3 сентября 2020

Мечты о криптофермерстве.

Перевод поста Артура Хейза, главы BitMEX.

Кадр из фильма «Гроздья гнева» (1940)

Мне не хватает походов по ночным клубам и какого-то такого веселья, и, возможно, поэтому я и увлекся криптофермерством. Я занимаюсь «выращиванием» самых новых и лучших из DeFi-шиткоинов. И хотя я открыто смеюсь над многими из этих проектов как неизбежно ведущими к экономическим потерям, нельзя отрицать, что посредством их на основе Ethereum и других протоколов создается базовая инфраструктура протобанковского обслуживания. Этот пост – мое первое высказывание о том, что движет спросом и предложением на рынке криптокредитования, и об институтах, строящихся для удовлетворения этих потребностей.

Спрос на криптокредитование

Есть только два варианта использования, под которые я бы предоставлял займы:

1. Майнеры, берущие займы в фиате (обычно в долларах или юанях) для оплаты электроэнергии, аренды или выплаты зарплат. Залог по таким кредитам обычно предоставляется в форме майнингового оборудования и/или биткоинов и эфиров.

2. Спекулянты, которым нужен фиат или криптовалюты для торговли с кредитным плечом. Для коротких позиций им нужны сами шиткоины, а для открытия мегалонгов обычно нужнее доллары. Эти займы, как правило, предоставляются без обеспечения. Спекулянты платят такие комиссии, что в интересах торговой платформы предоставить им необходимый капитал. Даже если многие из этих позиций окажутся безнадежно убыточными, при правильной настройке маржин-коллов торговые платформы смогут защитить свои средства.

Почему малый бизнес или человек, вытесненный с рынков ценных бумаг с фиксированным доходом из-за кланового капитализма, не может использовать вместо этого рынки криптокапитала?

Займы в криптовалютах:

1. На сегодня не существует отраслей, в которых вся цепочка создания стоимости от производителя до потребителя рассчитывалась бы полностью в биткоинах. Представьте, если бы вы могли купить за биткоины бутылки Dom Pérignon. Это означало бы, что французский производитель заплатил за необходимые материалы в биткоинах, оптовик рассчитался с производителем биткоинами, ночной клуб заплатил биткоинами дистрибьютору и конечный потребитель также расплатился биткоинами. Если производственные издержки деноминированы не в биткоинах, то странно оценивать в этой валюте производимый продукт. Это означает также, что и стоимость капитала тоже не должна выражаться в BTC. Когда это станет реальностью, можно будет кредитовать реальный бизнес в BTC.

2. Личные кредиты в биткоинах также невозможны. Пролетариат (да, это вы; то, что вы одеваете на встречи в Zoom повседневно-деловой стиль выше пояса, еще не делает вас незаменимым винтиком в экономике услуг) зарабатывает фиатные деньги. Немало людей с удовольствием возьмут кредит в биткоинах, но если цена BTC вырастет, вместе с ней вырастет и платеж по кредиту. Это готовый рецепт банкротства и проблемных кредитов.

Займы в фиатных стейблкоинах:

1. Малый и средний бизнес вполне может получить кредит в Tether или другом стейблкоине, привязанном к курсу доллара. Однако за пределами нашей маленькой песочницы очень немногие поставщики готовы принимать к оплате USDT. Следовательно, заемщику, получив Tether, придется обменять его на доллары (заплатив комиссию), и затем уже оплатить ими необходимые товары. При погашении кредита им нужно будет проделать обратное: обменять доллары на Tether (снова заплатив комиссию) и после этого уже внести платеж по кредиту в USDT. Конечно, это выполнимо, однако нелегко. Вам может казаться, что в этом нет ничего сложного, но это потому, что вы смотрите на мир изнутри криптопузыря. Более серьезная проблема заключается в отсутствии протобанков, которые бы проводили надлежащий кредитный анализ малого и среднего бизнеса полностью онлайн и во множестве правовых юрисдикций. Это тяжелая работа, сопряженная с большими рисками. Ее проделывали банки до того, как центробанки сокрушили кривую доходности. Теперь же стало проще кредитовать людей и компании, чей долг гарантируется центральным банком, нежели брать на себя реальный риск кредитования созидательного малого и среднего бизнеса.

