5 января 2022

Крипто тезисы на 2022 год: Часть IV

Глава 6: NFT и Web3

Привыкайте к термину «Web3», потому что он, похоже, в конечном итоге заменит термин «крипта» в качестве прозвища для децентрализованного технологического движения.

Он лучше подходит для новой аудитории и не так пугает регуляторов, да, и вообще, отлично звучит.

Мейсон определил Web3 как “сдвиг парадигмы в сторону более демократизированного Интернета”, управляемого обществом.

Web3 дает нам “возможность модернизировать сети в экономику, ориентированную на криптоактивы, и создавать системы, в которых стимулы владельцев сетей, участников сети и сторонних разработчиков полностью согласованы».

Крис Диксон

Мне по душе эти определения.

Перестроение интернет-сервисов и продуктов таким образом, чтобы они приносили пользу клиентам, а не крупным компаниям, — четкая и насущная задача.

Web3 точно отражает широту того, что мы пытаемся (пере)строить.

Так что по этой причине 2-я половина отчета начинается с раздела, который посвящен следующим моментам:

  • Приложения Web3, ворвавшимся на сцену в 2021 году;
  • NFT (невзаимозаменяемые токены);
  • Сети с потенциалом засиять в 2022 году (P2E-игры и децентрализованные социальные сети);
  • Обзор физического устройства нашей будущей метавселенной.

В мире инвестиций есть поговорка, что “рано = неправильно”, поэтому важно детально изучить последовательное развитие Web3 и разобраться, действительно ли сейчас подходящее время для того, чтобы некоторые из этих сетей наконец-то вышли в свет и добились больших успехов.

Мнение Линды, похоже, совпадает с моим:

DeFi built the foundation for NFTs to take off as it allowed assets to be exchanged without permission. NFTs enabled the growth of DAOs as there were more interesting, valuable things to govern. DAOs will lead to a major use of identity/reputation as we need to improve governance

И Риса тоже:

Бешеный рост DeFi в 2020 году создал “инфраструктуру пропускной способности” для самостоятельной торговли без разрешений, что привело к взлету NFT.

Взрывной спрос на NFT (плюс DeFi) в начале этого года подтолкнул спрос на масштабируемые блокчейны 1-го и 2-го уровней.

Все это в совокупности будет стимулировать рост инфраструктуры DAO в новом году:

  • За счет NFT мы получаем идентификацию и репутацию в сети для участников DAO;
  • Благодаря DeFi у участников DAO под управлением образуются огромные ликвидные пулы капитала;
  • Решения по масштабированию сделают ончейн-управление экономически целесообразным.

📌 В Web3 криптовалюты (глава 3) и NFT (глава 6) — цифровые товары новой экономики;

📌 DeFi (Глава 7) — это собственная финансовая система;

📌 Сети 1-го уровня (глава 8) — это рельсы, по которым все работает;

📌 DAO (глава 9) — это то, как тут все управляется.

Все собирается в единое целое и выглядит абсолютно прекрасно.

NFT: цифровые продукты в глобальном реестре

Начнем с прорывного класса активов года: NFT.

Да, это ICO текущего цикла: сильный хайп, сумасшедшая волатильность, множество ранних победителей в этой лотерее и просто полный мусор.

Но как новый тип и класс активов они преобразят мир.

NFT кайфовые, потому что они представляют собой проверяемый дефицит, портативные и программируемые части цифровой собственности.

NFT может быть частью акций, виртуальным мечом в MMORPG, аватаром в социальных сетях, новым произведением цифрового искусства, участком земли в метавселенной или вашей записью данных на Facebook.

Потенциал NFT практически неограничен, поскольку блокчейны становятся глобальными реестрами транзакций как для изначально виртуальной собственности, так и для физической собственности (или, по крайней мере, для их цифровых квитанций).

NFT в “реальном мире” — это что-то вроде договора на мой дом (дефицит может быть проверен) в случае, если бы я мог доказать страховой компании право собственности на этот дом, подписав транзакцию в кошельке, в котором хранится договор (цифровое представление собственности).

Можно было бы дать доступ к дому для Airbnb с помощью NFT (программируемый), или можно было бы взять кредит, заложив NFT на платформе пирингового кредитования (портативная).

Все это будет, но попозже. Сначала наиграемся.

Я логинюсь в VR-казино с моим виртуальным ID (поддающимся проверке) и сажусь за стол, где дилер распознает мой аватар (цифровое представление собственности).

Поскольку я в 10-й раз в этом казино, то моя карта сигнализирует (программируемая) другим игрокам, чтобы они присоединились.

Это нравится казино, и оно решает подарить мне виртуальный «билет на напиток», который можно использовать в Uber Eats, Drizzly или любом другом приложении, которое распознает эти NFT, (портативные).

Если у вас есть хоть капля воображения, то вы осознаете, что возможности безграничны.

NFT настолько интуитивно понятны, что с ними даже не возникло проблем у «Нью-Йорк Таймс».

Из статьи Эзры Кляйна, опубликованной этим летом:

“Подумайте в таком ключе:

Интернет, к которому мы привыкли, позволяет легко передавать информацию.

Мы бесплатно пересылаем новостные статьи, музыкальные файлы, видеоигры, GIF-файлы, твиты и многое другое. Интернет, как известно, хорош в том, чтобы делать информацию почти бесплатной.

Но именно по этой причине он плох в том, чтобы сделать информацию дорогой, когда это иногда необходимо. Чего не хватает Интернету, так это способов проверки личности, права собственности и подлинности — именно того, что позволяет создателям получать деньги за свою работу ”.

Если нам предстоит провести большую часть нашей будущей жизни в глобальных, виртуальных, взаимосвязанных мирах (метавселенной), то NFT станут одними из основных строительных блоков для всего в этом мире.

Вам же не охота жить в виртуальном мире, где вся ваша личность находится во власти БигТеха. Это должно быть хорошо понятно тем, кто когда-либо переезжал на другую платформу социальных сетей, где приходилось снова набирать аудиторию и создавать репутацию с нуля.

Или вот вы покупали виртуальные товары в игре, а потом осознали, что создатель игр контролирует все правила торговли, и вы не можете продать заработанные товары или перенести их в другое место.

Или, если вы ждете виртуальную реальность, но боитесь остаться в стороне в Мета-антиутопии Марка Цукерберга (подробнее позже).

NFT могут, должны и будут выходить за рамки своих базовых блокчейнов и метавселенных.

И вам также не в кайф будет жить в виртуальном мире, где все выглядят одинаково, и нет возможности спастись от кражи личных данных. Так что вам нужны третьи лица.

Чтобы избежать “однообразия”, вам понадобятся редкие цифровые объекты с реальной ценностью, так что вы, скорее всего, будете готовы платить талантливым создателям за доказуемо уникальные товары.

