23 ноября 2020

Сибирь — столица майнинга? Да и нет

Майнинг в Сибири — не только дёшево, но и экологично: Енисейский каскад ГЭС, как и Ангарский — это 12 ГВт с лишним на каждый (24 Гвт и того: напомню, что Россия в мире на 4-ом месте по энергопотреблению и на третьем — по производству: 779 на 1506 Mtoe). По разным параметрам (территория, климат, доступ к энергоресурсам) Сибирь похожа на Монголию и/или Канаду, и/или Казахстан, но, конечно конкурировать приходится и с Китаем, и с Грузией, и с США, и с Узбекистаном, и с Чили… 

Но сегодня попробуем посмотреть на вопрос шире. Во-первых, возьмём всё те же ноды: на 2020 год можете посмотреть здесь (тем более что без того материала — текущий будет не совсем ясен), а вот за 2019 год:

Ноды. Год 2019. БиткоинКому проигрывают США за этот самый год (с 2019 по 2020)? Нет, не Китаю и даже не Германии, а анонимам. Посмотрите выборку по 2019-ому (все статистические данные собраны в черновике):

    • США 2422 
    • Германия 1894 
    • Франция 611 
    • Нидерланды 483 
    • Канада 320 
    • Сингапур 319 
    • Китай 315 
    • Великобритания 312 
    • Россия 230 
    • Япония 189 
    • Гонконг 160 
    • Финляндия 158 
    • Швейцария 158 
    • Австралия 139 
    • Корея 132 
    • N/A 126
    • Украина 98 
    • Швеция 94 
    • Ирландия 81 
    • Чехия 74 
    • Литва 71 
    • Испания 68 
    • Италия 67 
    • Болгария 58 
    • Австрия 57 
    • Польша 56
    • Индия 46

Если начнёте детализировать далее, то увидите, что в России — не так много Сибири: и в этом — первый интересный факт. Посмотрите на диаграмму ниже:

Иркутская область. Энергетика

При этом, если взять Братскую ГЭС (4500 МВт), Усть-Илимская ГЭС (3840 МВт), Иркутская ГЭС (662,4 МВт), Мамаканскую ГЭС (86 МВт). то выйдет, что большая часть энергии — вполне экологична (примерно 9 на 3): можно, конечно, начать вечный спор об экологичности ГЭС, но ровно такой же спор давно идёт и о ветряных станциях, меняющих розу ветров, и о СЭС — солнечных электростанциях, которые фактически убивают почву и микро- флору и фауну под собой, не говоря о самом производстве панелей. Поэтому — обойдёмся усреднённым подходом и поставим точку: ГЭС — это экологично. 

А вот данные, но уже по Енисейскому каскаду и всему, что с ним рядом: 

Красноясрский край. Электроэнергия.Здесь тоже всё интересно: Саяно-Шушенская ГЭС (6400 МВт), Майнская ГЭС (321 МВт), Абаканская СЭС 5,2 МВт и др. 

Могу развернуть: крайне важно отметить, что в Иркутской области электроэнергия не только присутствует в избыточном количестве, но, что ещё более важно на фоне совершающихся процессов, состоит большей частью из энергетики ГЭС. Для этого достаточно сравнить следующие показатели: четыре существующих ГЭС (Братская, Усть-Илимская, Иркутская, Мамаканская) выдают суммарно 9 088,40 МВт, что превышает показатели ТОП-10 ТЭЦ (Иркутская ТЭЦ-10, Ново-Иркутская ТЭЦ, Усть-Илимская ТЭЦ, Иркутская ТЭЦ-9, Иркутская ТЭЦ-11, Иркутская ТЭЦ-6, Ново-Зиминская ТЭЦ, Иркутская ТЭЦ-1, Энергоцентр Ярактинского НГКМ, Иркутская ТЭЦ-5) в 2,316 раза! Более того: проект Тельмамской ГЭС может внести ещё 450 МВт чистой электроэнергии. 

Этот же тезис применим к Красноярскому краю (важно, что его энергомощности в данном контексте рассматриваются с Хакасией): Саяно-Шушенская ГЭС (6 400 МВт), Красноярская ГЭС (6 000 МВт), Богучанская ГЭС (2 997 МВт) совместно выдают более 15 000 МВт. 

В Забайкальском же крае, например, — энергомощности значительно меньше по объёму (около 1605 МВт), но уже сегодня в строительстве находится 3 СЭС: Балей СЭС строится (15 МВт), СЭС Орловский ГОК (15 МВт), АСТ-Забайкальская СЭС-3 (10 МВт). 