2. Если вы заимствуете стейблкоины как частное лицо, вероятно, вы исчерпали все прочие варианты. Кредитные карты, потребительские кредиты, ипотеки и т. д., хоть и недешевы, но доступны. Если вы живете в месте, где каналы кредитования настолько нарушены, или ваш кредитный рейтинг настолько плох, что эти продукты для вас недоступны, то человек, дающий вам в долг свои стейблкоины, по-видимому, на собственном горьком опыте готовится узнать, что такое неблагоприятный отбор.

Резюмирую еще раз для тех, чей мозг скукожился от слишком долгого сидения в TikTok.

Я готов выдавать займы в фиате майнерам, потому что они обладают активами, производящими наиболее крупные и ликвидные криптовалюты – биткоины и эфиры. Я бы выдавал им займы в биткоинах или эфирах на покупку оборудования, потому что это оборудование также производит биткоины и эфиры.

Я буду кредитовать отдельных спекулянтов в рамках собственной экосистемы. Я знаю, что они генерируют комиссии, торгуя с кредитным плечом, и я понимаю, что смогу отозвать выданный заем посредством маржин-колла.

Я не стану выдавать займы малому и среднему бизнесу, ни в криптовалютах, ни в стейблкоинах. Доходы и расходы бизнеса деноминированы в фиатных валютах, и стоимость их капитала также должна рассчитываться в фиате, чтобы это не оказывало повышательного давления на цену BTC. У меня нет возможности проводить надлежащую оценку платежеспособности заемщиков, да и использовать стейблкоины за пределами крипторынка зачастую оказывается непросто.

Я бы не стал выдавать займы частным лицам, ни в криптовалютах, ни в стейблкоинах. Люди, живущие в местах, где нет никакой правовой защиты для иностранных кредиторов, или имеющие настолько хреновый кредитный рейтинг, что им недоступен ни один из стандартных банковских кредитных продуктов, – ужасные заемщики.

Объем предложения криптокредитов

Ходлеры BTC и ETH

Вы знаете, кто вы. Вы не собираетесь продавать свои монеты вне зависимости от их стоимости. Но пока вы сидите и ждете, когда биткоин достигнет 20 000 $, а эфир – 1200 $, вы могли бы получать с них какой-то доход. Самое большое беспокойство при хранении криптовалюты у третьих лиц вызывает у вас то, смогут ли они обеспечить безопасность ваших средств. Если вы упарываетесь по mETH, то беспокоитесь также о небрежном коде Solidity, из-за которого смарт-контракт может оказаться недоступен, а ваши деньги – утеряны.

Вы не доверяете никому и ничему, кроме кода. Впрочем, коду вы тоже не слишком-то доверяете. Вы исходите из того, что любой, кто займет ваши монеты, тут же пустится в бега. Если вы в этой песочнице достаточно давно, то вы видели и сами прошли через все возможные виды афер и успели наступить на самые разнообразные грабли. В результате вы готовы выдавать займы только самым крупным и известным платформам: биржам, крупным майнерам, крупным протобанкам.

Даже если эти платформы не предоставляют залог, они зарабатывают коммерческой деятельностью столько денег, что невозврат ваших средств может нанести им большой репутационный ущерб. Положительная репутация в этой экосистеме имеет огромное значение. У нас нет правительства, принуждающего граждан пользоваться нашими услугами, даже если мы их обманываем и обворовываем. Банковская лицензия – отличная штука, если вы сможете заполучить себе такую. Недобросовестное поведение на рынках криптокапитала случается, но масштабы крошечные, к тому же это не может работать долго – информация быстро разойдется по социальным сетям и ваши клиенты мгновенно разбегутся.