К примеру, возьмем 1000 уникальных аватаров Южного парка, доступных для минтинга за 1 ETH каждый.

Вы сможете отправить ETH на контракт SPA NFT и сминтить кузена для Картмана, но только в том случае, если в контракте указано, что до сих пор сминтили менее 1000 аватаров.

Благодаря стандарту ERC-721 эти маленькие бедолаги из Южного Парка могут функционировать также, как и любые другие NFT этого стандарта на блокчейне Ethereum.

Такой подход в миллион раз круче в сравнении с тем, как сегодня покупается большинство виртуальных товаров — с помощью централизованных раздельных площадок, находящихся в руках игровых гигантов, где про дефицит знает только разработчик.

И NFT, которые:

1) связывают пользователей со вселенной создателей 2) за меньшую плату, и в то же время 3) дают обеим сторонам доказуемое право собственности на их виртуальные активы через 4) любую платформу, работающую на блокчейне.

Во многих случаях сами активы могут даже эволюционировать с течением времени.

Это верно независимо от того, говорим ли мы о цифровом искусстве, цифровой идентичности, членстве в сообществах, игровых товарах или финансовых активах.

Дело не в отдельных активах, бро.

Почти все адекватные люди в крипте согласны с тем, что большинство NFT пойдут по пути большинства ICO из 2017… к нулю.

Однако некоторые молодые проекты добьются больших успехов, и класс активов в целом будет расти ускоренными темпами в течение следующего десятилетия.

NFT повлияет на каждый сектор экономики, и у детей будет больше вещей, которые “больше NFT, а не физические предметы.”

Вы должны понимать, какое влияние окажут NFT к 2040 году, даже если сегодня они вас не волнуют.

Рассмотрим будущее NFT. Виртуальный кирпичик за кирпичиком.

Джипег с Моной Лизой за $69 млн
Источник

Неважно, настроены ли вы по-бычьи в отношении NFT как новой преобразующей технологии, вас наверняка ошеломляет тот факт, что люди тратят миллионы долларов на “jpeg-файлы».

Чтобы понять, что это не совсем безумие, нужно начать с самого известного произведения искусства в истории, Мона Лиза Да Винчи и рассмотреть ее фундаментал — ее историю, редкость, мемную ценность, репутацию художника и лежащую в основе рыночную динамику физического актива.

Понятно, что «Мона Лиза» — самая культовая работа самого известного художника всех времен, и ее уникальность была признана даже современниками Да Винчи.

Но важнее то, что у картины есть ряд оффчейн-атрибутов, которые делают ее популярной. Ее дом — самый знаменитый музей в мире, Лувр. И это цель самой известной кражи произведений искусства всех времен.

Простота и загадочная улыбка сделали ее мемом и неотъемлемой частью поп-культуры. Многие хотят сфотографироваться с Моной Лизой, чтобы открыть ачивку в качестве тру путешественника.

И картина, вероятно, — капитальный актив, так как это самая самая известная достопримечательность Лувра! Мона Лиза приносит десятки миллионов долларов дохода от туризма в год.

Короче говоря, это прикольная картинка с классной историей.

Есть что-то такое же в цифровом искусстве?

«Будни — первые 5000 дней» от Beeple содержит все необходимые элементы, чтобы сделать его «Моной Лизой» цифрового творчества.

✅ Знаменитый художник? Есть.

На момент продажи у Beeple было 2,5 миллиона подписчиков.

✅ Доказательство редкости? Есть.

Повторить это будет невероятно сложно, поскольку мурал представляет собой кульминацию 14-летней ежедневной самоотдачи.

✅ Красивая предыстория? Есть.

Картину не воровали, но она вошла в историю как первый крупный аукцион произведений искусства NFT, выставленный в аукционном доме Christie’s.

Да и сама цена (69 миллионов долларов) способствует повышению редкости произведения искусства. Даже если художественная репутация Beeple пострадает в будущем, это не изменит необычности и известности первоначальной продажи его творения.

Так это единичный случай, или успех Beeple действительно можно воспроизвести?

Давайте посмотрим на основную динамику рынка цифрового искусства.

Рынок физического искусства — это класс активов стоимостью $1,7 трлн с годовым объемом продаж ~60 млрд долларов.

В конце 3-го квартала рыночная капитализация NFT составляла всего $14 млрд.
Если убрать коллекционные аватарки (это будет в следующем), то общий объем продаж цифровых художественных NFT на сегодня составляет менее $2 млрд.

DappRadar

Так что, NFT по-прежнему составляют менее 1% рынка физического искусства, а цифровое искусство составляет всего одну десятую от общего объема рынка NFT.

Вам эти цифры не напоминают о каком-нибудь другом активе с четырехлетней историей?

Невзирая на бурление сегодняшнего рынка NFT, этот ранний переход от физического искусства к цифровому искусству может в конечном итоге выглядеть как Биткоин-“пузырь” 2013 года, который лопнул и провалился на 80+ процентов в 2014 году, но также ознаменовал начало десятилетнего восхождения BTC к капе золота.

В ноябре 2013 года рыночная капитализация BTC превысила 0,1% от рыночной капитализации золота. Не знали?

Рынок “неколлекционного” цифрового искусства в настоящее время составляет 0,1% от рынка физического искусства.

Я прогнозирую, что крах рынка цифрового искусства/NFT в итоге будет отвратительнее, чем медвежий рынок BTC в 2015 году (потому что это крайне неликвидные активы по определению), но в течение 10 лет рынок сделает сотни иксов.

УЧИТЫВАЯ ВСЕ ЭТО, прежде чем вы начнете эйпить в цифровое искусство, нужно понимать пару вещей!

Рыночная капитализация BTC, может и выросла в 100 раз за 8 лет, но если вы холдили несмотря ни на что, то заработали всего 60 иксов из-за поступления новых добытых BTC за это время.

А если смотреть с точки зрения всего рынка крипты, то и вовсе 30 иксов из-за того, что другие новые криптоактивы, такие как Ethereum, вышли на рынок и за последние несколько лет снизили доминацию Биткоина.

Я говорю об этом, потому что пространство NFT значительно больше, чем мир простых криптовалютах.

Даже инвестировав в Beeple или другой проект первого класса, вероятно, не получится поспевать за ростом общей “рыночной капитализации” NFT.

Следовательно, выигрышные долгосрочные идеи, которые мне нравятся в области NFT, связаны с инфраструктурой, которая по эффективности обойдет даже голубые фишки NFT.

Инвестиции в инфраструктуру в такой нише, как искусство (например, SuperRare), могут не стать лучше, чем рост 1% NFT, но ваша ожидаемая доходность будет выше, это сэкономит вам много времени, и не надо будет тыкаться во все подряд, чтобы добиться успеха.