Оценить мировой разрез — может известный источник: https://yearbook.enerdata.net. Также можете взять страновые и/или региональные отчёты: пример №1 и пример №2. Или даже сразу так: https://energybase.ru/region

Стоит отметить, почему именно эти регионы вырвались в лидеры:

  1. Профицитная электроэнергии за счёт как эффекта сибирских рек и строительства 1950-1970-х годов прошлого столетия; 
  2. Относительная близость к Юго-Восточной Азии и настроенные торговые связи с Китаем, Кореей и  другими странами; 
  3. Наличие хорошей высшей школы, обеспечивающей майнинг-бизнес необходимыми специалистами (инженеры, администраторы и т.д.).
  4. Именно настроенный с середины 1990-х торговый оборот с Китаем сделал возможной схему не только относительно быстрых поставок оборудования, но и главное — участие разного рода инвесторов Поднебесной в местном бизнесе. 

Профицит и относительная экологичность, является одним, но не единственным, обеспечивающим качество поставляемого электричества (о количественных поговорим ниже). Сюда же стоит отнести:

  1. Созданную ещё в советский период систему резервирования, включая как и аспект защиты от сбоев (яркие примеры — энергетические сбои в 1977 и 2003 гг. в США и Канаде), работающую до настоящего времени. Последний яркий пример — авария на Саяно-Шушенской ГЭС, которая не только доказала эффективность существующей системы, но и способствовала ускорению замены устаревшего оборудования на ряде объектов (см., например, https://tass.ru/sibir-news/6658449). 
  2. Собственно, средний период эксплуатации и замены элементов сетей.
  3. Несмотря на довольно обширные свойства как самого электрического тока, так и следствий его применения (подробней можно изучить по ссылке: https://ru.wikipedia.org/wiki/Электрический_ток), стоит признать, что на практике важнейшими для майнинга являются следующие эмпирические показатели (стабильность коих — ещё одно свойство качественного электричества):
    1. Uptime (все названия условные) — время неразрывного соединения, на которое влияют разные факторы, в том числе (см. п. 1) — резервные мощности; 
    2. Амплитуда — поскольку переменный ток (см. подробней — https://ru.wikipedia.org/wiki/Переменный_ток) отличается по величине и направлению, показатель общего колебания важен, поскольку слишком широкий его диапазон вынуждает к покупке дополнительного стабилизирующего оборудования, а также различных дополнительных устройств (датчиков).
    3. Иные (зависят от региона, точных характеристик сети и т.д.): например, удалённость объекта подключение; качество выполненных работ подрядчика и прочее. 

В любом случае — цена электричества на мой взгляд НЕ является основным или первостепенным, а тем более — единственным показателем, который необходимо учитывать при подключении майнинговых ферм в промышленных масштабах. Ярчайший пример — энергомощности южного Китая, которые напрямую зависят от природных факторов, которые могут отразится на колебаниях цены в 2 и более раз: в общем-то это на примере 2020-го заметно как никогда. 

Таким образом, количественные показатели — далеко не единственные и точно не играют решающей роли при выборе региона. На 2019 год, например, была известна следующая статистика по добыче 1 биткоина:

  • Кувейт — $1.415
  • Венесуэла — $1,630
  • Мьянма — $3,087
  • Бахрейн — $3,628
  • Китай — $3,645

Означают ли цифры, что все перечисленные юрисдикции — могут конкурировать с Сибирью? Нет. 

Китай осенью 2019 года де факто (а с 2021 — и де юре) запретил майнинг: https://tass.ru/ekonomika/6312226 и спорить с правещей партией в этом государстве не принято. Фактический запрет на использование криптовалют также был озвучен в 2019 году Центральным банком Мьянмы. Обходные пути? Да, они есть и, возможно, будут, но мы же говорим о конкурентных преимуществах, а не о том, как обойти запреты. 

Несмотря на то, что Биткоин был признан «халяльным продуктом» Кувейт в указанном списке Кувейт навряд ли имеет ощутимые преимущества: 

  1. Средняя температура января +13С;
  2. Средняя температура июля +39С;
  3. Несмотря на наличие аэропорта и морского порта — удалённость от производителей «железа» — более 6 500 км, что, например, в 2 раза превышает расстояние до Иркутска. 
  4. Кроме того, даже в сравнении с Россией образца 2019-2020 гг. Кувейт находится в одном из самых нестабильных политических регионов мира. 
  5. В отличие от Канады, Грузии, Сибири, занимающих в разных нишах лидирующие позиции в майнинг-сфере, электроэнергетика Кувейта базируется 100% на нефти. 
  6. Из очевидных плюсов — возможность работы с инвесторами — выходцами из исламского мира. 

Венесуэла в силу существующих социальных, экономических и политических проблем является самым опасным из перечисленных регионов и не нуждается на наш взгляд в дополнительном анализе. 

Таким образом, единственным настоящим конкурентом сибирского региона из указанного выше списка является Бахрейн, полномочные государственные органы которого совсем недавно заявили о развитии основных элементов криптоиндустрии внутри страны. 

