ЗАКОНОПРОЕКТ УКРАИНЫ “О ВИРТУАЛЬНЫХ АКТИВАХ”: СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ ИЛИ ЦИФРОВОЙ КОНЦЛАГЕРЬ

22 мая 2020
Trustee Wallet

28 апреля в Украине вступил в силу Закон Украины “О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения” № 361-IX, (далее — Закон № 361-IX). Документ первым ввел в правовое поле понятие виртуального актива и другую терминологию индустрии.

Почти параллельно, участники межфракционного депутатского объединения Blockchain4Ukraine вместе с Министерством цифровой трансформации Украины разработали базовый законопроект, регулирующий рынок виртуальных активов в Украине  и 19.05.2020 предоставили его текст широкой общественности.

Команда Trustee Wallet ранее  принимала участие в обсуждении  перспектив внедрения технологии блокчейн и легализации виртуальных активов, а также  исследовала законодательные инициативы по поводу налогоообложения операций с криптовалютами,  а сегодня проанализирует законопроект “О виртуальных активах”. 

ПОНЯТИЕ ВИРТУАЛЬНЫХ АКТИВОВ

Проект Закона Украины “О виртуальных активах” приводит следующее определение данного понятия:

Виртуальный актив — особый вид имущества, которое является ценностью в цифровой форме, которое можно переводить, обменивать и использовать для платежных или инвестиционных целей” (п.2 ч.1 ст. 1 Законопроекта).

Стоп,  ведь недавно, буквально на днях тот же законодатель уже приводил трактовку данного термина.

Так,  в соответствии с п.13 ч.1 ст. 1 Закона № 361-IX, который почти полностью повторяет акты Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF): 

Виртуальный актив — цифровое выражение стоимости, которым можно торговать в цифровом формате или переводить, и которое может использоваться для платежных или инвестиционных целей.

То есть, одно и то же понятие законодатель предлагает называть по-разному: в случае с новым законопроектом,  это  имущество, а закон одно месячной давности гласит о “цифровом выражении стоимости”.

Лучшие традиции законодательной техники требуют наличия системных связей между нормативными актами, а какие  причины этому мешают в данном случае можно только догадываться.  

КЛАССИФИКАЦИЯ ВИРТУАЛЬНЫХ АКТИВОВ 

Давайте немного углубимся в понятие “имущество, которое является ценностью” и определим его виды в соответствии с Законопроектом.

Так, виртуальные активы включают в себя:

  • криптоактивы (не обеспеченные токены) и 
  • обеспеченные токены, которые включают в себя финансово-обеспеченный стейблкоин.

Законодатель разделяет виртуальные активы согласно лежащему в их основе праву требования держателя по отношению к эмитенту. Если в случае криптоактивов такое право требования отсутствует, то в случае с обеспеченными токенами такое право требования существует.

Под обеспечением виртуального актива другими объектами гражданских прав понимается право владельца виртуального актива заявлять о принадлежности ему таких объектов гражданских прав на праве собственности (ч.3 ст. 6 Законопроекта).

Каким образом реализуется и подтверждается вышеуказанное право, как определяется стоимость таких объектов гражданских прав  законодатель, по традиции, умалчивает.

Проект весьма размыто трактует правовой статус  виртуальных активов, в т.ч. обеспеченных токенов, тем самым открывая путь многочисленным спекуляциям. 

Так, в соответствии с ч.4 ст. 6 Законопроекта, органы государственной власти, применяют правовое регулирование, которое соответствует фактически реализованным характеристикам, вида и назначению выпущенных виртуальных активов.

Помните? Если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятно, и есть утка.  Англосаксонская система права на территории Украины, гремучая смесь….  

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ УЧАСТНИКИ РЫНКА 

С терминами понятно (или нет), но давайте  пойдем дальше и проследим, как же обстоит дело с профессиональными участниками  рынка виртуальных активов.

Следует упомянуть, что проектом Закона предусмотрена государственная регистрация деятельности квалифицированного поставщика услуг, связанных с оборотом виртуальных активов, которая осуществляется Минцифры.

“Старый”  Закон № 361-IX от 28.04.2020 определил следующий перечень видов деятельности поставщика услуг, связанных с оборотом виртуальных активов (далее — ВА): 

  • обмен ВА;
  • перевод ВА;
  • хранение и / или администрирование ВА, или инструментов, позволяющих контролировать ВА;
  • участие и предоставление финансовых услуг, связанных с предложением эмитента и / или продажей виртуальных активов.

Законопроект определяет, что квалифицированный поставщик услуг, связанных с оборотом виртуальных активов — поставщик услуг, который осуществляет хотя бы один из видов деятельности:

  • хранителя виртуальных активов;
  • поставщика услуг обмена виртуальных активов;
  • биржи виртуальных активов. 

Что же это: асинхронное законотворение или абсолютное отсутствие  элементарной связи между отдельными элементами государственной законотворческой машины?! 

В принципе, на этом можно бы и закончить обсуждение, но любопытство заставляет нас двигаться дальше.