По мере расширения инфраструктуры NFT во всех возможных категориях активов инвестиции в эту область становятся особенно привлекательными.

Аватарки: Punks против Apes

С точки зрения эстетики, Beeple и другие цифровые художники, вероятно, вам по душе.

Но вы рискуете пропустить более масштабное движение в NFT, связанное с коллекциями аватарок, принадлежащими сообществу, или как их еще называет — “PFP”.

Объем продаж PFP в третьем квартале 2021 года вырос до $5 млрд.

PFP черпают свою ценность исключительно благодаря своим ранним сообществам и мемам.

Сам визуал может вообще быть дурацким (100 EtherRocks, продаваемых по семизначной цене, буквально основаны на бесплатных клипартах), но сотни тысяч людей тратят реальные деньги на покупки PHP-сообществ, чтобы сигнализировать о том, что они:

🔹 Раньше всех догнали шутку

🔹 Разобрались в полной истории NFT и среде + понимают, почему конкретно эти PHP достойны инвестиций

🔹 Отчаянно нуждаются в друзьях и у них много денег, которые можно сжечь

🔹 Или вообще все сразу

Так что интерес и энтузиазм по отношению к аватаркам растет. Они идеально подходят для крипто твиттера и формирующейся метавселенной.

Вовлеченные, талантливые участники сообщества, которые вносят свой вклад в культуру и экономику проекта (например, ранние последователи NFT Punks), будут привлекать других участников в PHP проект.

Их владельцы могут даже получить привилегии в новых проектах и мероприятиях, получать доходы сообщества (через airdrops), брать на себя управленческие задачи и использовать свои PFP в качестве капитала (если они становятся достаточно ликвидными).

Если NFT продолжат рост, то все больше влиятельных людей и знаменитостей захотят иметь самые старые PFP с самыми редкими атрибутами, самыми ранними записями в сети и крутыми мемами.

Crypto Punks, Bored Apes и Pudgy Penguins могут стать основным компонентом цифровой личности и репутации в будущем. (Я не могу поверить, что я только что написал это.)

Криптосообщества могли бы использовать NFT точно так же, как бренды используют мемы, такие как лозунги, изображения, амбассадоры брендов и т.д. в качестве нематериальных активов, поскольку у них есть способ объединить целые субкультуры в единый публичный PFP и закрытый Discord.

Тяжело понять PFP, пока вы не осознаете, что эти мемные виртуальные товары уже повсюду, и они стали частью нашей идентичности.

Как сказал Фред Эрсам Vanity Fair:

“Представьте, что вы живете в Интернете. И мир узнает вас не по вашему лицу или одежде, а по вашему цифровому аватару.

Естественно, вы заплатите кучу денег за что-то вроде криптопанка, ведь это ваше лицо в цифровом мире. Кроме того, это ключ ко входу в небольшой уникальный интернет-клуб.

Быть криптаном с криптопанком — это что-то вроде того, чтобы быть членом Augusta National в качестве олдскульного бизнесмена”.

Криптопанки ценны просто потому, что они были первым аватарным проектом, сминченным на блокчейне Ethereum.

Историческая ценность, которую невозможно будет изменить.

10 000 пиксельных джипегов с панками, каждый с различными комбинациями “атрибутов”, стали частью криптоистории.

У них чудесная история происхождения, так как у них был честный запуск, затем про них практически забыли, а потом они возродились из-за их непреложной “первичности”.

Рост NFT, вирусное распространение панков в виде аватарок в твиттере и их растущие цены сделали их отличном инструментом для сообщения своего статуса.

Прочтите полное интервью об истории Punk 7804, которого продал основатель Figma за 7,8 миллиона долларов. Из эпического объяснения NFT 101 (боюсь, я уже практически занимаюсь плагиатом на этом этапе):

О покупке

“Кое-что, чем я был одержим больше всего, чего я действительно желал, к чему меня действительно тянуло, что обладало на мой взгляд абсолютным авторитетом.

Среди 10 000 криптопанков всего 9 инопланетян, и из 9 инопланетян я влюбился в номер 7804, на котором был изображен инопланетянин, курящий трубку.

Он был невероятно притягателен. Я не мог перестать думать о нем. И я увидел, что владелец этого панка уже продал несколько других. Я решил, что если предложу адекватную сумму, то смогу его купить.

И я предложил 12 ETH, чтобы 15000$ на тот момент».

О продаже:

«После продажи 7804 я еще больше, чем раньше, поверил в то, что криптопанки — это искусство, и это очень увлекательно. И думаю, причина в том, что я эмоционально отнесся к расставанию с ним. Мне было грустно.

Но это не грусть в стиле: “О, боже, это цифровая Мона Лиза, я же смогу ее продать еще дороже в какой-то момент».

Он стал чем-то вроде части моей личности. Это была маска.

Что такое маски?

Это объекты, на которые вы можете проецировать идентичность. И с 7804, мудрым инопланетянином, я чувствовал себя немного по-другому, надев его”.

Не удивительно, что новый владелец, покупатель под псевдонимом Peruggia (в честь вора, укравшего Мону Лизу!), написал о своей покупке в таких же ярких, неприкрытых выражениях.

И в этом есть смысл!

Если много людей ассоциируют ваше цифровое «я» с определенным аватаром, то он действительно становится частью вашей личности.

В этом и заключается главный парадокс PFP: многие NFT могут стать непродаваемой частью вашей личности.

Каждый коллекционер, который вкладывается в успех своего сообщества, носит майку команды и с меньшей вероятностью будет продаваться, поскольку он теснее связан с данным сообществом или связывает PHPP со своей подлинной идентичностью.

Это хорошо, если талантов много и вечеринка классная (Панки есть у Jay-Z, Snoop, Serena и OBJ), но становится непросто, если ценности сообщества начинают отличаться от ваших собственных.

Вот пара вещей, которые заставили меня держаться в стороне от PHP.

  • Я не знаю, что я буду делать с PHP, и я ходлю в надежде, что внесу значимый вклад в любые планы создателей Южного парка, которые могут появится у них в будущем.

(Не буду врать, будет довольно обидно, если меня не позовут участвовать, учитывая, что мой аватар не менялся за 8 лет.)

  • Как человек, организовавший конференции и курировавший сообщества талантливых людей, я могу сказать, что высокая цена — это хорошая функция от спама, но не панацея от качества сообщества.

Как только мы окажемся в спокойной рыночной среде, люди начнут стекаться в закрытые, меритократические группы, а не туда, где нужно просто заплатить за вход.

  • В том же духе (и мы коснемся этого в разделе про DAO и социальные токены) я был бы больше рад присоединиться к сообществу Friends With Benefits, чем к какому-нибудь PHP.