Но по климатическим условиям, он, безусловно, проигрывает и достаточно сильно:

  1. Средняя температура января +17С (то есть разница в среднем составляет более 35С с Иркутском, Красноярском и Читой); 
  2. Средняя температура июля +40С (то есть разница — 22С). 
  3. Климат сухой, но тропический.
  4. Преобладают пустыни. 

Кроме того, именно природные условия — одно из ключевых преимуществ сибирских игроков: 

  1. Средние температуры:
    1. Забайкальский край (ЗК):
      1. Зима длительная (продолжительная) и суровая, малоснежная, с большим числом ясных дней; 
      2. Средняя влажность — 30-70%. 
      3. Средняя температура января на Юге региона -20С;
      4. Средняя температура января на Севере региона — 37С;
      5. Средняя температура июля на Юге +21;
      6. Средняя температура июля на Севере +13.
    2. б. Иркутская область (ИО):
      1. Зима — очень холодная и малоснежная. 
      2. Зона влажности — сухая.
      3. Средняя температура января -18С;
      4. Средняя температура июля +18С;
    3. Красноярский край (КК): 
      1. Характерен континентальный климат с продолжительной зимой и коротким жарким летом; 
      2. Средняя температура января на Юге региона -18С;
      3. Средняя температура января на Севере региона -36С;
      4. Средняя температура июля на Юге региона +10С;
      5. Средняя температура июля на Севере региона +20С. 
  2. Климатические зоны:
    1. ЗК — резкоконтинентальный
    2. ИО — резкоконтинентальный.
    3. КК — арктический, субарктический и умеренный.

И вот теперь сложите факторы: логистика (Иркутск и Красноярск — международные аэропорты, крупные железнодорожные хабы и через них проходит федеральные трассы: от Пекина до Иркутска — 3 часа лёта), экология, климат, стоимость, возможность охраны самых удалённых объектов (а их количество — само по себе огромно даже в мировых масштабах) и главное — качество электричества — и у вас получится идеальная картинка для майнинга. Да? Но нод в Иркутске и даже миллионном Красноярске фактически нет: разовые исключения — не в счёт. 

Это раз. Теперь тезис два: записал его впервые в 2019 году, но изменилось ли что-то? Вот о чём речь: на сегодняшний день в РФ принято два свода законодательных актов, касающихся крипто-сферы, но ни один из них понятие майнинга не ввёл и тем более — не раскрыл согласно канонам юридической техники, поэтому в настоящее время майнинг-фермы работают в одном из следующих режимов:

  1. Белый
    1. В качестве дата-центров (хостинг-операторов — см. пример ниже);
    2. Как объекты, предоставляющие электрические мощности и/или землю в аренду; по иным договорным отношениям. 
  2. Серый
    1. Как совокупность так называемых «домашних» отелей (в первую очередь таковые выгодны в сельской местности);
    2. Как «дополнительная статья доходов» в уже существующих видах бизнеса, если энергомощности всё равно расходуются: такие отели можно наблюдать в торговых центрах; разного рода компаниях, связанных с ремонтом, обслуживанием компьютеров и т.п. 
  3. Чёрный: по существу — воровство (в той или иной правовой форме) электричества для поддержания работы майнинг-оборудования. Данная схема не является предметом настоящего исследования, хотя редко, но бывает предметом обсуждения в СМИ. 

Так что же мешает Сибири (да и России) в целом стать лидером не ретроспективном и/или ином теоретическом анализе, а здесь и сейчас, на практике? 

Анализ дел по майнингу

Из всех изученных 577 дел (49% вообще к делу не относятся, ибо содержат слово «майнинг» как ключевое в названии горнодобывающих и подобных компаний) лишь 120 — по административным и/или уголовным статьям, где в большинстве случаев по административным статьям речь идёт о «незаконном» ввозе оборудования для майнинга, а в материалах дел по статьям уголовным видно, что человек занимался разными видами деятельности и решил «попробовать майнить». Ещё 174 дела — гражданско-правовых, где большая часть разбирательств о том, как сгорела видеокарта, которая (якобы) использовалась для майнинга и что майнинг является… предпринимательской деятельностью. Но никаких доказательств по этому поводу обычно не предоставляется: да и может ли? Считаю, что до вступления ФЗ о ЦФА — нет, точно: пример №1 и пример №2. 

Чтобы стало яснее — несколько примеров: «при этом ответчиком, в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ, не представлено доказательств, что спорная видеокарта использовалась для целей предпринимательской деятельности (в том числе для эмиссии криптовалют (майнинга)», Дело № 11-134/20 по Апелляционному определению Ленинского районного суда г.Н.Новгорода. Или вот ещё один: «Учитывая количество приобретенных истцом видеокарт, ответчиком предполагается, что истец может заниматься майнинговой деятельностью, т.е. деятельностью по зарабатыванию виртуальных денежных средств. Добыча происходит при помощи компьютера, программы для майнинга и кошелька (может располагаться на бирже), где будут накапливаться монеты. Данный вывод сделан на основании того, что истец с системной периодичностью покупает у ответчика товары, обеспечивающие вышеуказанную деятельность», — Решение уже от 23 сентября 2019 г., Кировский районный суд г. Саратова. 

