовательно будут приравнены к х и/или y. 

После чего: обратитесь к ASCII-символам, где двоеточие и косая черта будет изначально — разными символами. Вдумайтесь: сначала вам говорят, на уроках математики, что дробь — это и есть деление, потом — на уроке информатики, что косая черта — это и есть деление, а дробь используется для других действий, например, выделения (обозначения) периода, а потом выясняется, что простой автозамены для сложных примеров может просто не быть

Считаете, что это мелочь? Возможно. 

Но она скрывает фундаментальную проблему: консенсус должен быть найден до выполнения заданных действий, а не после. И в этом базовое отличие систем управления внутри децентрализованных и распределённых сущностей — от централизованных. 

Ещё раз: вот голосование №01. И его подтверждение. А вот точка зрения уже иная: “порядок действий в алгебре тот же, что и в арифметике, но есть исключение: в алгебре знак умножения связывает компоненты действия сильнее, чем знак деления, поэтому знак умножения опускается”. А дальше рассказывается, как математики хотели поменять порядок действия в арифметики, чтобы всем стало легче, но этого не сделали, что не изменило само исключение, но оставило сложные случаи как фундаментальное противоречие. 

Попробуйте рассмотреть вот такой пример: что такое прямая, которую из плоскости перенесли в трёхмерное пространство? С двух базовых ракурсов из трёх она будет представлять из себя… точку! Смотрите сами:

1) . ; 2) _________; 3) . 

А теперь добавим её в четырёхмерный континуум, где будет уже не только 3 пространственных измерения, но и одно временное: что изменится? 

Как минимум, увидим ещё дополнительные варианты:

  1. Прямая как набор рождающихся отрезков;
  2. Прямая как точка или её отсутствие. 

Но с точки зрения людей, которые не вышли за рамки планиметрии и двоичной системы координат, все описанные ответы будут не правильными. А многие — абсурдными: как это можно увидеть прямую как ничто, если она — прямая? 

И здесь подбираемся к главному: к апориям Зенона и синтетическим суждениям Канта: да, хотите того или нет, но философия — всё, что у нас есть, для изучения XR-континуума. Остальное не даст полной картины. 

Дело в том, что то, что часто считаем априорными синтетическими суждениями — на самом деле и не синтетические вовсе, и не априорные, а апостериорные. Что это означает на практике? 

Весьма много. 

Возьмите цензурируемость транзакций (ETH2) или откат таковых после взлома (BSC/BNB): что представляют собой эти феномены в разрезе, который обсуждаем? То, что принимаете неизбежность, а значит — и необходимость, а значит — справедливость применяемых мер, потому что находитесь в парадигме демократического решения, где власть абсолютного большинства (“чистая” демократия) или авторитетного меньшинства (меритократия и т.п.) — неизбежность, поскольку “таков порядок вещей”. 

И всё это работает ровно до момента, пока сами не оказываетесь жертвой подобного подхода: а в мире полной токенизации, в мире CBDC — это будет повсеместная практика.

Почему?

Достаточно оглянуться назад и посмотреть, как увеличивались налоги и количественно, и качественно с 1800 по 2000 гг.; как за паспортами и свидетельствами (о рождении, браке, т.п.) — появились различные визы, санкционные списки, ковид-меры и прочее, чтобы осознать, что оцифрованный по меркам демократии человек — человек изначально не свободный. Конечно, он может купить несколько паспортов; может принять правила вакцинации и участвовать в вечной процедуре KYC, но проблема в том, что он проходит это всё через процесса аватаризации, который никак и никем не формализован. 

Поэтому легко представить ситуацию, где AI, который всегда был на вашей стороне и решал споры “объективно”, “вдруг” стал вашим злейшим врагом, но доказать это уже невозможно, потому как нарушили первоначальный тезис и неоднократно:решили, что консенсус (базовый) может быть достигнут в любой момент, то есть, в том числе, и после начала некого набора действий, а не до. 

И эта ошибка на сегодня — самое страшное, что есть в логике построения оцифрованного общества: взгляните на камеры в больших городах. Не важно: Сингапур, Нью-Йорк, Дубай или что-то ещё это будет. 

Считаете, раз это сделано, значит это кому-нибудь нужно? Или даже так: раз это сделано — принято большинством. Но вы же понимаете, что никаких голосований и тем более — принятие квалифицированным, например, большинством не проводилось. Тогда как? Верно: через конклюдентные действия, а конкретно — через молчание, которое вообще-то, во многих юрисдикциях, в отличие от известной поговорки, означает не согласие, а ровно противоположное — несогласие. 

Ещё раз: в рамках демократической системы решения всё чаще принимаются через консенсус, который не содержит в себе ядра демократической системы — голосования, но это презюмируется именно как принятие через него. Апория? Да. 

И в этом смысле то, что в мире есть люди, которые увидели человека и запомнили “всего и сразу”, а есть те, кто может детально составить фоторобот, — даёт нам больше, чем все достижения генеративного AI за последние 1-2 года. 

Почему? 