Заимодатели в стейблкоинах

Когда я только начинал торговать биткоином в 2013 году, 2-й лучшей сделкой с поправкой на риск и нулевой дельтой цены было предоставление займа в USD с мгновенной доходной ставкой (FRR) на Bitfinex. Иногда ставка приближалась к 1% в день. Я знал многих людей, которые перевели свои доллары на Bitfinex, предоставляли на ней займы трейдерам и получали огромную доходность в фиате.

Что было на первом месте? Лучшей сделкой с поправкой на риск и нулевой дельтой цены был прямой арбитраж. Базис фьючерсов регулярно составлял более 200% годовых. Сейчас у меня вызывают беспокойство скачки выше 5%.

В наши дни тем, кто хочет получить больше 0% или даже отрицательной ставки, как в Европе и Японии, стоит купить на свои доллары Tether или какие-то другие привязанные к фиату стейблкоины и пристроить их куда-нибудь для получения пассивного дохода.

Как бы мы ни любили поносить доллар, рынки криптокапитала, как и весь остальной мир, в сущности, испытывает нехватку долларов. Помните, что блокчейны, вне зависимости от капитализации, используют электроэнергию. Электроэнергия оценивается в долларах. Следовательно, майнерам нужно как-то получать доллары – либо за счет продажи криптовалюты, либо оформляя долларовые кредиты под залог криптовалют. Спекулянты обычно имеют положительное сальдо по открытым позициям. Чтобы получить положительное сальдо по позициям в крипто, вам нужно занять фиат, чтобы купить больше криптовалют.

Ремарка о том, почему спекулянты обычно имеют положительное сальдо по открытым позициям. Потенциал падения как биткоина, так и каких-то других шиткоинов, ограничен нулем. При этом потенциал роста такого ограничения не имеет. Кроме того, криптоактивы безумно волатильны. Сложив вместе, высокую волатильность, неограниченный потенциал роста и ограниченный потенциал к снижению, вы получаете своего рода колл-опцион. Поэтому спекулянту всегда стоит искать возможность для покупки с маржей, а не для продажи. Это не гарантирует прибыли, но дает лучшие шансы на успех.

Вкладчики, сталкиваясь с нулевыми и отрицательными ставками, становятся более толерантными к риску. Рынки криптокапитала – лучшее место для получения серьезной положительной доходности при условии соответствующей толерантности к риску.

Посредники

У нас есть спрос, есть предложение: так давайте танцевать. Какие типы игроков стоят посередине и собирают крошки?

Биржи

Биржевой бизнес, если он реализован на должном уровне в масштабе криптосферы, чрезвычайно прибылен. Хотя за спотовые сделки трейдеры платят низкие комиссии, вплоть нулевых, они всегда платят за предоставляемую маржу. Следовательно, чем больше капитала можно направить азартным спекулянтам, тем больше торговый объем и тем выше будет доход от комиссий. Свободный денежный поток, позволяющий спекулянтам торговать бóльшими суммами, не должен предоставляться бесплатно. В какой-то момент спрос спекулянтов на капитал затмит тот, что биржа способна предоставить. Тогда биржа будет пытаться привлечь средства из внешних источников.

Биржи хранят криптовалюты на миллиарды долларов. Как депозитор, вкладчик, вы доверяете бирже в том, что она обеспечит безопасность ваших средств и не украдет их. Вы безоговорочно доверяете операторам. Плохие новости в соц. сетях распространяются быстро. Любой намек на недобросовестное поведение биржи может привести к массовому исходу ее клиентов. Трейдеры с нулевым балансом не платят комиссии.

Операторы бирж должны поддерживать безупречную репутацию в глазах комьюнити. Наибольший ущерб крупнейшим биржам наносят кражи. Поэтому, когда они говорят, что будут выплачивать вам 1% в месяц на депозит, вы полагаете, что они смогут выплатить проценты и основную сумму. Биржа – самый дешевый из посредников, о которых я буду говорить, потому что они больше всего теряют, обманывая клиентов.