Похожее решение было опубликовано 10 октября 2018 года Мотовилихинским районным судом г.Перми, 19 декабря 2019 года Санкт-Петербургским судом в апелляционном определении по делу №: 33-30113/2019 и многими другими. 

При этом, суды вполне себе разбираются, что такое майнинг: улавливаете? Суды понимают, а законодатель — до сих пор нет! Вот несколько показательных дел: «майнинг – процесс добычи криптовалюты на специальном оборудовании, таком как мощные видеокарты или специализированные майнеры», это Решение Советского районного суда г. Новосибирска от 04 сентября 2019 года. Или вот ещё: «майнинг- технология создания новых блоков и обеспечения эмиссии криптовалюты, т.е. деятельность по зарабатыванию виртуальных денежных средств. Добыча происходит при помощи компьютера, программы для майнинга и кошелька, где будут накапливаться монеты», — и это уже Решение по делу №2-92/2020 от 11 февраля 2020 года, принятое Первомайским районным судом г. Пензы. 

Если интересна практика и история, то рекомендую также посмотреть: https://itsynergis.ru/mining-2018. Далее — также рекомендуем изучить по ключевым словам «bitmain», «avalon», «antminer» Единый реестр нотификаций, где можно увидеть — ключевые модели, присутствующие на рынке; основные временные метки, а также иную значимую информацию. 

К чему это я? К тому, что ответ — на поверхности: минимум 6 лет, а на самом деле — уже более 9 (потому как ФЗ №161 принимался в тот момент, когда Биткоин и майнинг его в частности — набирали оборот) государственные органы РФ: всем угрожающий Минфин, ничего не сделавший ЦБ РФ, абсолютно похожая на бешеный принтер ГД РФ (и СФ РФ с ней вкупе), а равно и другие фактически убили лидерство России в этой отрасли: старые ТЭЦ и различные заброшенные заводы, огромные неиспользуемые энергомощности и развитая в советское время инфраструктура — всё это продолжает простаивать и/или использоваться из под полы, лишь в редких случаях — бизнес берёт на себя риски и становится чем-то для белой экономики региона и всей федерации. Нотификации есть, но после завоза на территорию РФ АСИКи работают весьма интересным, с правовой позиции, образом; фермы есть, но идут почти все — как те или иные дата-центры; майнинг есть, но налоги с него заплатить крайне сложно и прочее, прочее, прочее. 

Скажем, недавно мы с командой Synergis изучили более 50 проектов в России и пришли к следующим выводам: 

  1. https://bitriver.farm/ru/why: один из крупнейших блокчейн-центров на территории СНГ: 100 МВт, время безотказной работы 99,9%. Братск.
  2. https://cryptoreactor.ru: современный, надежный и безопасный хостинг для ASIC-ов и создания фермы любого размера с целью получения максимальной отдачи от добычи (Bitcoin, Ethereum, Litecoin). 75 МВт, время безотказной работы 99,7%. Братск.
  3. https://newmining.ru: Хостинг оборудования. 50 МВТ, uptime — 98,5%. Новомосковск (Тульская обл.).

И таких примеров — множество, и согласно «Дорожной карте развития технологии распределенной книги (DLT) на основе цифровых технологий, это один из столпов российской цифровой экономики», но что на деле? Минфин продолжает сыпать страшными сказками об уголовном наказании, ЦБ — бездействует, а Правительство будто и не видит перспектив развития в связи с тем, что CBDC не решат сами по себе проблем хостинга, избыточной доступности сетей и прочего. И это — замкнутый круг. 

А ведь в том же Байкальске есть бывший БЦБК с чистейшей водой под рукой, но Яндекс — вместо этого строит дата-центры где-нибудь в Финляндии… Да, помню: говорил об этом уже и не раз. Но что изменилось? Поэтому Сибирь — столица майнинга, но не в государстве под грозным именем Российская Федерация, а внутри юрисдикции вне юрисдикций — в цифровом оффшоре. И не нужно питать иллюзий, что «вот-вот и будет по-другому»: не будет. Если могло бы быть, то было бы в докризисный 2014 или уж точно — в кризисный (дважды) 2020-й. Сотрудничество — хороший пример взаимозависимости, но оно работает для тех, для кого p2p — важная составляющая быта и бытия, а не для тех, кто из года в год хочет покарать, посадить и стереть с лица Земли. Просто — помните об этом и до!