Нечто в получении признания (по сравнению с покупкой доступа) заставляет нас чувствовать себя хорошо, и я также думаю, что это поможет смягчить наихудшие последствия парадокса социальных токенов, который применим к любому сообществу NFT или социальному токену.

Если вас все еще интересует покупка PFP, то следует с умом выбирать сообщество и быть готовым к тому, что это будет нечто вроде предмета роскоши, а не “инвестиции”, которую можно списать.

Если же вам все еще охота сообщить о своем статусе, то помимо аватарок, можно попробовать цифровое искусство (вернитесь на один раздел), Loot (следующие 3 раздела) или хороший участок земли в метавселенной.

Я встречал слабые аргументы против аватарных проектов, но один из них, кажется, немного более взвешенный.

Он выражает озабоченность по поводу того, что разговоры о “преимуществах сообщества” похожи на схему MLM.

Да, у Bored Ape Yacht Club и Pudgy Penguins нет уникальных «исторических» характеристик, которые делают их особенными, но это же не просто арт…это сообщество!

Беда в том, что преимущества “сообщества” резко снижаются, если вы играете в низшей лиги PHP проектов.

У трушных сообществ будет либо неопровержимая история, либо заслуженная репутация.

Поскольку меня не напрягает начать войну своим отчетом, то я закончу этот раздел так: лонгуем Панков, нейтрально держимся относительно Обезьян и шортим Пингвинов и вообще все остальное.

Если ты не первый, то ты последний.

(Если вы, конечно, не дублируете проект на другом блокчейне. Тогда есть шанс быть первым.)

Фан-токены

Мы уже многое затронули в предыдущих разделах, и я очень надеюсь, что еще не потерял вас.

Резюмируя тезис о NFT: внимание ограничено, интернет огромен, мы — стадные существа, движимые желанием подражать, и создаем безумную параллельную финансовую систему, которая, возможно, нашла мост к знаменитостям и массадопшену за счет искусства и предметов коллекционирования в крипте.

Если сложить все вместе, то NFT позволят вам “владеть частью Интернета”.

Теперь давайте заменим “интернет” на “любимых звезд” — в музыке, кино, спорте, моде, играх и т.д.

Фан-токены — это просто предметы коллекционирования с правами участника.

Эти права могут быть финансовыми (билеты, общие авторские гонорары) или нефинансовыми (социальное сообщение о том, что вы суперфанат), или то и другое вместе.

Для иллюстрации подумайте, что может произойти с NBA Top Shots.

Top Shots — это коллекция виртуальных игральных карт, на которых запечатлены игроки НБА и знаковые моменты игры.

Элементарная версия Top Shots?

Это предметы коллекционирования, как старые бейсбольные карточки.

Но чем они могут быть еще?

Коллекционеров Top Shots могут приглашать на VIP-мероприятия во время межсезонья или на Матч всех звезд.

Может быть, им дадут лотерейные билеты, чтобы выиграть места на матчах плей-офф. Или дадут право голосовать за дизайн новых футболок.

Или в музыке, предположим, вы купили один из первой 1000 NFT альбомов вашей любимой инди-группы.

Они становятся популярными, и теперь у вас есть пропуск за кулисы (благодаря NFT) на их следующий концерт в вашем городе.

Вы получаете долю лицензионных отчислений от документального фильма Netflix о росте группы.

Фактически, ваш NFT дал вам право голоса в DAO, которая моментально проголосовала за отчисления части роялти! Может быть, вы получили дроп от Audius благодаря этому NFT.

Что, если бы Lil Nas X дропнул токен?

За 2 года количество его слушателей на Spotify выросло с 900 человек до 50 миллионов.

Если бы вы были одним из тех 900, купили бы вы (или получили бы эирдроп!) токены $NAS, чтобы помочь ему в продвижении его ранних синглов?

За счет $NAS можно было бы отследить ранних “последователей” и позволить фанатам участвовать в его финансовом успехе.

“Побеждай и помогай побеждать” — отличная модель как для фанатов, так и для знаменитостей.

И это применимо к более мелким создателям с гораздо меньшей аудиторией (“1000 настоящих фанатов”).

  • 3LAU дропнул NFT и заработал 12 миллионов долларов.
  • Группа продюсеров документальных фильмов собрала $2 млн, чтобы поведать историю Эфириума.

Инструменты для создателей, такие как Substack (новостные подписки) и Calling (подкасты), упрощают абстрагирование от “деловой стороны” искусства, и я думаю, что NFT открывает широкие возможности для роста.

Источник

Фан-токены, будь то NFT или взаимозаменяемые социальные токены, могут стать тем, кто поможет крипте преодолеть пропасть к массовому внедрению по мере того, как все больше сообществ станут собственниками.

Если цифровое искусство и PFP стали хорошей новостью для художников-визуалистов, то фан-токены открывают совершенно новый источник создания ценности для остальной индустрии развлечений (в частности, кино, музыки, спорта).

Они также ослабляют мертвую власть Лос-Анджелеса над кино и музыкой, увеличивают долю всех создателей и снижают “комиссии» продюсеров Лос-Анджелеса на 50-75% и более.

Тоже самое, что сравнить Uniswap и Binance.

Лос-Анджелес (Binance?), вероятно, подойдет тем, кому нужны самые популярные актеры.

Но если вы заинтересованы в том, что лежит за пределами топ-100, то вы, скорее всего, получите больше на пиринговом рынке NFT.

Отличная новость для экономики креаторов, совокупная выручка которой недавно превысила 10 миллиардов долларов. Рост на 48% год к году до NFT. График уйдет в параболу скоро благодаря NFT.

Так недалеко от фан-токенов дойти до первоначальных продаж личности или соглашений о разделе доходов, что несколько противоречиво, но, видимо, неизбежно.

Увидим и фан-токены от перспективных студентов, которые могут бросить колледж и вместо этого начать работать в Web 3.

Axie Infinity и революция модели Play-to-Earn

Одна из причин, по которой игровая индустрия доминирует в индустрии развлечений (больше, чем кино и музыка вместе взятые), связана с тем, что она рано начала осваивать то, что дает Интернет (стриминг) и его бизнес-модели (рынки бесплатных и виртуальных товаров).

Было бы иронично, если бы те же самые проглядели крипту, особенно с учетом того, что темпы роста и доходы от криптоигр уже больше не теория. Они огромны.

Взгляните на экономику трех крупнейших доходных приложений Ethereum за последний квартал: Axie, OpenSea и Uniswap.

За последние 3 месяца выручка Axie и OpenSea составила $500+ млн. Uniswap, принес около $475 млн.

При этом Axie и OpenSea каждый больше, чем последующие 5 приложений в Ethereum вместе взятых.