Затем биржа возьмет этот 1% в месяц от капитала и выдаст его в займы спекулянтам, например, под 10 б. п. в день. При 100% охвате биржа получает спред 2% (10 б. п. * 30 дней — 1%) в месяц. Кроме того, они взимают торговые комиссии со спекулянтов, наполняющих их журналы ордеров. У всех крупнейших платформ с маржинальной торговлей есть схемы привлечения активов для последующего кредитования спекулянтов.

Платформы кредитования

Эти платформы не управляют биржей и выполняют более традиционные банковские функции. У них нет собственного выгодного варианта использования привлеченных средств, поэтому они сопоставляют заявки и производят расчеты между кредиторами и заемщиками. Этим бизнесом занимаются такие популярные платформы, как BlockFi, Genesis, RenRenBit, Babel Finance и MatrixPort.

Они предлагают очень привлекательные ставки на розничном рынке для криптовалют и стейблкоинов. Это необеспеченные займы. В зависимости от возникающего дисбаланса спроса и предложения, эти платформы выставляют на внебиржевом рынке предложения о покупке различных коинов. Эти крупные сделки, как правило, совершаются с залогом. Этот рынок только зарождается и будет иметь огромное значение по мере роста спроса на кредиты в нашей экосистеме. Это предшественник хорошо функционирующего рынка РЕПО, на котором институциональные кредиторы и заемщики смогут совершать сделки только на доверии.

Заемщики – это:

1. Майнеры, которым нужно предоставлять в залог BTC и ETH и получать фиат. Платформа кредитования будет запрашивать избыточное обеспечение для защиты своих вкладчиков. При типичной структуре, заемщик может получить в долларах около 50% от стоимости своих биткоинов. Если цена биткоина падает на 30%, высылается маржин-колл. Если цена продолжает снижаться, а залог не пополняется, то залог в биткоинах ликвидируется. Этот поток – одна из причин, по которым распродажа 13 марта оказалась настолько резкой. Обеспечение в BTC и ETH ликвидировалось для защиты средств кредиторов.

2. Ходлеры, нуждающиеся в фиатной ликвидности. Жизнь на широкую ногу все еще требует приличного количества фиата. Ходлерам, желающим переехать из своей берлоги в жилище получше, нужно где-то раздобыть под это фиатные деньги. Такие заемщики тоже предоставляют избыточное обеспечение, как и майнеры.

3. Биржам нужно больше депозитов, чтобы кредитовать операции спекулянтов. На бычьем рынке спекулянты готовы платить немалые комиссии, потому что активы, которыми они торгуют, растут так быстро. Биржи будут обращаться к другим посредникам и заимствовать криптовалюты или фиат для использования на своей платформе. По упоминавшимся выше причинам, биржи являются настолько хорошими заемщиками, что обычно от них не требуют предоставления залога.

4. Крупные торговые фирмы всегда ищут способы использовать чужие деньги для увеличения прибыли. Торговля на всех основных биржах по-прежнему требует больших капиталовложений. Поскольку лучшие фирмы торгуют также на традиционных рынках, криптотрейдеры пребывают в постоянной борьбе за получение дополнительного капитала из головного офиса по разумным ставкам. Я знаю, что некоторым трейдерам из таких фирм бывает непросто договориться с их финансовым менеджментом. Некоторые фирмы для получения криптовалют предоставляют залог в долларах. Некоторые, обладая прекрасной репутацией, могут получать такие займы без залога.

Эти кредитные платформы – самые близкие аналоги банков в нашей экосистеме. Они открывают депозиторам вклады под высокий процент. Они проводят кредитный анализ заемщиков, определяют размер кредитного плеча и запрашивают ссуды для защиты своих вкладчиков. За свои усилия они получают чистую процентную маржу.

Чем эти платформы отличаются от традиционных коммерческих банков, так это тем, что они не могут увеличить денежную массу на рынках криптовалютного капитала. Они производят банковские операции с полным обеспечением. Они могут выдавать займы только в пределах своих депозитов.

Эти платформы могли бы создать собственный токен и попытаться убедить рынок в том, что этот токен может претендовать на доход кредитора. Этот токен можно было бы использовать в качестве эквивалента денежных средств на биржах или для оплаты товаров или услуг в криптосфере. Если найдется кто-то настолько дерзкий, чтобы печатать деньги из воздуха и убедить рынок в том, что они стоят больше нуля… Думаю, вы знаете, к чему это приводит.

