20 июля 2020

Биткоин за миллион долларов – звучит безумно. Или нет?

Я пришел к выводу, что биткоин будет стоить 1 000 000 долларов США. Вы, возможно, уже сталкивались с этими цифрами в разговорах о криптовалюте: они появились из тех соображений, что один биткоин состоит из 100 миллионов субъединиц, и если бы каждая из них была равна квантовой единице в 1 цент, то стоимость одного биткоина достигла бы 1 миллиона долларов.

Это заключение совершенно лишено смысла, потому что нет никаких оснований для того, чтобы уравнивать эти единицы. На самом деле сатоши можно разделить ровно на столько составляющих, на сколько вам захочется. Сама по себе идея выглядела очень эффектно, но только сейчас этот мираж лично для меня стал приобретать реальные очертания. Я поверил в эту идею не потому, что биткоин пошел в рост, а потому, что стоимость денег в ближайшем будущем серьезно снизится и, возможно, низвергнется в самую пучину монетарного ада. Именно поэтому стоимость биткоина может достичь миллиона долларов и даже превысить эту сумму.

Банкнота на сто триллионов долларов из Зимбабве

Если в этом году мировая экономика удивительным образом не пойдет вверх, то правительства будут вынуждены включить печатный станок и выпустить в обращение облигации. Вы можете сказать, что всему виной количественное смягчение, но оно тут совсем не при чем: оно не означает печати и раздачи денег. Это печать денег и обмен их на такие неликвидные активы, как стрижка в парикмахерской. Количественное смягчение — это великодушный обмен с уступчивым ломбардом, который с радостью готов взглянуть на то, чего стоят горы сомнительных активов. Раздача еще не высохших от краски денег населению потому, что иначе люди огорчатся и начнут дерзить, или потому, что им нужно дать заплатить за мобильный, чтобы телефонный оператор остался на плаву и не уволил своих работников, которые платят налоги правительству — это совсем другая история. Печать денег для трат на нужды экономики — южноамериканский рецепт для создания инфляции в рамках фиатной системы.

Если налоговые поступления резко сократятся, то все произойдет именно так, потому как масштабной “жесткой экономии”, так необходимой для компенсации провалов в бюджетах, не будет, и, вероятно, и не должно быть. Всемирный карантин в условиях сильно закредитованных экономик сделал всех беднее. Проблема с закредитованностью — как хорошо известно любому человеку, привыкшему к хорошему качеству жизни и с кучей кредитов, который внезапно оказывается без работы — заключается в том, что кредиты замечательны, когда экономика идет на подъем, и ужасны, когда она падает. Любой трейдер подтвердит вам, что кредитное плечо убивает, и, подобно торгующему с плечом трейдеру, когда рынок пошел против его ожиданий, нам остается надеяться на внезапное чудо, которое развернет тренд и спасет нас от безжалостных жерновов математических законов.

В наши смутные экономические времена многие активисты мечтают о том, чтобы разрушить капиталистическую систему или то, что ею считается. По иронии судьбы, она и так уже оказалась в руинах. Нам еще предстоит выяснить, кто понесет ответственность за последствия, и остается лишь надеяться, что они будут не настолько значительными, чтобы попасть в учебники по истории. Последствия резкого сокращения бюджетов государств в любом случае нельзя будет решить посредством дефляции. Единственным решением здесь может быть печать денег и накачка ими системы на всех уровнях, без оглядки на инфляцию.

Я могу представить сценарий, при котором экономика восстанавливается достаточно быстро, а правительства печатают деньги, но не настолько много, чтобы достичь показателей Аргентины, Турции, или даже давних результатов Японии, Венгрии и Германии. Для уверенного восстановления потребуется девальвировать валюты на 100% примерно за 6–7 лет, что позволит постепенно вернуться к нормальному существованию в его новой форме. Инфляция достигнет 7–9% в год, а все прочее снижение будет волшебным образом скорректировано посредством статистических хитростей и представлено в нужном виде. Если так будет, то это станет отличным достижением тех, кому придется расхлебывать все случившееся в несколько ближайших дрянных лет. Такой результат можно сравнить с аварийной посадкой самолета, при которой никто не погиб и все отделались только переломами да сотрясениями. Но такая “мягкая посадка” вовсе не гарантирована.

Судя по всему, намечается вторая волна коронавируса, а страны постепенно выходят из ограничений. Этот процесс может продолжиться до осени, а выход экономики на полную мощность может занять год или два. Экономический ущерб продолжает расти. Получится ли у государства тратить столько же, сколько раньше, при таких планируемых сроках выхода из кризиса? Сложно такое представить. Зато запросто можно представить библейскую развязку.

Раздавать миллионы свеженапечатанных денег — классическое решение для подобных хронических недугов, и в таких обстоятельствах мы очень скоро сможем увидеть биткоин за миллион долларов, а в реальном выражении его покупательная способность будет лишь в несколько раз выше. Сейчас добыто уже около 18 миллионов биткоинов (при их максимальном числе в 21 миллион), и если какая-то из крупных экономик или несколько небольших стран столкнутся с гиперинфляцией, это может привести к колоссальному росту стоимости биткоина в долларовом выражении. И хотя халвинг Биткоина тоже способен привести к росту его стоимости, где-то рядом тикает инфляционная бомба, которая в ближайшие месяцы может быстро сделать этот сценарий реальностью.

Что же остается делать инвестору? Наблюдать за тем, как меняются цены в соседнем супермаркете и отслеживать, как правительство вводит стимулирующие меры и какой дефицит бюджета наблюдается в текущий момент. Так вы сможете понять, что наш паровоз летит в пропасть, и если он действительно туда полетит, что представляется все более и более вероятным, то рост биткоина будет уже не остановить. Инфляция уже пробралась к ценным бумагам и облигациям США посредством количественного смягчения, и если в США будут введены новые меры стимулирования — те самые, которые идут непосредственно в карманы людей — это станет отмашкой для финансовой перезагрузки, при которой все станут богаче на много нулей, но при этом смогут позволить себе купить на эти деньги значительно меньше, чем раньше.

 

Источник