Рост Axie, наконец, проявляет признаки ослабления, но запущенный ими Play-to-Earn игровой тренд никуда не денется.

Размер средств, собранных этими платформами, просто сумасшедший. У них теперь достаточно средств на полный цикл разработок, даже если хайп поутихнет в следующем году.

💎 a16z вложила $150 млн в Mythical Games.

💎 Enjin объявил о создании игрового фонда в размере $100 млн.

💎 FTX и Lightspeed инвестировали $21 млн в Faraway Games.

Это все за один день.

Поскольку криптоигры на коне, то перед разработчиками игр встает дилемма новаторов.

Steam запретил крипту. Epic Games Store готов приветствовать игры, которые “используют технологию блокчейна”, но при условии, что они “соблюдают соответствующие законы, раскрывают свои условия и соответствуют возрасту соответствующей группы».

Но даже самые увлеченные участники процесса вряд ли столкнутся с бесшовной интеграцией Web3.

Достаточно вспомнить, насколько быстро и экстремально отреагировали пользователи на крипту, когда Discord просто вскользь упомянул об интеграции с NFT.

Вряд ли такое нежелание сохраниться надолго. Держу пари, что в следующем году пятерка лучших игровых студий серьезно зайдет в крипто.

Вероятнее всего через M&A сделки с другими играми Web3.

«Преимущество первого» в десятилетнем тренде окажется слишком убедительным (получить выгоду от увлечения NFT, пока все на хайпе, и получить преимущество в надвигающейся войне талантов), и лидеры рынка не смогут спокойно сидеть сложа руки.

Они могут использовать песочницу, чтобы устранить недочеты, прежде чем выпускать что-то на рынок.

Мотивировать их будет не простой оппортунизм, а реальные угрозы, создаваемые бездействием.

Игровые гиганты генерируют $120 млрд годовой выручки при 100%-ном уровне прибыли.

А захудалая игра Axie, которая даже нет в магазинах приложений с ее моделью «Play-to-Earn» снизила затраты на привлечение клиентов до нуля, привлекла миллионы пользователей и менее чем за год достигла рыночной капитализации в 10 миллиардов долларов.

Такое точно заставит гигантов понервничать. Ни один CEO в игровой индустрии не хочет оказаться на задворках.

Этот график должен быть на первом слайде любой презентации у каждого CEO в 2022 году:

Источник

Лут. Совместимые NFT

Текст на черном фоне. Сейл Loot оказался тестом Роршаха для NFT.

Либо вы решили, что это уникальное создание совместимого NFT-примитива для цифровых геймеров, либо вы решили, что это жесть.

Честно говоря, думаю, было немного того и другого, но я получил пару положительных впечатлений от Loot.

Что-то вроде Loot, похоже, может стать основой для новой линейки нативных игр Web3.

Если взглянуть критическим взглядом на сумму денег, собранную для цифровых товаров, то можно сказать, что это больше похоже на массовую передачу богатства от инвесторов и пользователей ETH создателям и студиям “децентрализованных игр”.

Виртуальные товары большинства из этих новых фэнтезийных игр, скорее всего, будут выглядеть и ощущаться одинаково, но разные сообщества наверняка будут продавать аналогичные абстракции, как это делается в Web2.

Будет ли меч из Ember Sword совместим с другими играми? Возможно, но зачем вообще платить за меч, если вы можете купить меч из Loot, под которую «каждый» создатель игр создает нечто, уважающее и признающее ценность этого предмета.

Основной вывод в отношении Loot перекликается с тем, что я сказал о PHP сообществах в целом. Люди, которые опоздали с Loot на 3 недели, но при этом рано пришли в мир криптоигр, вряд ли будут уважать и ценить дроп списков слов группе венчурных инвесторов.

Я уверен на все 100, что мы увидим превосходную версию Loot с честным запуском.

Это может быть простым эирдропом или включать в себя P2E модель для подсчета очков, которая будет отслеживать новый игровой опыт в любых проектах, которые выбрали новую вселенную “составного списка товаров”. Вы увидите преемника Loot тогда, когда о проекте будут писать не душные крипто-спекулянты, а влиятельные игроки.

Финансовая сторона NFT

Уникальные активы по определению менее ликвидны, чем взаимозаменяемые активы. Это создает некоторые проблемы, когда дело доходит до определения цен на рынке NFT, не только для вторичных продаж, но и для залога.

Было несколько попыток решить эту проблему. В ближайшие годы это станет одной из важнейших областей развития инфраструктуры NFT.

Волатильность NFT зашкаливает, а на медвежьем рынке вообще может не быть бидов на эти активы.

Возможно ли вообще занимать средства под NFT, одновременно хеджируя специфические ценовые риски конкретных проектов и объектов?

Может быть, но только если вы убедите кредиторов за счет корзины таких активов.

Такие проекты, как WHALE, объединяют коллекцию NFT одного коллекционера и токенизируют доступ к портфелю.

PleasrDAO и PartyDAO создают инфраструктуру коллективных торгов, которая помогает группам участвовать в публичных NFT-аукционах (фракционирование).

Ценообразование деривативов и залога по полу (floor, минимальная цена) может привести к ужасным последствиям, так как для многих floor вообще нет бидов.

Токен Punk FLOOR, с другой стороны, может показаться лучшим подходом.

Название слегка вводит в заблуждение, потому что суть токена в том, чтобы отслеживать цену Punk среднего класса, объединяя и фракционируя владение 104 панками разной редкости.

FLOOR, по-видимому, может стать покупателем последней инстанции на медвежьих рынках (бегство к наиболее ликвидной коллекции) и продавцом на бычьих рынках (когда торги наиболее конкурентоспособны).

Пока же токен торгуется с премией ~20% к полу Панков.

Очень даже неплохо, если у вы хотите получить доступ к Панкам, но у вас не завалялось в кармане $500 тыс.

Я признаю, что мне было трудно понять, как NFT, которые не являются уникальным минтом 1:1, могут по-прежнему эффективно распределить свою собственность.

Но в реальном мире есть куча аналогов: таймшеры и субаренда недвижимости, лицензии на личные места в спорте и т.д.

Нужно время, чтобы создать правильное разделение NFT, и я прогнозирую, что мы увидим неадекватные переоценки стоимости залога от некоторых проектов, но в долгосрочной перспективе это будет огромным шагом вперед для криптоэкономики.

Все начинается с PFP, коллекций произведений искусства и земли метавселенной.

OpenSea и друзья

За последние 18 месяцев OpenSea показала один из самых быстрых темпов роста выручки в истории бизнеса.

Они прошли путь от простого стартапа до потенциального десятирога, и я думаю, что, если они продолжат в том же духе, то в конечном итоге могут стать компанией (или сетью) стоимостью $100 млрд.

На графике показаны их ошеломляющие показатели P&L.