Я долбаный фермер. DeFi-протобанк

Почему бы не «децентрализовать» функции кредитора? Почему бы не создать программируемые финансы? Почему бы не сделать так, чтобы эта деятельность по заимствованию и кредитованию полностью велась на блокчейне и была совершенно прозрачной?

Это мечта. Различные проекты приняли этот вызов и создали целую экосистему dApp, пытающихся выполнять функции банка децентрализованным и бездоверительным образом.

Вот очень простой пример построения кредитного DeFi-проекта. Оттенков может быть много и разных, но давайте не будем усложнять:

1. Выберите протокол, на котором будет построен DeFi-банк. Самый популярный выбор на сегодня – это Ethereum. Это подразумевает использование стандарта ERC-20.

2. Создайте смарт-контракт, на который пользователи смогут вносить определенное количество ERC-20 токенов и получать доход. Самые популярные токены – это WBTC, renBTC, ETH, DAI, USDT, USDC и т. д.

3. Создайте смарт-контракт, на который заемщик сможет внести залог. Например, если я хочу получить заем в ETH, то мне нужно внести избыточный залог в WBTC. Я депонирую в смарт-контракт залог, и получаю ETH в свой кошелек. Если цена ETH/BTC растет, то мой залог ликвидируется на децентрализованной бирже (нынче в моде Uniswap), и ETH возвращаются кредитору. ETH я могу оставить себе, но залог в WBTC я потерял.

4. Проект взимает плату в форме процентной ставки, либо просто комиссии за организацию сделки.

а) Кроме того, платформа выпускает собственный токен и единственный способ его получить – это предоставлять либо получать на ней займы, либо и то и другое.

Такая бизнес-модель – это протобанк, осуществляющий кредитование с полным обеспечением. Сумма непогашенных кредитов <= суммы депозитов. Что делает ее интересной, так это программируемые финансы, когда владельцами сервиса, в сущности, являются его пользователи. Сравните это с типичным банком, где владельцами простых акций являются правительства, крупные управляющие активами и некоторые розничные инвесторы. Право собственности на акции предоставляется через покупку акций, а не через пользование услугами.

Токеномика («Экономика токенов» – так будет называться новая специальность в Уортоне) – захватывающая область, и именно здесь зародилось так называемое доходное фермерство (yield farming). Как в приведенном выше примере, я создал фиксированное предложение токенов и единственный способ их получить – это выдавать или брать займы на моей платформе. Хотя, конечно, вы можете и купить эти токены на открытом рынке у владельцев, желающих их продать.

Токен имеет следующие атрибуты:

1. Весь доход от комиссий проекта, за вычетом операционных расходов, начисляется держателям токенов.

2. Владельцы токенов могут создавать предложения по улучшению проекта и голосовать за существующие предложения посредством стейкинга своих токенов. Вот примеры вопросов, по которым могут голосовать владельцы токенов:

а) Операционные расходы. Самая большая статья расходов для ERC-20 токена – это плата за газ в сети Ethereum.

б) Список заемщиков, от которых не требуется предоставления залога. Например, заемщики могут проголосовать за то, чтобы позволить бирже заимствовать средства вкладчиков по рыночной клиринговой ставке без залога.

в) Коэффициенты кредитного плеча для кредитования под залог.

г) Взимаемые платформой комиссии.

