12 апреля 2021

Почему в Кремниевой долине не понимают Биткоин?

Все 12 лет существования Биткоина представители Кремниевой долины воспринимали его неверно, что привело к множеству курьезных моментов, когда они поддерживали глупые или, еще хуже, откровенно мошеннические идеи.

Два крупных игрока Кремниевой долины – технологические компании и венчурный капитал (венчурные инвесторы). Технологические компании создают продукты, которыми мы пользуемся, а венчурные капиталисты финансируют их усилия.

Эти две стороны связаны сложными взаимоотношениями. Через эти взаимоотношения они определяют, что создавать, кого финансировать и какие идеи являются достойными внимания. В этой статье я надеюсь пролить свет на этот процесс, что должно прояснить, почему они так ошиблись насчет Биткоина.

 

Немного обо мне

Последние 8 лет я провел в Кремниевой долине, работая в различных компаниях: от начинающих криптовалютных проектов до многомиллиардных корпораций, таких как Uber и Kraken. В мои обязанности входило:

  • Управление продуктом: организация ресурсов, заинтересованных сторон, данных и политики для создания продукта.
  • Маркетинг роста: привлечение пользователей с помощью платных и бесплатных (органических) методов.
  • Маркетинг продукта: коммуникация с существующими клиентами о функциях, проблемах, новых продуктах и т. д.

 

Технологические компании

Создать.
Запустить.
Повторить.

Именно так Кремниевая долина подходит к созданию продуктов. Если вы не внедряете инновации, вы погибаете. Никто ведь не хочет повторить судьбу Myspace.

Ни один продукт никогда не выходит идеальным с первого раза. Каждый продукт, который вы видите, является кульминацией бесчисленных изменений, итераций и переделок.

Идея о том, что Сатоши с первой попытки создал Биткоин идеальным, для них непостижима.

Когда технические работники видят Биткоин, у них возникает желание поиграть с различными параметрами: размером блока, денежно-кредитной политикой, его основными возможностями/полезностью и т. д.

Это совершенно верный подход к созданию приложений, но когда речь идет о создании базового уровня финансовой системы, дела обстоят иначе. Вы не можете позволить себе постоянно возиться с базовым уровнем финансовой системы.

Биткоин был сконструирован почти идеально и успешно функционирует. Ему не нужна модернизация.

 

Венчурный капитал

Венчурные капиталисты не занимаются противоположным инвестированием.

Одна из самых разочаровывающих вещей, обнаруженная мной после 8 лет пребывания в Кремниевой долине, заключается в том, что среди венчурных капиталистов не бывает «противоположных» инвесторов.

Сначала это взорвало мой мозг. Как такое может быть? В конце концов, именно в этом и заключается их цель – вложить капитал в следующую великую идею еще до того, как она будет признана следующей великой идеей.

К сожалению, у них плохо выстроена система стимулирования. Главные венчурные капиталисты Кремниевой долины указывают, чему взлететь. Если A16Z или Sequoia разработают тезис для конкретного сектора, то к вам как к венчурному инвестору будут стучать в дверь ваши партнеры-инвесторы (Limited Partners), спрашивая, почему вы еще не в деле.

Помните Майкла Бьюрри из Игры на понижение? Он верно предсказал финансовый кризис 2008 года, но торговля против рынка была настолько непопулярной, что его инвесторы подняли бунт, требуя вывода своего капитала.

В конечном итоге он заработал для них прибыль в размере более 700 миллионов долларов.

Чат-боты, блокчейн/ICO, скутеры, райдшеринг, дроны. За 8 лет работы в Кремниевой долине я наблюдал одинаковый интерес к этим отраслям независимо от того, насколько хороша или плоха концепция. Пример объективно плохой идеи: чат-боты. Графические интерфейсы передают большие объемы информации. Человеку потребовалось бы больше времени для анализа данных, представленных в виде таблицы Excel, чем для анализа тех же данных в визуализированном виде. Эдвард Тафти, отец визуализации данных, назвал бы это «плотностью данных». Кроме того, количество нажатий, необходимых для ввода команды текстовой строкой с помощью чат-бота означает, что потребуется больше усилий для выполнения меньшего количества задач в сравнении с одним нажатием кнопки.

Какой из этих примеров легче для понимания?

Популярные секторы и тренды в технологиях приходят и уходят. Венчурные капиталисты быстро примут нарратив, а затем сразу же отвергнут его, когда интерес к нему поостынет.

Биткоин не был застрахован от подобных циклов.

Биткоин в эпоху развития платежей (2012 – 2015)

Кремниевая долина впервые заинтересовалась Биткоином в 2012–2015 годах с целью подорвать доминирование VISA/PayPal и других компаний. Подрыв существующих платежных систем казался отличной рыночной идеей и обоснованным инвестиционным тезисом.

Венчурные капиталисты не могли пойти к своим партнерам и сказать: «Мы здесь, чтобы ослабить центральные банки всего мира с помощью нового цифрового золотого стандарта». Инвесторы назвали бы это сумасшествием, а коллеги стали бы их избегать.