Источник

Такие цифры становятся причиной того, что Coinbase планирует выйти на рынок. FTX уже здесь. И Gemini. Старые компании, такие как GameStop, пускают слюнки, глядя на эти цифры. Даже Sotheby’s может зайти.

И это по большей части подтверждение размеров формирующегося класса активов NFT, а не реальная угроза бизнесу OpenSea.

Главный вопрос для меня заключается не в том, преуспеют ли OpenSea или другие NFT рынки в свое деле, а скорее в том, как они будет расширяться с течением времени.

Ответ, может быть, прост — OpenSea может доминировать в сфере виртуальных товаров, в то время как маркетплейсы от бирж будут на стороне финансов.

То есть Панка или земли вы покупаете на OpenSea, а вот токены FLOOR торгуются на Coinbase или FTX.

Получается, что враждебные крипто правила SEC могут стать сильнейшим попутным ветром для OpenSea, поскольку рынок NFT никак не связан с законом о ценных бумагах.

Пускай с этим разбираются биржи.

Крипто вселенная

Мэтью Болл определяет метавселенную как виртуальное пространство с семью свойствами:

  • Постоянство (постоянная, всегда открытая глобальная тусовка);
  • Активность (в реальном времени, как и в физическом мире), “присутствие” пользователя без ограничений (атмосфера стадиона);
  • Экономическая устойчивость (NFT — товары, обычные токены — валюта);
  • Значимость в цифровом и физическом мирах (никаких стен!);
  • Совместимость (портативные товары, личности, IP);
  • Эволюция, обусловленная пользователями (“контент” и “опыт” создаются открыто, а не централизованно).

Если вы верите, что такие места будут существовать, и понимаете, что в будущем мы будем проводить там больше времени, то, очевидно, что мы будем приписывать цифровым товарам все большую ценность по сравнению с физическими товарами.

Тогда возникают такие вопросы: «В каком направлении будет развиваться метавселенная?» Будет ли это цитадель (БигТех и ограждения) или с открытыми границами (открытые, облачные и защищенные криптографией)?

Элисон Макколи в своей статье сравнивает недавние фестивали Decentraland и Roblox и иллюстрирует различия, которые мы можем увидеть между ними:

“За последнюю неделю параллельно прошли 2 глобальных фестиваля в метавселенной, которые дали нам представление о конкурирующих сторонах текущей битвы за контроль. Один был организован известным геймером, другой пионером децентрализованной метавселенной.

Roblox, публичная компания с доходом в $924 млн за 2020 год, провела первый виртуальный музыкальный фестиваль на платформе Roblox в партнерстве с продюсером музыкальных мероприятий Insomniac.

Одновременно с этим Decentraland, открытый виртуальный мир, полностью принадлежащий его пользователям, провел свой первый Фестиваль Метавселенной.

Оба мероприятия дали нам представление о том, как цифровые технологии улучшают впечатления от посещения мероприятия; как мягко интегрировать живое выступление; как добавить эксклюзивные впечатления; и как теперь мы можем глобально собираться, независимо от того, где мы живем.

Кроме того, они также дали нам представление о грядущих компромиссах.

Результат работы Roblox был превосходным, благодаря высокобюджетному дизайну корпоративных цифровых приложений. В сочетании с Electric Daisy Carnival (EDC) в Лас-Вегасе виртуальный опыт не только объединил живые сцены EDC и впечатляющий состав, но и добавил игры, виртуальные палатки и встречи с артистами.

Фестиваль Decentraland был тщательно разработан и организован с использованием сетов от более чем 80 артистов, включая Deadmau5.

Были магазины мерча и даже цифровой переносной туалет. Фестиваль Decentraland ощущался как общественный проект, которым он по сути и был. Более креативный, менее спродюсированный.

Самое поразительное в Decentraland было то, что происходило за кадром. Люди могут напрямую владеть цифровыми землями в этом мире.

Они могут напрямую торговать с другими участниками. И вместо того, чтобы полагаться на организацию, управляющую миром, ее пользователи самостоятельно определяют политику благодаря децентрализованной автономной организации (DAO)”.

Любой, кто не присутствовал хотя бы на одном из этих фестивалей, может подумать: “Какой дефицит в цифровом искусстве, если можно щелкнуть правой кнопкой мыши, чтобы сохранить jpeg”.

Но чего эти кликеры не догоняют, так это того, что это будет как технически, так и социально невозможно в метавселенной, где цифровое искусство, аватары, земля и т.д. неразрывно связаны с блокчейном.

Представьте, что отправились на вечеринку в Decentraland в шикарном платье?

А что если появился настоящий владелец? Пока она ходит и буквально сияет от подлинности, то ваше мошенничество будет разоблачено моментально красным знаком, над вашим аватаром. Ой, как неловко!

Когда дело доходит до метавселенной, то на ближайшую перспективу я ставлю свои деньги на крипто вселенную. Цитадели в среднесроке.

А в долгосроке 50 на 50. Сейчас распишу, почему.

Я сказал Метавселенная, а не Мета

Метавселенная не должна быть антиутопией.

В мире бэкэнда Web3 разработчики конкурируют на рынке платных услуг за права на размещение и монетизацию ваших данных.

“Мы упростим продажу ваших данных в 100 раз, но сохраним 20% прибыли” кажется справедливой среднесрочной сделкой, которая привлечет пользователей к криптот вселенной и заставит компании Web2 закатать губу.

Я не вижу, чтобы большинство современных технологических гигантов могли предложить убедительные альтернативы крипте, когда дело доходит до открытой метавселенной. Но Мета — исключение.

Мета с его дойной коровой «синим приложением» и инстаграмом — интересный игрок на рынке метавселенных.

Потому что они могут позволить себе экспериментировать над новыми способами монетизации и стимулирования пользователей за счет своей линейки цифровых продуктов (Oculus, Whatsapp, and Messenger) без ущерба для основного рекламного бизнеса в инстаграме и «синем приложении», которые пока теснее связаны с «реальным миром» наших личностей.

У меня, как и у всего остального Интернета, много мыслей на тему Facebook/Meta.

  • Я согласен с Цяо в том, что переименовались они с тем, чтобы избавится от токсичного бренда.
  • Я согласен с Дэвидом Саксом в том, что охота на ведьм со стороны СМИ на Цукерберга отражает их собственное плохое поведение.
  • Я также согласен с Баладжи в том, что стойкость Цука впечатляет, и на него стоит делать ставки и верить, когда дело доходит до Мета… до определенного момента.

Да, вероятно, Цукерберг — единственный рептилоид на планете, который мог умудрился сделать потрясающее объявление о Meta более кринжовым, чем захватывающим.

