19 апреля 2021

Битва за душу Биткоина

Бой за будущее Биткоина идет уже не первый год, но становится все более ожесточенным. В этой битве корпоративным интересам и стремлению нажиться на разрушительном потенциале системы Биткоина противостоит антикорпоративная мечта о первой в истории человечества финансовой системе, не нуждающейся в институциональных посредниках. На фоне недавнего роста цены биткоина в борьбу вступили тяжеловесы с Уолл-стрит, и для многих, кто помнит и остается верен «шифропанк«-корням Биткоина, эти парни — враги.

Вступление в игру Fidelity, Citibank, BlackRock, а теперь и MassMutual, не обязательно предвещает скорый конец гуманистической биткоин-мечты. Хотя эти компании и банки все активнее инвестируют в Биткоин и биткоин-сервисы, шанс на создание более справедливой, открытой, инклюзивной финансовой модели по-прежнему существует, однако теперь путь к этому идеализированному будущему стал более тернистым, и неизбежно подразумевает более жесткую конкуренцию. Также неясно, могут ли эти конкурирующие видения сосуществовать в долгосрочной перспективе.

Так или иначе, в среднесрочной перспективе — возможно, в течение целых десятилетий — напряженность будет сохраняться и усиливаться. И самый важный вопрос здесь — кто в конечном счете победит и как это ему удастся.

 

Знай свою крипту

Скажем честно: многие давние биткоин-энтузиасты очень рады приходу всех этих громких имен — отчасти потому, что благодаря им цена криптовалюты серьезно выросла (на радость ходлерам). Для всех тех, кто верил в Биткоин на протяжении большей части десятилетия, отрадно видеть, что новички наконец-то осознали всю ценность инвестирования в эту криптовалюту как в средство сбережения и дефицитный цифровой актив, подтвердив правоту ходлеров-ветеранов.

Однако изначальный конфликт интересов никуда не делся: регулируемые организации, работающие в существующем правовом поле, будут выступать за введение регулирования и усиление контроля, чтобы упростить собственное участие в крипторынке. Другая же часть криптосообщества воспринимает такие правила и ограничения как барьеры, ограничивающие доступ к Биткоину как можно более широкого круга людей.

Вспомним про процедуры KYC и AML («знай своего клиента» и «борьба с отмыванием денег»), которые подразумевают, что банки собирают все данные обо всех владельцах счетов. По мере того как Биткоин будет все чаще пересекаться со нынешней финансовой системой (что неизбежно, поскольку все больше и больше крупных компаний и финансовых учреждений вступают в криптоигру), возрастет и давление на поставщиков криптоуслуг — от них требуют «знать своего клиента» и не иметь дело с теми, кто таким процедурам не следует. Так, международная Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) с 2019 года ввела в отношении криптовалют правило, которое требует, чтобы все финансовые учреждения-посредники делились друг с другом информацией о клиентах при переводе средств на сумму свыше 3000 долл. США (так называемое Travel rule).

Проблема заключается не только в том, что процедуры KYC идут вразрез с идеалами конфиденциальности, столь близкими сердцам шифропанков. Это требование может также серьезно повредить финансовой интеграции и развитию инноваций.

 

Не привязанные к государству государственные деньги

Рауль Пал, глава RealVision и влиятельный макроинвестор мирового уровня, недавно оказался в эпицентре этой борьбы, после того как имел неосторожность написать в твиттере, что введение процедур KYC на самом деле в интересах держателей биткоина. По его мнению, это будет способствовать притоку институциональных денег и увеличит стоимость актива. Более 700 человек гневно отреагировали на этот твит Пала. Как отметил пользователь с ником SexyWebCamPro100x, автор явно напрашивался на неприятности.

Рауль Пал – авторитетный специалист, к чьему мнению о месте Биткоина в будущей финансовой системе многие прислушиваются, и в подкасте Money Reimagined, куда его пригласили после истории со скандальным твитом, он подробно пояснил свою позицию: хотя его точка зрения частично сводилась к тому, чтобы позволить как ходлерам, так и учреждениям «разбогатеть» на Биткоине, он также считает, что для того, чтобы Биткоин стал реальной преобразующей силой, ему необходим «сетевой эффект», а значит, больше денег, но для притока этих денег необходимо регулирование, соответствующее запросам институциональных инвесторов.

