7 сентября 2020

Bitcoin — хеджирующий инструмент, или что нас ждёт после DeFi? И после после

Краткое содержание серий: видео и материал и результат; с тем же видео, но уже по рынку акций — результат иной, но схожий. И таких примеров за последние 1.5 года (не говоря о больших сроках) — огромное число, но люди продолжают идти за светлым будущим в тёмные дали. 

Почему? 

Ответ сермяжен как седло осла, что возит туристов на острове Линдос: всем интересна только собственная выгода, что в итоге приводит к тому, что большим дураком всегда остаётся большинство. И всё же — всегда есть те, кто эволюционируют. Пожалуй, лучшим тому доказательством является btc…

Уходим не в тень, но в иную реальность

Вот  данные за 2016 год по нодам Bitcoin’а (о чём свидетельствует блок 445212, что само по себе — достижение, которого никто не замечает: разве что Виталик Бутерин и его поклонники): 

Теперь сравним с теми же данными того же Shodan’а (почему именно порт №8333 — см. здесь: https://bitcoin.org/en/full-node), но за время нынешнее: 

Что же видим? 

  1. Вместо 9 124 — всего лишь 1 067 нод, хотя по данным https://bitnodes.io их 7511. 
  2. Лидеры почти те же: 2016 — США, Германия, Франция, Великобритания, Канада; 2020 — США, Франция, Германия, Великобритания, Нидерланды. 
  3. Облачных сервисов стало явно больше (не только в Bitcoin-сети, кстати). 
  4. Карта осталась почти в прежднем виде. 

Какие же выводы можно сделать из столь простых тезисов? 

  1. Большинство держателей нод всё чаще и больше понимают ценность анонимности, в очередной раз опережая иные «крипто»-сообщества, которые редко признают первенство столь архаичного инструмента, как блокчейн Биткоина, но de facto — используют именно его достижения и эксперименты. 
  2. Собственно, переход на TOR-ноды и использование дополнительных инструментов анонимизации вкупе с ними — важнейшая веха в истории этой Сети. 
  3. То, что лидеры по нодам не изменились почти — прямое доказательство тезиса п. 1-2, потому как все перечисленные страны — лидеры по нормальной работе с персональными данными (читай — по абузоустойчивым серверам и т.д.).
  4. Количество нод в 2020 колеблется в зависимости от: времени суток и региональных особенностей майнинга (многие могут, скажем, отключаться днём для того, чтобы оставаться на выгодном тарифе/тарифах всё остальное время или подключать ноды не напрямую); апгрейда сервиса мониторингов, потому как в силу п. 1-3 отслеживание/трассировка становится не всегда тривиальной задачей; других факторов (начните с https://bitcoincore.org/en/2020/06/03/release-0.20.0/; если же опыт первый, то лучше с https://habrahabr.ru/post/319868/). Также статистику для сверки можно взять, например, и на гитхабе: https://gist.github.com/elichai/ee492cba1c682088108f31c8770cd380, где обнаружите не мало интересных сайтов и даже лозунгов, как, скажем: «сделаем Bitcoin вновь свободным от АСИКов». 
  5. То, что карта осталась почти вся закрашена — отличный фактор, о котором — ниже. 

Кстати, если значимость облачных сервисов интересна, как и география распределения, рекомендую простейший запрос: «bitcoin» (наборы доступных фильтров поиска всегда можно посмотреть: https://beta.shodan.io/search/filters). 

В прошлых материалах (про Bitcoin-майнинг, включая тезис про халвинг, про его противостояние с DeFi, про уровни децентрализации в Bitcoin/Ethereum-сетях) уже много всего рассказал о сетевом эффекте, включая и разновидность сего (в дополнение можно изучить: раз, два, три и четыре тезиса) — закон Меткалфа, но сейчас очень многие прогнозы имеют дополнительные подтверждения и новые факторы развития, поэтому: 