Но 10 миллиардов долларов в год — это огромные, необходимые инвестиции, которые лягут в основу метавселенной, что очень похоже на внедрение оптико-волоконной связи в начале 2000-х годов.

Meta может проложить путь для аппаратного обеспечения, графики и мобильной пропускной способности до такой степени, что метавселенная станет по-настоящему захватывающей.

Я был так взволнован тем, что может создать в виртуальной реальности Facebook, со времен захватывающего опыта в Oculus Quest.

🔥 Это был момент технической эйфории, который я испытывал только дважды: во время моей первой поездки на Uber и чтения белой книги Bitcoin.

Я еще сильнее обрадуюсь, если Meta сдержит свое обещание сохранить работу в метавселенной открытой.

Успех компании будет зависеть от ее искренности, и это должно быть приоритетом.

Владение доминирующей платформой с необитаемой землей, которую еще предстоит полностью заселить (облако), на порядки ценнее, чем владение одной цитаделью на этой земле.

Я думаю, что Цук понимает это, и он говорит правильные вещи.

Невзаимозаменяемые учетные данные: модульная личность

Еще в 2018 году меня заинтриговали концепции курируемых рынков и управляемых токенами реестров в качестве цифровой замены учетных данных.

NFT могут оказаться недостающими строительными блоками, благодаря которым технология начнет работать, потому что они:

  1. Детализируют достижения;
  2. Технически подготовлены для легкой интеграции на различных платформах;
  3. Поддаются компоновке, что означает, что они могут развиваться с течением времени.

Например, цифровой диплом. В мире управляемых токенами реестров 1.0 эти дипломы стали бы отражением двоичного результата — либо прошел, либо нет.

Такую систему легко нарушить за счет подкупа или дискриминации квалифицированного кандидата.

NFT меняют ситуацию. Взамен простого получения конечного результата (диплома), с NFT это уже больше становится похоже на пазл.

Общий вопрос “Вы получили эту степень?” превращается в “Вы ответили на этот вопрос? Вы ответили на 100 вопросов, чтобы пройти этот курс? Прошли ли вы 20 курсов, необходимых для получения этой степени?”

Всего 2000 составляющих NFT для одного диплома, и последние 500 могут определять вашу “специальность”.

Более того, можно использовать атрибуты редкости, чтобы решить проблему субъективности при аттестации. У вашего NFT может быть отличительный признак, если ваша работа была признана лучшей в своем классе или топ-5 процентов.

Также я думаю, что NFT также станет технической основой, которая перенесет ваши учетные данные и идентификаторы из реального мира в новый мир.

НЕ надо будет вводить свои водительские права каждый раз, когда вам нужно будет подтвердить свою личность — ваша цифровая подпись откроет доступ к NFT вашей лицензии, или вашей медицинской карте, или вашей страховке и т.д.

Это будет 1000-кратное улучшение мобильности наших идентификационных данных, а также целостности и комбинируемости наших учетных данных.

Способность визуализировать учетные данные и репутацию с помощью художественных характеристик ваших NFT безгранична.

На виртуальной встрече можно будет продемонстрировать учетные данные непосредственно на наряде вашего аватара (спикер или VIP-персона могут носить значок NFT “регистрация”).

На светской тусовке можно выбрать другой статус (разве это не о моде?), обозначить состояние (“выглядит редко”) или скромность (виртуальная одежда бренда ESG).

NFT — это буквально картинки, которые стоят тысячи слов из резюме.

Один из важнейших трендов, который мы увидим в 2022 году, — это переход к меритократическим, заработанным NFT.

Если крипто кошельки превратятся в универсальную цифровую идентификацию, то NFT будут представлять все подкомпоненты вашей личности.

Комбинируемое членство, заработанные полупередаваемые NFT и т.д.

Домены и обмен данными

Стоит отметить еще 2 строительных NFT блока:

  • Децентрализованные сервисы доменных имен;
  • Рынки данных, которые сделают повторное лицензирование персональных данных обыденным делом.

Сервисы крипто доменов — очевидное суперприложение для управления удостоверениями Web3.

Регистрация доменных имен — один из строительных блоков инфраструктуры Интернета.

Веб-домены сделали IP-адреса удобочитаемыми для человека, и тоже самое будет справедливо для многих адресов, основанных на блокчейне.

Если PFP делают цифровые кошельки более наглядными, то такие реестры, как ENS и Handshake, делают их более совместимыми и надежными.

Было зарегистрировано около полумиллиона имен ENS до того, как протокол в прошлом месяце провел эирдроп пользователям на миллиард долларов, и вполне возможно, что сеть сможет конкурировать или даже превзойти централизованные службы DNS, такие как Verisign (рыночная капитализация 27 миллиардов долларов).

На VeriSign приходится почти 85% из 200 млн веб-сайтов в мире, однако область персональных доменов в Web3 может быть больше раза в 2-3, так как людей больше в 40 раз, в 5 раз больше подключенных к интернету устройств и множество людей, которые не доверяют Verisign и предпочтут децентрализованные альтернативы.

Понятные идентификаторы также позволят людям и их устройствам получать ценность от своих данных.

По данным Международной корпорации данных, на самом деле используется и анализируется менее 1% мировых данных, хотя количество “потенциально полезных” данных удвоилось с 20 до 40% за период с 2012 по 2020 год.

Поскольку к концу следующего года рынок анализа данных вырастет почти до 100 миллиардов долларов, а исследования в этой области, такие как инвестиции Netflix в Big data/удержание клиентов на сумму 1 миллиард долларов, станут все более распространенными, то и компаниям и пользователям будет интересно получше монетизировать свои данные.

Протоколы Web3, такие как Ocean, предлагают оболочку для этих пакетов данных, поощряя публичный обмен и безопасную монетизацию данных, а также лучшее определение цен с помощью ликвидных рынков данных.

Адресный рынок — это рекламный доход FAMGA, так что тут есть за что побороться.

DeSo-лотереи

Что мы получим, если соединим PFP, постоянные .eth адреса, возможность компоновки данных и рынки данных, где пакеты данных оцениваются с помощью искусственного интеллекта?

Децентрализованную социальную сеть и потенциальные, похожие на лотереи, награды за ранний и вирусный пользовательский контент.

Социальные сети Web 3 уже кажутся неизбежными, и, возможно, они уже у нас есть благодаря появлению таких проектов, как Decentralized Social (ранее Bitclout), BlueSky от Twitter и gm.xyz.

Однако не очевидно, кто из них проявит себя и заберет лидерство.

Decentralized Social привлекла 200 миллионов долларов от a16z после того, как заработала небольшое состояние на продажах своего “Clout» (переименованного в $DESO) токена.

И для стимулирования развития сообщества выделила собственный фонд в размере 50 миллионов долларов, но пользовательский интерфейс стремный, и я сомневаюсь, что “плата за твит” — разумная модель.