Следующий вопрос – это как вы оцениваете такой токен на открытом рынке? Как держатель токена, я получаю доход, рассчитываемый по следующим формулам:

Мой годовой доход от токена = кол-во токенов, которые у меня есть * [Доход от комиссий / Общий объем предложения токенов]

Годовая доходность моего токена = Мой годовой доход от токенов / [Цена, выплаченная за токен * Кол-во токенов]

Допустим, что прибыль составила 5%. Игнорируя риск некачественного построения смарт-контракта, я должен оценить эти инвестиции против каких-то других подобных решений. Если все кредиты по крайней мере полностью обеспечены залогом, то мне нет нужды беспокоиться о качестве кредитного портфеля. Я здесь также предполагаю, что в случае маржин-колла смогу продать залог без проскальзывания. Это означает, что полученную прибыль правильно будет сравнивать с доходностью казначейских облигаций США. Американское правительство может печатать деньги по своему усмотрению, поэтому в долларовом выражении они являются безрисковыми. Существует политический риск того, что правительство решит не печатать деньги для расчета по долговым обязательствам, но в остальном это можно считать безрисковым инструментом в номинальном долларовом выражении. Важно понимать, что я здесь говорю не о покупательной способности доллара после безудержной инфляции М2, а просто о том факте, что, если вы предоставите в заем 100 долларов, то получите 100 долларов обратно.

Доходность по краткосрочным (<2 лет) казначейским облигациям США составляет чуть больше 0%. Следовательно, инвестиция в токен, который приносит > 0%, является лучшим вложением вашего капитала.

Риски же у вложений в DeFi-протобанк следующие:

1. Чем меньше сумма активов, заблокированных в смарт-контрактах, тем ниже потенциальный доход от комиссий. Следовательно, если после покупки токена количество активов на хранении снизится, то ожидаемый годовой доход от комиссий может оказаться недостаточным для получения целевой прибыли.

2. Обесценивание кредитного портфеля. Речь идет о случае, когда, при попытке ликвидировать залог, рыночная ликвидность не позволяет протоколу восстановить всю стоимость выданной в кредит валюты. Например, вы занимаете $100 в USDT и оставляете в залог $110 в WBTC. Цена WBTC падает на 10%, протокол ликвидирует залог в WBTC против USDT, но может получить только 90 USDT. Теперь эту потерю 10 USDT придется вычесть из пула нераспределенной прибыли либо из депозитов вкладчиков пропорционально их % в общем пуле.

3. Если определенным предположительно высоконадежным заемщикам, таким как биржи, займы предоставляются с менее чем 100% залогом, то такой заемщик может объявить дефолт. В этом случае убыток тоже придется вычесть из нераспределенной прибыли либо из депозитов вкладчиков (т. н. стрижка депозитов), аналогично пункту 2.

4. Ограбление криптобанка. Это может быть результатом случайной либо преднамеренной ошибки в коде смарт-контракта, позволяющей вывести активы из проекта или сделать их недоступными.

Так выглядит бычий сценарий для повышения вашей прибыли в будущем:

1. Протокол привлекает новые и новые вклады, тем самым увеличивая потенциальный доход от комиссий.

2. Владельцы токенов голосуют за грамотную кредитную политику, позволяющую предоставлять займы без 100% обеспечения при приемлемом уровне риска. Это означает, что расходы на обесценение активов по умолчанию меньше процентного дохода, полученного от этих более рискованных операций.

Большинство DeFi-проектов требуют стейкинга и своего рода неэкономической деятельности. В качестве награды за участие вы можете фармить созданный из воздуха токен с сомнительным правом собственности на любой потенциальный поток прибыли проекта. Здесь полно забавных мемов (YAM, BASED и т. п.) и сам тот факт, что эти токены стоят больше нуля, является следствием репрессий, обрушенных на вкладчиков всемогущими центральными банками.

В условиях серьезного неравенства доходов и появления бесплатных (для удачливых) денег объем финансовых спекуляций резко возрастает. Что вы предпочтете: 30 лет работать на мегакорпорацию, с застойным, если не нулевым, приростом реального дохода, или сыграть в интеллектуальном казино, коими являются финансовые рынки? В казино вы можете хотя бы помечтать о том, как добиваетесь стремительного успеха. Хотя я могу себе представить, что многие работники из «жизненно важных» сфер деятельности настолько рады приносить пользу обществу, что готовы работать за зарплату ниже средней.

На этом потенциально антиутопическом фоне, когда более 50% населения получают доход на уровне базового, торговля бесполезными мемами под видом инновационных технологий может показаться не таким уж глупым занятием.