«К сожалению, для того чтобы реализовались честолюбивые замыслы тех, кто мечтает о “не привязанных к государству деньгах” и чтобы эти деньги начали использовать люди, живущие в пределах суверенных государств, эти деньги придется контролировать, и с этим мы ничего не сможем поделать», — сказал Пал.

Кто-то может заметить, что Пал противоречит сам себе: для того чтобы Биткоин смог реализовать свой потенциал как сеть, работающая без участия государств, его должны еще больше контролировать… государства. Но Пал скорее говорит о последовательности действий: чтобы ускорить процесс развития сети, по закону Меткалфа сначала мы должны пройти через процесс официального размещения в рамках существующей системы. После того как сеть распространит свое влияние повсюду, она сможет должным образом противостоять этой системе.

С ним согласна и Джилл Карлсон, которая полагает, что положительным моментом для тех, кто верит в разрушительный потенциал Биткоина, является то, что «процедуры KYC и AML не будут внедряться на уровне протокола». Поскольку «в Биткоине нет ничего, что можно регулировать, принуждать или контролировать подобным образом», на этом уровне сеть всегда сможет дать отпор официальному принуждению.

При этом Карлсон обеспокоена тем, что чем сильнее ужесточаются требования к приложениям, создаваемым на основе протокола Биткоин, тем сложнее становится доступ к Биткоину для тех, кто сейчас лишен доступа к банковским услугам и другим финансовым сервисам.

Она приводит в пример децентрализованную сеть LocalBitcoins, которая когда-то была «вратами в мир экономической свободы» там, где существует контроль за капиталом и другие формы монетарного подавления, но теперь «сеть все активнее подвергается тщательному контролю и вынуждена внедрять все больше правил для соответствия актуальным практикам KYC и AML». В итоге тем, у кого нет никаких документов, банковского счета, а также беженцам, становится все сложнее пользоваться этой сетью».

 

Продолжаем борьбу

Так куда же в итоге приведет нас этот путь?

Если следовать логике Пала, то сначала нам стоит добиться того, чтобы все больше и больше людей сделали выбор в пользу Биткоина как актива. По мере того как это происходит, цена будет резко расти, а затем в конце концов наступит стабильность. Только после этого Биткоин сможет использоваться максимально широко.

Одна из идей заключается в том, что повсеместное принятие затем обеспечит преимущества сетевого эффекта для решений «второго уровня», таких как Lightning, которые позволят реализовать легкие и недорогие транзакции для всех участников сети.

Другая идея заключается в том, что повсеместное принятие Биткоина в качестве средства сбережения позволит ему эволюционировать в программируемый социальный резервный актив, который затем станет неким подобием умного, автоматически исполняемого обеспечения, на базе которого будут построены некие новые формы выдачи займов, кредитования и страхования. Теоретически, он сможет заменить фиатные суверенные активы, такие как среднесрочные и долгосрочные государственные облигации, став основой глобальной финансовой системы, которая, вероятно, будет более децентрализованной, менее затратной, менее конфликтной, более инновационной и доступной.

Но означает ли это, что те, кто стремится к позитивным, гуманистическим изменениям, должны просто ждать своей очереди? Должны ли они сначала дать воротилам с Уолл-стрит беспрепятственно набить карманы? И какая гарантия того, что, став институционализированным активом, Биткоин также станет платежным инструментом и обеспечит доступ к финансам?

Ответить на эти сомнения непросто. Как отметил Пал в том подкасте, «Реальность такова, что то, каким мы хотим видеть Биткоин, не имеет значения. Это сеть, которая живет своей жизнью и выполняет свою функцию».

И это действительно так. Но люди также обладают способностью организовывать процесс и, к счастью или к сожалению, способностью лоббировать свои интересы. Они могут требовать от правительств введения правил, которые влияют на эволюцию подобных сетевых систем. И именно поэтому упорную борьбу необходимо продолжать.

 

Источник