При этом основная концепция звучит разумно: вознаграждать финансово любого пользователя, который “становится вирусным”.

Tik Tok отлично справился с этим (бустил ранние посты пользователей, чтобы популяризировать их) и без наград в токенах.

С помощью финансового вознаграждения у стартапов Web3 все получится еще лучше.

От этого выиграют не только пользователи.

Протоколы DeSo будет поощрять десятки конкурирующих разработчиков создавать сервисы, которые будут борются за пользователей и их данные, либо с помощью токенов (“фарминг?”), либо с помощью супер-продуктов, оптимизирующие то, за что пользователь реально готов и хочет заплатить, например, личностный рост, безопасность, душевное спокойствие и т.д.

Интерфейс будет рекомендовать подписки, основанные на опыте владельцев других аналогичных активов и NFT, позволит вам продавать или выставлять на аукцион NFT непосредственно из вашего профиля или сможет создавать лучший социальный граф.

Не удивлюсь, если новая фича в Photoshop от Adobe «подготовить как NFT” создаст кучу ранних победителей вирусной олимпиады в DeSo.

«Регистрационные данные контента” — это свидетельства, совместимые с торговыми площадками NFT, такими как OpenSea, которые подтверждают подлинность источника искусства и предлагают 100-кратную простоту создания и распространения новых NFT.

Навал сказал лучше всех:

“DeSo ждет своего момента сатоши”

Перед нами целое поле возможностей, и в 2022 году я буду много времени проводить на перспективных платформах. gm

Физически Децентрализованный (Перманентная) Веб

Мы можем делать любые, какие хотим, прогнозы о том, что криптовалюта захватит [вставить индустрию] и непобедимой силой. Но правда в том, что наше физическое выживание зависит от децентрализации технического оборудования.

Война с цензурой будет вестись в облаке, и то, насколько эффективно мы отвоюем контроль над этой инфраструктурой у сегодняшних доминирующих монополий, станет разницей между открытым Интернетом и полицейским государством.

Из всех компонентов технического оборудования Web3 децентрализованное хранилище, пожалуй, самое мощное.

В отличие от своего предшественника BitTorrent, который полагался на размещение необходимого контента на локальных серверах, IPFS предлагает новую децентрализованную систему, которая позволяет любому узлу хранить данные.

Но так или иначе, эти узлы должны очистить содержимое, которое они “содержат” (кэш).

Это привело к появлению Filecoin, стимулирующей сети хранения данных, построенной на IPFS, которая проверяет, хранит ли сеть данные, о которых она говорит.

Создавая первый блокчейн-проект, посвященный хранению файлов, компания, стоящая за Filecoin, Protocol Labs организовала крупную казну для финансирования целого ряда других проектов, акселераторов и разработчиков.

Filecoin лидирует среди конкурентов по объему данных, хранящихся в её сети. Но они вовсе не одиноки.

Airweave и Sia проявили себя в этом году как грозные соперники. Каждая сеть использует свой собственный блокчейн (или, в случае Arweave, “blockweave”) в качестве базового уровня децентрализованных решений для хранения данных и приложений.

У сетей разный дизайн, но в целом их можно разделить на 2 категории:

  • Хранилище по требованию (Sia и Filecoin);
  • Долгосрочное хранилище (Arweave).

Несмотря на то, что в Arweave нужно заплатить за пожизненное хранение данных, протокол стал популярным в среде NFT из-за спроса на решение перманентного хранения NFT и их метаданных.

Arweave стал популярен для хранения Solana NFT, что привело к резкому росту сети Arweave за последние 2 квартала.

Такие приложения Arweave , как Koi и Kyve, расширяют потенциальные услуги, которые Arweave может предоставлять другим блокчейнам и пользователям.

Децентрализованное хранилище — ключевой уровень инфраструктуры Web3, который будет неуклонно вытеснять существующих поставщиков интернет-инфраструктуры.

И помогут в этом агрегаторы децентрализованных хранилищ, такие как Filebase и Pinata, которые предлагают интерфейсы, оптимизацию и уровень обслуживания, столь необходимые для предоставления индивидуальных решений для хранения.(CeDeWeb3?)

Ровно также, как Coinbase предлагает услуги DeFi от таких протоколов, как Maker и Compound, эти сервисы сделают протоколы хранения Web3 более доступными для новой аудитории.

Физическое масштабирование сети

По-настоящему децентрализованному Интернету нужны аппаратные сети без ограничений и цензуры, которые поддерживают вычисления и создание сетей.

В прошлом отчете я писал: “Прямо сейчас Helium и его рынок IoT-сетей кажутся фаворитом на раннем этапе прорыва”. Не благодарите.

Helium оказался одним из сильнейших игроков (+3000%) в секторе Web3 за прошедший год, поскольку его глобальная сеть беспроводных точек доступа продолжает привлекать крупных партнеров, таких как DISH, которые начали развертывать новую линейку точек доступа 5G от Helium.

Helium насчитывает множество партнеров, выпускающих дюжину моделей майнеров.

Это доказывает, что аппаратное обеспечение может быть эффективно масштабировано с использованием стимулов в виде токенов.

Аппаратное обеспечение — сложная бизнес-модель, но Helium показал, насколько эффективно компании, занимающиеся аппаратным обеспечением, могут запускать дорогостоящие двусторонние рынки за счет продуманной экономики.

Подобным образом, децентрализованный протокол преобразования видео, Livepeer набирает обороты и собирает комиссии за счет своей быстро растущей видеосети.

В экосистеме Cosmos блокчейны для приложений, такие как Akash, расширяются и подают первые признаки устойчивого сетевого дохода, поскольку они подходят тем разработчикам, которые развертывают свои Docker-контейнеры по значительно меньшим ценам, нежели у облачных провайдеров, типа AWS или Google.

Другие аппаратные сети, такие как Andrena и Althea, решают проблему интернет-провайдеров, позволяя сообществам создавать точки доступа для обеспечения доступа в Интернет в близлежащих городах.

Если Livepeer работает на Ethereum, то Akash, Helium, Arweave и другие сети с аппаратные сети решили создать свои собственные блокчейны.

По мере продвижения мира к мультичейн будущему, я жду, что эти аппаратные сети (или их более эффективные децентрализованные конкуренты) послужат фундаментом для интернета без цензуры.

Мы с командой анализируем, рассказываем о крипте и развиваем РУ сообщество с 2017 года. Создали десяток реальных юзеркейсов и готовы делиться всем опытом с тобой, заходи в мой Телеграм-канал и читай полезную аналитику каждый день…
Top Traders Academy
  • Зарегистрирован: 22 мая 2012 г.
  • Локация:London/United Kingdom
  • Сайт:penroseisparty.com