Многим компаниям было до боли очевидно, что этот инвестиционный тезис не соответствует требованиям рынка. У потребителей было мало причин использовать Биткоин в качестве альтернативы PayPal или VISA, поскольку Биткоин медленнее, сложнее в использовании и дороже. Тем не менее это то, чего хотели бы венчурные капиталисты, именно это и было актуальной повесткой.

Эфириум и ICO (2015-2018)

Венчурные капиталисты были разочарованы неудачей Биткоина, как платежного средства, но что-то волшебное замаячило на горизонте.

В 2015 году был создан Эфириум, и создан таким образом, чтобы соответствовать нарративу рынка продуктов, подходящему для Кремниевой долины. В то время были в моде приложения и магазины приложений. Uber, Airbnb и пр. были в первую очередь мобильными приложениями. Ethereum позиционировался как «децентрализованный» магазин приложений, позволяющий любому разработчику без ограничений запускать «DApps» (децентрализованные приложения). Это был святой Грааль, о котором мечтали венчурные капиталисты и компании Кремниевой долины.

И ICO были вишенкой на торте. ICO «подрывали» саму модель венчурных инвестиций. Что может быть лучше, чем вкладывать деньги в то, что радикально меняет вас самих. Кроме того, это обеспечивало для венчурного капитала немедленную ликвидность, что было невероятной инвестиционной возможностью.

Чтобы принять этот новый тренд, они должны были отвергнуть Биткоин как «устаревший и отживший свое» продукт. Эфириум представлял собой новую, более смелую идею, отличную от централизованных технологических компаний, таких как Google, Amazon или Apple.

Любому, кто имел базовые знания о том, как работает блокчейн, легко было понять, как мало существует потенциальных сценариев использования этой технологии и насколько нереалистичен мир «DApp». Например, из-за того, что блокчейны предназначены для хранения только ценных данных, поскольку они должны быть многократно избыточно продублированы и обработаны многими участниками – так обеспечивается децентрализация.

Итак, мир DApp/ICO тоже не имел особого смысла с точки зрения денежной перспективы. Неужели кому-то хочется регрессировать обратно к бартеру (один токен для всего)?

Диверсификация

Из-за большого процента провальных стартапов, инвесторы в основном используют стратегию диверсификации. Угадать победителей на самом раннем этапе их развития – очень трудная задача. В поиске потенциально хорошего объекта инвестиций они проводят комплексный анализ проектов, собственные исследования и опираются на имеющийся опыт.

Несмотря на миф о том, что венчурные капиталисты генерируют феноменальные прибыли, они, как правило, не опережают рынок в среднем. А это значит, что у них нет никакого секретного рецепта успешного нахождения победителей.

«Мы проанализировали опыт Фонда Кауфмана, инвестировавшего примерно в 100 венчурных фондов в последние 20 лет, и обнаружили, что только 20 фондам удавалось опережать рынок на 3–5% в год, что, по нашим ожиданиям, компенсирует комиссионные и неликвидность, сопутствующие инвестициям в фонды, а не в публично торгуемые акции. Хуже того, 62 из 100 фондов не смогли превзойти доходность индекса компаний с малой капитализацией», – Harvard Business Review.

Большинство венчурных капиталистов не являются экспертами в технологическом секторе. Они общаются со стартапами и консультантами, являющимися «полевыми» экспертами. Блокчейн Биткоина находится на пересечении многих дисциплин, таких как теория игр, информатика, экономика и право.


Но это не работает для криптосферы. Инновация Сатоши заключалась в использовании технологии, позволяющей совершить прорыв в денежно-кредитной политике – выпустить фиксированное количество биткоинов в количестве 21 000 000 единиц. Принятие, модель безопасности и функционирование блокчейна Биткоина – все зиждется на этом новшестве.
Когда дело доходит до криптовалют, они, естественно, применяют стратегию диверсификации. Для венчурных капиталистов существует почти бесконечное число новых компаний, в которые они могли бы инвестировать. Недостаток идей – вещь редкая.

Вам не нужно заново изобретать дефицит, если вы его уже изобрели.

Так что здесь нет места такому понятию, как «диверсификация». Вы словно диверсифицируете свое цифровое золото корой и бечевкой.

Цена – это сигнал

Как венчурные капиталисты, так и технологические стартапы используют раунды привлечения средств и оценки проектов в качестве легитимации сектора/продукта. Оценка и сумма привлеченных средств – это сигнал.

В криптосфере рыночная стоимость едва ли является чем-то действительно работающим или представляющим пользу в решении каких-либо задач. О чем свидетельствуют явно бесполезные и/или провальные платформы вроде IOTA и Bitconnect, стоившие когда-то миллиарды.

 

Заключение

За последние 8 лет, проведенные мной в Кремниевой долине, я получил невероятный опыт. Я видел, как выглядит лучшее в своем классе здание, я мельком познакомился с образом мышления некоторых из умнейших и наиболее дальновидных людей в мире.

Я надеюсь, что в будущем будет создано больше контента, позволяющего устранить недопонимание между Кремниевой долиной и Биткоином. Мы нуждаемся в новых продуктах и услугах для Биткоина, и некоторые из лучших людей в мире, способных помочь нам в этом деле, находятся в Кремниевой долине.

 

Источник