  1. Благодаря феномену HODL‘еров, которые порой достигают невероятных цифр в ⅔ от всех держателей (пример №1 и пример №2), который следует умножить на дефляционную модель, даёт простую закономерность: повышенный спрос в период любых хайпов крипто-рынка (не важно, связан ли он напрямую с btc как активом или нет, потому как ещё одно, крайне значимое, достижение биткоин-имплементаций — middle of exchange, то есть он является ведущей валютой для обмена в различных парах: к токенам, другим криптовалютам и даже классическим активам) при ограниченном предложении, а это математически (!) детерминирует закономерность к росту (функции, думаю, описать несложно? Но обратил бы большее внимание на производную). 
  2. В силу того, что майнинг стал не просто важной составляющей работы (и одновременно — её же поддержки), но куда более широким понятием — элементом инфраструктуры, с помощью которого создаются сотни, тысячи, десятки тысяч рабочих мест, и который при этом является главным поставщиком ликвидности, крайне важное значение приобретает анализ транзакционной составляющей: показатель монет на биржах (децентрализованных и централизованных: общее число как абсолютный показатель и изменение за последние периоды как относительный), а равно и перелив ликвидности из централизованных решений в DEX-подобные; собственно рост ликвидности на DEX-решениях, включая разного рода протоколы для SWAP’а токенов (динамика — то есть относительный показатель); анализ динамики (абсолютные показатели сложно верифицировать) OTC-рынка, включая p2p-площадки (LocalBitcoins, Garantex и аналоги); соотношение проданного оборудования с уровнем сложности (динамика прогнозируемого изменения) в перспективе и т.д. Поэтому прогнозы из разряда: биткоин будет стоить 2000 или 100 000 без характеристики иных показателей инфраструктуры в этот момент, не имеет ровным счётом никакого смысла, потому как оборудование стоит уже не десятки тысяч, а десятки миллионов долларов; любые факторы ограничения поставок, бесперебойной работы крупных ферм и прочее (как, скажем, в эпоху COVID-19) не моментально, но в краткосрочной перспективе отражаются на рынке и т.д. 
  3. Но главная тенденция всё же в другом. Наблюдаете за оффшорами последние лет 10-15? Видите, что по существу понятие оффшор устарело? Все преимущества некогда интересных юрисдикций испарились: с анонимными — или не работают вовсе, или могут восстановить все данные за весьма короткий промежуток времени; с налогами — всё тоже не так хорошо (пример РФ-Кипр 2020 — отличный, но далеко не единственный), как раньше; и даже лояльность властей не очевидна (ближе к нашей отрасли — показательная порка крипто-проектов, которые не использовали лицензию по назначению, взятую в Эстонии, или проверка «золотых» паспортов на всё том же Кипре: аж за целых 18 лет!). И что же делать? Особенно в эпоху CBDC, когда схемы с наличными не работают по определению? Верно, смотреть на мировую практику: недаром самые умные оффшоры столь лояльны к криптовалюте №1 (да и №2 в общем-то тоже). И не только они: даже Китай защищает подобные активы, хотя они в целом не разрешены на его территории. Не говоря про Японию, Канаду, Францию… И так, подошли к весьма и весьма важному тезису…

Криптовалюта — оффшор XXI века. Биткоин пережил за 10 лет много ипостасей и все они сохранились: как надежда криптоанархистов и шифропанков; как инструмент для предпринимателей, а потом бизнеса; как инвестиционный и после — хеджирующий финансовый инструмент. И вот его роль расширилась до полноценной экономической зоны. Разве нет? 

Даже в России и в Иране — не самых лояльных к инновациям странах — криптовалюта заняла свою нишу и продолжает её расширять. Да и в Бангладеш, Индии или том же Китае никакое табуирование не помогло: аудитория с годами только растёт, несмотря на якобы существующую волатильность, страхи перед наказанием и прочие «кнуты», а не «пряники». А как на счёт Венесуэлы, Аргентины, Нигерии и множества других стран, где btc заменил фиатную валюту в принципе и по разным нишам? 

Именно по этой причине майнинг, которому предвещали смерть ещё в 2014 году, а потом 2016, 2018 и 2020 — не умер, а переживает стадию диверсификации: Канада, Чили, Сибирь, США откусывают всё больше от китайского пирога (см. выше). Почему? Потому как свободный печатный станок нужен всем: есть бизнес, для которого критично важна прибыль на первом месте; а есть бизнес, который делает ставку прежде всего на оборот. Майнинг — из рода последних. 

И недаром столько рабочих групп было создано за последние 2 года по PoS-системам и стейблкоинам: все, даже самые архаичные чиновники, понимают, что, запретив PoW-системы, они получат ещё более невидимого, ещё более аморфного врага. Как рассказал нам Толкин: тёмным силам лучше сражаться с живыми людьми, чем с призраками. 

Посмотрим же, что выйдет в результирующей? 

  1. Биткоин — прекрасный инструмент для международных переводов (на любую сумму): с низкими (да, поверьте, знаю о чём говорю: скоро опубликую сравнительное исследование на сей счёт) комиссиями и понятной инфраструктурой. И роль майнинга здесь велика: почему именно — читайте на Форклоге. К тому же — абсолютно белый, если сравнить с кэшем. 
  2. Биткоин — занял и нишу «срединного обмена», также как доллар или золото, или нефть, или что вам удобней. И здесь роль майнинга не столь очевидна, если не знать про тезис о ликвидности выше, тогда всё становится более чем. К тому же этот аспект порождает ряд других функций: залоговую, кредитную (далее — репутационно-обеспечительную); унифицирующую (попробуйте найти крипто-кошельки и/или биржи/обменника, где нет btc) и иные. 
  3. Биткоин — оффшорная зона для цифрового мира, который при этом, следуя парадигме Web 3.0, делится на множество связанных и даже локально независимых вселенных: через расширенную реальность; через создание рой-сетей (базис — меш-сети) с гибкой архитектурой настройки, гео-позиционирования и т.д.; через возможность развития (полу) автономных аватаров и т.д. И здесь майнинг — одна из ключевых точек взаимодействия реальной и виртуальной действительности. 