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ВИРТУАЛЬНЫЕ АКТИВЫ

Статья 9 Законопроекта гласит, что  право собственности на виртуальный актив приобретается из ….. норм закона или решения суда, и удостоверяется владением ключа виртуального актива.

Эврика! Можно завладеть чьей-то мнемонической фразой (ключом виртуального актива), получить решение Печерского Международного арбитража и до конца дней забыть о работе.  Осталось только понять, как это реализовать технически и биткоин в кармане… Или кошельке. Неважно. Главное — не воспринимайте это как руководство к действию, мы пошутили.

Также, неподдельный интерес вызывает понятие сделки о распоряжении виртуальным активом. Помимо прочего, требуется, чтобы при совершении такой сделки “алгоритмы и функции соответствующей системы обращения токенов” соответствовали (!) внимание — законодательству Украины.

Признаться, мы не даже не представляем, какие алгоритмы и функции соответствуют законодательству Украины, а какие нет, но не расстраиваемся, ведь законодательство в этом аспекте знает не больше.  

Также, сложно понять следующее положение п.2 ч.2 ст. 10 Законопроекта, права касательно виртуального актива могут быть переданы без его непосредственной передачи, но при условии, что это очевидно для участников соответствующей системы обращения токенов и четко указывает на момент перехода права.

Впрочем, законодатель и не стремится, чтобы его положения были понятны гражданам, главное, чтобы момент передачи был  очевиден для участников соответствующей системы обращения токенов. 

Зато однозначно и абсолютно понятно, что, Центральным органом исполнительной власти, который формирует и реализует государственную политику в сфере обращения виртуальных активов является Министерство цифровой трансформации Украины. 

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ВИРТУАЛЬНЫХ АКТИВОВ

Законопроект устанавливает возможность предложения виртуальных активов, которое осуществляется   в форме частного или публичного предложения (ст.17 Проекта Закона “О виртуальных активах”), а процедура такого предложения описана в ст. 18 Законопроекта. 

Так, при публичном предложении продажи виртуальных активов на сумму, превышающую 200 тысяч евро эмитент обязан: 

  • подготовить и опубликовать в общедоступных источниках публичную информацию об эмитенте и виртуальных активах;
  • за 30 дней до продажи уведомить об этом Минцифры.

Требования к информации в проекте установлены, но срок публикации почему-то — нет. 

При этом, если речь идет о частном предложении или сумма публичного не превышает 200 тыс. евро, то вышеуказанные требования о раскрытии информации и уведомлении Минцифры на такие правоотношения не распространяются.

Примечательно, что в случае, когда эмитентом виртуальных активов осуществляется эмиссия обеспеченных токенов, и при этом объектами гражданских прав, которые выступают обеспечением этих виртуальных активов, являются объекты гражданского оборота, в отношении которых существует отдельный, установленный законодательством Украины порядок их обращения и / или регистрации сделок с ними — государственными органами, осуществляющими регистрацию эмиссии и регулируют оборот таких виртуальных активов выступают, кроме Минцфры, также и другие государственные органы, в компетенцию которых отнесено регулирование обращения соответствующих объектов гражданских прав и / или регистрации сделок.

То есть, например, токенизировать недвижимость можно будет под руководством  государственного регулятора в данной сфере и Минцфры, но как это будет происходить пока что тоже неизвестно.

Законопроект вынесен на публичное осуждение  буквально несколько дней назад, но  общественность в своем отношении к законопроекту — разделилась. Некоторые участники рынка категорически против регулирования в любом виде, другие указывают на отдельные недочеты законопроекта.

Команда Trustee Wallet на данный момент оставляет за собой  свое мнение о  проекте Закона при себе, но следует отметить один существенный нюанс.

Законопроект вообще не разделяет  сети/реестры/сервисы на децентрализованные и централизованные, что является существенным упущением. А между тем, разница между ними — колоссальная, в отличии от централизованных, провайдеры децентрализованных сервисов вообще не имеют никакого отношения к операциям, которые проводятся на таких площадках. Децентрализованные финансовые сервисы и некастодиальные криптовалютные кошельки — это просто технология, они лишены любой возможности осуществлять контроль над пользователями и операциями, а следовательно — проведить  AML/KYC процедуры и выполнять другие требования законодательства  в сфере финмониторинга и лицензионные условия.

Таким образом, как минимум, в новом Законе “О виртуальных активах” необходимо для децентрализированных финансовых сервисов(DeFi) и некастодиальных кошельков закрепить отсутствие необходимости лицензирования как поставщика финансовых услуг.

Будет ли принят Закон в нынешнем виде или будет существенно изменен, принесет ли он участникам криптоиндустрии, а также законопослушным гражданам Украины светлое будущее — покажет время. Начнут ли украинские банки открывать счета под деятельность в сфере виртуальных активов — хороший вопрос, ответ на который мы получим в ближайшем будущем. 

И давайте не забывать, что во многом оно зависит и от нас!  

Автор

Luda Kukuetu 

Legal Advisor Trustee Wallet