Святой Грааль биткоина

Чтобы биткоин был настоящими деньгами, стоимость капитала для определенных компаний и частных лиц изначально должна рассчитываться в биткоинах. Любая привязка к фиатной валюте приводит к тому, что рынки биткоин-капитала будут постоянно испытывать нехватку долларов США. Все звенья в цепочке создания добавленной стоимости должны иметь возможность получения дешевых займов в биткоинах.

Текущий вариант использования майнерами и спекулянтами продуктов с фиксированным доходом на основе криптовалют и стейблкоинов – отличный первый шаг. Этот спрос закладывает основу для роста DeFi-фермерства. Хотя большая часть этой деятельности экономически нерациональна, основополагающая возможность построить экосистему dApp, открывающую возможности для развития программируемых финансов, – это большой шаг вперед по сравнению с медленной и дорогой устаревшей аналоговой финансовой системой. Рост DeFi-протобанков, в которых пользователи владеют правами на заработанную процентную маржу, породит волну инклюзивных банковских услуг для компаний и частных лиц, вытесненных с рынков капитала корпоративным социализмом.

Это мечта о DeFi-протобанке. Этого практически наверняка не произойдет во время текущего бычьего рынка. Но я надеюсь, что этот нарратив сможет привлечь в экосистему сотни миллиардов долларов капитала. Для устойчивого пампа нужен мощный нарратив, и я считаю, что нарратив о децентрализованных программируемых финансах может служить этой цели.

Я очень много внимания уделяю тому, как 100x леверидж может способствовать развитию рынка криптокапитала с фиксированным доходом. Ждите новостей, мы тут делаем довольно классные штуки.

Ремарка о моем увлечении DeFi-шиткоинами

Как многие профессиональные биржевые спекулянты, я получаю удовольствие от мем-токенов для доходного фермерства. Чтобы добавить контекста этому дегенеративному поведению:

1. Я вполне понимаю, что потеряю большую часть денег, «инвестированных» в любой из этих проектов. В глубине души мне нравится верить, что я способен считывать настроения рынка и аккуратно выйти на вершине бычьего тренда. Но в действительности, как и большинство трейдеров, я буду покупать дорого, держать, держать, держать, и продавать свои токены уже сильно после вершины.

2. Я смотрю на это разрушение капитала как на единственный способ узнать, какой должна быть следующая волна продуктов и услуг, которые могут быть построены в этой области оператором биржи криптодеривативов. Боясь грязи, не отыщешь трюфель.

3. Размер моих позиций крошечный. Мои основные инвестиции в добычу золота и серебра, в физическое золото и мой интерес к торговле деривативами со 100x левериджем абсолютно затмевают любые мои инвестиции в YAM, YFI, DOT или любой другой шиткоин.

4. Пока ночные клубы закрыты, я замещаю такого рода веселье играми с шиткоинами. По крайней мере, здесь я чему-то учусь.

Глобальная макрокартина

У меня, как и многих псевдоинтеллектуальных воинов клавиатуры, есть свое представление о (внушительном) целевом уровне для роста биткоина. Я напишу об этом как-нибудь позже. Но IV квартал обещает быть феерическим.

Первый титульный бой 2020 года – Трамп против не-Трампа. Не-Трампы не заслуживают даже упоминания по имени, поскольку они настолько унылы и неспособны ничего изменить, что оказывают скорее медвежью услугу так называемой прогрессивной партии в американской политике. Меня порадовали несколько месяцев пробирающих мемов, коротких выразительных острот и грубого упрощения болезней Американской империи.

Финансовые рынки ждут веселые времена, поскольку не желающие расставаться с кормушкой политики явно не собираются сбавлять градус абсурда. К сожалению, это будет иметь долгосрочные последствия для людей во всем мире. В набирающем обороты хаосе все больше людей будут не доверять централизованной власти и искать пути защиты себя и своего капитала от бессмысленного разрушения, навязанного их правителями.

Мои ракеты в полной боевой готовности и готовы к старту: золото и Биткоин.