По этой именно причине хоронить майнинг рано, а ещё хуже — хоронить актив, который занимает, да простите каламбур, одно из центральных мест в p2p-отраслях. Скорее даже после очередного краха, за счёт не раз апробированного свойства антихрупкости, следует ждать взрывного уже, экспоненциального, роста по разным фронтам, поскольку на них не влияет ни медлительности Биткоин-сети (да и Lighting/Segwit/etc. никто не отменял), ни прожорливость комиссионных (потому как всё познаётся в сравнении), ни тем более — робкие попытки манипулирования, потому как замену всё равно найти трудно, а реализовать с полными выкладками, доступными на сегодня — уже, возможно, и поздно. 

Несколько коротких, но важных аналогий

Мы вошли в цифровую эпоху через компьютер, телефон и подводные кабели. Но сегодня смартфоны не так часто используют в качестве именно телефона, хотя при этом функция таковая есть (если не верите мне — спросите у DuckDuckGo или корпорации Добра напрямую).

Почему? 

Очевидно, потому что инструменты склонны к трансформации (достаточно проследить эволюции самих компьютеров или же эволюции авто: от модели T от Г. Форда до её же парафраза — Теслы от И. Маска), но не методы и работа систем как таковая. 

Несколько коротких, но важных аналогий

Мы вошли в цифровую эпоху через компьютер, телефон и подводные кабели. Но сегодня смартфоны не так часто используют в качестве именно телефона, хотя при этом функция таковая есть (если не верите мне — спросите у DuckDuckGo или корпорации Добра напрямую).

Почему? 

Очевидно, потому что инструменты склонны к трансформации (достаточно проследить эволюции самих компьютеров или же эволюции авто: от модели T от Г. Форда до её же парафраза — Теслы от И. Маска), но не методы и работа систем как таковая. 

Можно пойти дальше и посмотреть на развитие человека: в утробе есть стадии развития, но в 99,(9)% случаев рождаемся полноценным человеком, хотя потом предстоит ещё и полноценной личностью стать, потому как основы — уже заложены, но как они будут развиты (кто-то станет олимпийским чемпионом, иной — нобелевским лауреатом, а кто-то и почему-то решит, что жизнь его недостойна и выхода в соседний двор). Так вот то, что делает btc — минимально необходимый для жизнедеятельности функционал, но он настолько важен, что это порождает его фундаментальность: элементарность на уровне необходимости. 
Поэтому все разговоры о большом блоке, о постоянном проигрывании в скорости и т.д. не играют никакой роли, пока новые мультиблокчейны производят интеграцию с Биткоином и Эфиром на уровне атомарных свопов; пока инфраструктура самого Bitcoin разрастается так, что математика определяет экономику (как должно быть), а не наоборот (как происходит на рынках, где манипуляции становятся очевидными не на постоянной основе, а лишь в последний момент); пока, наконец, сам btc не перестанет/не захочет перестать (как некое абстрактное сообщество) быть стандартом этих самых минимальных требований для всех вновь пришедших: людей, проектов, протоколов, роботов (устройств) и т.д.

Можно пойти дальше и посмотреть на развитие человека: в утробе есть стадии развития, но в 99,(9)% случаев рождаемся полноценным человеком, хотя потом предстоит ещё и полноценной личностью стать, потому как основы — уже заложены, но как они будут развиты (кто-то станет олимпийским чемпионом, иной — нобелевским лауреатом, а кто-то и почему-то решит, что жизнь его недостойна и выхода в соседний двор). Так вот то, что делает btc — минимально необходимый для жизнедеятельности функционал, но он настолько важен, что это порождает его фундаментальность: элементарность на уровне необходимости. 
Поэтому все разговоры о большом блоке, о постоянном проигрывании в скорости и т.д. не играют никакой роли, пока новые мультиблокчейны производят интеграцию с Биткоином и Эфиром на уровне атомарных свопов; пока инфраструктура самого Bitcoin разрастается так, что математика определяет экономику (как должно быть), а не наоборот (как происходит на рынках, где манипуляции становятся очевидными не на постоянной основе, а лишь в последний момент); пока, наконец, сам btc не перестанет/не захочет перестать (как некое абстрактное сообщество) быть стандартом этих самых минимальных требований для всех вновь пришедших: людей, проектов, протоколов, роботов (устройств) и т.д.

Поэтому приходит в голову только одно: гужевой транспорт был хорош, пока города не стали тонуть в навозе; луддиты боролись за ясные им права, но не увидели сферу услуг; те, кто постоянно хоронит криптовалюты — очевидно не хочет осознать, что в мире цифровом невозможно работать иначе, как через цифровые деньги: даже если они будут представлены в виде оцифрованной же, но уже не виртуальной, репутации, а bitcoin — это цифровые наличные деньги. Именно они!

Подумайте об этом на досуге и до!