Потому что, во-первых, если пройти историю AI, с 1960 по 1980 гг., то можно увидеть ровно то, что видим сейчас: учим AI выполнять некие задачи, как правило, сильно быстрее, “натуральных” нейронных сетей, но при этом всё ещё обходим стороной базовые примитивы, которые во многом и делают нас людьми. Например: важно не только то, как решил задачу, тем более — не то, как расписал решение, но и то, почему так решил и как это объяснил. 

Не верите?

Тогда почитайте историю о том, как разные подходы бухучёта определили кризис доткомов, а потом и кризис 2008 года: великолепные показатели прибыльных корпораций на поверку оказались ничем иным, как инвертированным подходом, проще говоря — само-обманом

Если посмотреть на примеры выше, то в каждом будет два решения: арифметическое (условно) и алгебраическое (условно). И оба верны. Но почему же людям так трудно это принять? 

  1. Потому что они не делают базового шага консенсуальных систем: они не принимают консенсус до, а пытаются найти его после
  2. Потому что мозг склонен к утрированию: потребитель отсюда считает блокчейн — базой данных, хотя это не так, а криптовалюту — “ещё одним финансовым инструментом”, хотя они относят таковой инструмент к экономике услуг, где всё создаётся к ценности для человека (людей), тогда как криптоактивы вращаются внутри экономики деяния, где SaO — уже не только человек, но и тот самый AI, разного рода smart-скрипты и прочие акторы. 

И всё это пока не имеет большого значения для большинства, а потому — для него же, исходя из посылов общепринятой демократии, — кажется забавной аномалией, но не знаковой тенденций, или боковым трендом. Беда в том, что всё ровно наоборот. 

Примерно схожее много лет наблюдаю в метеорологии: если интересует нечто приблизительное — можете принять модели за некий “устоявшийся факт”. И можете отбросить, что из-за таких “фактов” люди в межсезонье не могут правильно подобрать одежду; часто игнорируют признаки случившихся (по вине человечества или нет — отдельный вопрос) катаклизмов и т.д. То есть исключений будет больше, чем правил, но будете настаивать на обратном, потому что мозг не готов охватить столь огромный спектр. 

По этой же причине фрактал и голограмма (как часть, содержащая целая) до сих пор не приняты тем самым большинством: ни в экономике, ни в организации социума, ни даже в культуре. Опять же — исключения навроде вселенной на шее кошки из “Людей в чёрном” — красивые фантазии на тему, но не общепринятая практика. 

Почему? 

Люди, которые не хотят редуцировать, принимая красоту синтеза, крайне иные люди, нежели те,  что видят красоту через призму синтеза. 

Есть такая притча:

В американском аэропорту Кеннеди журналист проводил опрос: «Что, по вашему мнению, является самым отвратительным на свете?» Люди отвечали разное: война, бедность, предательство, болезни. В это время в зале находился дзэнский монах. Журналист, увидев буддийское одеяние, задал вопрос монаху. А монах задал встречный вопрос:

  • — Кто вы?
  • — Я, Джон Смит.
  • — Нет, это имя, но кто вы?
  • — Я телерепортёр такой-то компании.
  • — Нет. Это профессия, но кто вы?
  • — Я человек, в конце концов!..
  • — Нет, это ваш биологический вид, но кто вы?

Репортёр, наконец, понял, что имел в виду монах и застыл с открытым ртом, так как ничего не мог сказать. Монах заметил:

  • — Вот это и есть самое отвратительное на свете — не знать, кто ты есть.

Примерно это и происходит, когда считаем, что мы есть машина, хотя этот этап пройден на стадии механицизма (почитайте Ж.А. Ламетри и его “Человека-машину”): думаем, что для нас двоеточие (:) определено к косой черте (/) и к символу дроби (_), но на самом деле мы в это лишь верим. Потому что живём по принципу: если в 99 случаев это правда, то и на 100-й случай будет правда. 

Но это в итоге приводит нас к самым страшным (и по сути — единственным) кризисам на Планете: кризисам ликвидности, последним из которых был кризис 2018-2022 гг., последствия которого умело будут вертеться вокруг с 2023 по 2025 гг., а суть большинством воспримется в промежутке с 2025 по 2030 гг. 

Все сферы, где ставим на то, что “работает — не трогай”, фактически в совокупности приводят не просто к стаям чёрных лебедей, но они стирают из памяти само содержание чёрного лебедя: то, что принимаем как данность — на деле есть редукция, достигшая апогея. 

И именно поэтому Web 3.0 не готов быть массовым: он требует совершенно иного, противоположного во многом и непонятного в ещё большем числе случаев, подхода. 

Почему всё это важно сегодня? 

Причина первая — квантовый компьютер (КК). Хотите вы этого или нет, но AI+IoT+КК — это то, что привнесёт новые качества в нашу жизнь, как канализация, электричество или интернет. А значит? Значит нам пора задуматься, почему мы всё ещё вертимся в физике 500-летней давности и в социологии 200-летней давности же. 

Вторая причина — XR не воспринимается как совершенно иная реальность, хотя это именно так. 

Третья причина — сама экономика деяния

Но, чтобы разобраться в каждому пункте — придётся углубиться дальше, а пока — всё и 

До!

Обсудить в Discord!